Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Георгий Бовт

Свободу ФСБ!

Георгий Бовт о том, чем опасно ограничение права на выезд из страны силовиков

Пересекая границу нашей страны, мне иногда хочется задать вопрос пограничнику (-це), который изредка (очень) говорит тебе «здравствуйте», но никогда – «добро пожаловать домой»: «А вот вам куда хотелось бы съездить посмотреть мир?».

Этот вопрос — некорректный. Потому что им нельзя никуда ездить. И можно только догадываться, что думают они о тех, кто шныряет туда-сюда и в ответ на дежурный вопрос о целях поездки, скажем, во Францию, США или далекую Бразилию говорит не хоть как-то оправдывающее «в командировку», а недоступное пограничникам слово «туризм».

Идея посадить в стеклянную кабинку человека с функцией выпускать людей во внешний мир, но лишенного права выезжать самому, кажется иезуитской. Это как если кассиру с зарплатой 50 тысяч рублей поручили бы выдавать наличными многомиллионное «довольствие» топ-менеджмента госкорпорации. Вот уж он возлюбил бы этих клиентов.

С таким же восприятием можно порой столкнуться на кассе супермаркета в депрессивном городишке, если закупить там жратвы и напитков тысяч на 10.

На днях Дума приняла в первом чтении законопроект, который позволяет закрывать выезд из страны сотрудникам ФСБ на пять лет после отставки. Сейчас такой порядок существует для носителей особо важных секретов. А теперь коснется всех. Вероятно, и всех силовых структур. В том числе и их семей, ведь не во всяких семьях силовиков принято ездить в отпуск отдельно друг от друга и от детей. Мне кажется, этот законопроект – один из самых «антирежимных», направленных против интересов госбезопасности, который приняла наша славная Дума за последнее время.

По сути, кто служит во имя этой безопасности, как бы говорят: вы – люди второго сорта, государство, которое вы оберегаете, вам ни на грош не доверяет, оно считает вас потенциальными перебежчиками, полагая, что, ошалев от свободы, как тот профессор Плейшнер, вы начнете себя неправильно вести, размахивая «корочками» в борделях и барах, а потом вас украдут инопланетяне. То есть, американцы.

Железный занавес для силовиков опущен, уверяют нас и их, из страха перед злой Америкой (а вовсе не от страха перед тем, что охранники конституционного строя могут воспринять за границей что-то «вольнодумное»). Мол, у США якобы есть соглашения об экстрадиции со всем миром, кроме Вьетнама, Китая, Кубы и стран СНГ, куда «простым силовикам» ездить по этой причине разрешили. На самом деле, это ложь: соглашений об экстрадиции граждан третьих стран у США нет с более чем шестью десятками стран.

Недавно, правда, МВД РФ разрешило своим «несекретным» сотрудникам ездить на отдых в Турцию и Таиланд. Это после того, как один из бывших сотрудников проиграл все иски в судах против МВД по поводу увольнения за то, что посмел отдохнуть, гад такой, с семьей в Доминикане и Болгарии. Первая до 2014 года считалась чуть ли полуофициальным «курортом для милиционеров», так много их там было. Видимо, нынешнее послабление вызвано тем, что с качеством кадрового пополнения МВД из-за ропота жен и детей, не желающих ездить только в Крым-наш, есть некоторые проблемы.

Что касается ФСБ, остается лишь гадать, как сказываются унизительные ограничения, сквозящие недоверием, на наборе молодой талантливой молодежи. Для которой свобода передвижения сегодня – это часть мировоззрения.

Неужели на Лубянке не боятся последствий «отрицательного отбора», которые могут оказаться для страны куда хуже, нежели эксцессы с отдельными сотрудниками, разгуливающими по зарубежному курорту в майках с надписью «ФСБ»?

Тут на «международный опыт» не сошлешься. Нет такого в нормальных странах. В тех же США действующие сотрудники ФБР, если хотят, имеют на руках (а не в отделе кадров) два паспорта – служебный и «туристический». Для удобства: в ряде стран в служебный требуется виза для граждан США, а в туристический нет. Ограничений по выезду, кроме как налагаемых госдепартаментом в отношении определенных стран типа Ирана для всех граждан, нет.

С ЦРУ чуть сложнее. Скажем, частые поездки в туристических целях в Россию начальство может не понять. Однако так чтобы и в Мексику или в тот же Таиланд нельзя было съездить искупаться – про такое неизвестно. Полная свобода передвижения для бывших сотрудников ЦРУ, вне зависимости от уровня доступа к гостайне (считается, что все секреты нынче имеют свойство устаревать практически мгновенно, и уж точно не за пять томительных лет), начинается ровно в день их отставки. Если есть риски, то грамотный сотрудник сам их предусмотрит, а кражи со стороны коварных русских почему-то в Лэнгли никто не боится. Почему же?

Насмешил и Роскосмос. В СМИ утекла инструкция о поведении за границей, причем речь идет о сотрудниках, не являющихся секретоносителями. Нужно уведомлять начальство о поездке, о маршруте, точно, как саратовских школьников обязали ходить в школу одним и тем же утвержденным путем, чтобы не попасть в сальные лапы педофилов. А «западные разведки» – они ведь хуже педофилов. Рекомендовано не пить в транспорте (в представлении «кураторов» Роскосмоса, войдя во французский TGV, наш человек сразу раскупоривает чекушку и раскладывает селедку на газете), не назначать встречи в малолюдных местах (а то ведь так и тянет на пустырь в неблагополучном квартале), быть бдительным при заселении в гостиницу, не сообщать портье, когда вернешься. Ну и так далее.

По сравнению с советской инструкцией, правда, нет целого ряда пунктов, касавшихся долга советских граждан «разъяснять миролюбивую внешнюю политику советского государства, достижения советского народа в развитии экономики, науки, культуры и других областях коммунистического строительства». Разуверились в достижениях или самим смешно от воспоминаний стало?

Зато по части бдительности составители нынешней инструкции, видимо, просто освежили старый текст, где было сказано, «что разведки империалистических государств, используя современную технику, применяют методы подслушивания, тайного наблюдения и фотографирования, а также методы обмана, шантажа, подлогов и угроз.

Агенты капиталистических разведок действуют часто под видом гидов и переводчиков, врачей и преподавателей, портных, продавцов, шоферов такси, официантов, парикмахеров и другого обслуживающего персонала…. стремятся использовать в своих целях и такие слабости отдельных лиц, как склонность к спиртным напиткам, к легким связям с женщинами, азартным играм, приобретению различных вещей и неумение жить по средствам, а также беспечность, болтливость, небрежность и халатность в хранении служебных и личных документов».

Правда, и тут забыли по «позитив». В советское время он формулировался так: «Советские граждане, находясь за границей, не должны держаться замкнуто и высокомерно по отношению к гражданам данной страны. Разумная общительность советских людей в сочетании с высокой политической бдительностью является необходимым условием правильного поведения за границей».

И еще: «Советские граждане во время пребывания за границей… должны быть всегда опрятными и аккуратными, содержать в надлежащей чистоте жилые помещения… Следует строго сочетать свои расходы с получаемой зарплатой, не допускать долгов, ничего не покупать в кредит или в рассрочку. В то же время не проявлять излишней экономии за счет ухудшения бытовых условий жизни, питания».

В ряде отчетов руководителей советских тургрупп с досадой отмечалось, что «часть туристов проявляет нездоровую нервозность во время посещения торговых точек, стремится заменить участие в экскурсиях походами по магазинам».

Большое внимание уделялось «хождению строем». В положительных отчетах о поездках советских туристов непременно содержалась фраза о том, «в свободное время туристы ходили большими группами, а одиночных уходов не наблюдалось». Отставание от группы часто становилось предметом разбирательства – вдруг гражданина завербовали прямо за углом?

Тем подозрительнее были случайные общения с иностранцами. Поэтому после контактов ряда советских туристов в ГДР с гражданами третьих стран в конце 50-х (тогда Берлинской стены еще не было) появился специальный циркуляр на сей счет.

Почему бы Роскосмосу не предписать сотрудникам передвигаться за границей только в группах? А потом посмотреть, кто из инженеров, программистов и конструкторов еще не разбежится.

Как уже шарахаются от сотрудничества с российскими научными организациями наши работающие за рубежом ученые и ученые иностранные, прознав про недавний мракобесный (оценочное суждение) указ начальника Миннауки Котюкова про регламентацию общения с иностранцами, словно списанный с инструкций времен НКВД или вышеупомянутого циркуляра про ГДР.

Более-менее свободный выезд из России всегда ассоциировался с относительной либерализацией (до новейшего времени речь шла о правящей элите в основном, остальные и так дома сидели), тогда как закрытие границ — с ужесточением репрессий.

Для России свобода выезда – исторически «больной вопрос». В этом смысле Россия так и не стала ни морской державой, в которых обычно (кроме Китая и Японии) подобных жестких ограничений не было, ни страной европейской, поскольку в Европе веками существовала скорее открытость границ, чем то, что практиковалось в странах Варшавского договора после Второй мировой войны.

Один из наиболее одиозных указов Павла I, боровшегося с «просвещенной частью» абсолютизма Екатерины II, был запрет дворянам выезжать за границу. В 1798 году он даже повелел всем находившимся за рубежом подданным вернуться на родину. Думаю, это внесло свой вклад в составление против одного из самых странных правителей России дворянского заговора.

Александр I, хотя выезд разрешил, но централизовал выдачу проездных документов, — губернаторам их уже нельзя было выдавать, как прежде. При Николае I «великосветский туризм» фактически был запрещен, а обучение за границей дозволялось только по нескольким специальностям типа ветеринаров.

Иностранцы, подбивающие русских людей к отъезду за границу (то есть даже живописующие тамошние прелести и красоты жизни), подлежали военному суду. Чтобы выехать, надо было пройти бюрократически муки, притом очень дорогостоящие. Начиная от расплаты по всем долгам (для чего надо было трижды опубликовать объявление в губернской газете, что само по себе было дорого) и кончая выплатой огромных по тем временам пошлин.

Случайным ли следствием николаевского серого правления стало разгромное поражение в Крымской войне? Не думаю.

Массовый заграничный туризм и обучение за границей начались при Александре II-Освободителе, когда многие препоны были отменены. И именно при нем был дан старт мощнейшему подъему российской промышленности и науки, длившийся практически до Первой мировой войны. В конце ХIХ-начале ХХ века в ряде европейских университетов русских студентов было до 25-50%. Тогда и были заложены основы успехов ранней советской науки (до 60-х годов), между прочим.

Не случайно и перестройка ассоциировалась прежде всего с открытием страны.

И сегодня существует обратная зависимость между всяческими преградами на пути общения с внешним миром – будь то туризм для отдельных категорий граждан, научные и гуманитарные обмены или интернет – и темпами развития отечественных технологий и экономики. Чем больше архаики и охранительства – тем сильнее застой и отставание.

Ограничение свободы передвижения силовиков, казалось бы, частный случай. Однако то, как при этом охотно на вооружение берутся самые дремучие (на фоне стремительно меняющегося мира и технологий) практики и регламенты, говорит о многом. Были бы возможности и уверенность в их осуществимости, запреты были бы, уверен, расширены. С другой стороны, есть понимание, что с отъездом «шибко умных» сработает «предохранительный клапан»: мол, и пусть валят, меньше будет недовольных.

И все же интересно, что думает простой прапорщик, ставящий штампы на границе, о своем начальстве? И не боится ли начальство этих его мыслей.