Новости
Сделать Газету.Ru своим источником в Яндекс.Новостях?
Нет, не хочу
Да, давайте

Маркс-Энгельс-Хипстер

О том, что левые идеи – вечно живые, но сильно изменились

Политолог

Если спросить нашего обычного человека, при каком строе он хочет жить, то подавляющее большинство ответят: при социализме. Разные опросы дают уровень поддержки от 65 до 90 и даже выше процентов (при варианте социал-демократии). Так что если бы сейчас переиздать «Манифест коммунистической партии» Маркса и Энгельса, заменив пугающее слово «коммунизм» на что-то более «кликуемое», то текст пойдет на ура.

Впервые Манифест был издан 21 февраля 1848 года (с годовщиной вас, товарищи!). Само собой, в Лондоне. Конечно, местами он устарел. К тому же ну кого сейчас заставишь читать текст длиной в 130 страниц – тут вон колонки с трудом дочитывают (каюсь, надо писать короче). Пролетариата, который должен был свергнуть власть буржуазии, нынче днем с огнем не найдешь. Тезис про «отпадение буржуазной семьи с исчезновением капитала» и упоминаемый в этой связи термин «общность жен», трактуемый в Манифесте как-то мутновато, сейчас произвел бы разве что колоссальный подъем мути в духе «me too» или вконец одичавшего феминизма. Так что лучше и эту часть не трогать. Хотя про вырождение семьи в той форме, как мы ее знаем, можно и задуматься. Оно есть. Зато всякие производные от содержащихся в Манифесте требований экспроприации земельной и крупной собственности на средства производства, обобществления транспорта, введения прогрессивного налога и даже отмены права наследования (скажем, в виде ограничения или введения прогрессивного налога на крупные наследства), не говоря о централизации кредита в Центробанке и бесплатном воспитании детей, – очень бы многим понравились.

Конечно, нынешнее представление о «социализме» в головах обывателей запредельно размыто. Эдакий салат под названием «большая халява», приправленный соусом под названием «подлинное народовластие», который (соус), на самом деле, никто не пробовал, но про который распространяются слухи о небывалых его свойствах. Практически целительных во всех случаях общественной жизни.

Значительная часть нашего люда хотела бы жить вообще при царе-социалисте. Который воплощал бы собой одновременно мудрость, избавляющую от мучительного выбора всех подданных (царь все решает по уму), справедливость, при которой все было бы как бы по закону, но чтоб оставались какие-никакие лазейки для мелких людишек, иначе будет произвол и сатрапство. А также личную скромность, чтоб ездил с нами на одном трамвае, пускал в гости во дворцы и устраивал периодически всенародные хеппенинги с раздачей плюшек, но без Ходынки. Ну и сверху присыпать все это разным бла-бла-бла про равные возможности для роста, развития и труда (хотя работать в лом, если честно), «справедливое» распределение ресурсов, низкие (а лучше вообще бесплатно) цены на услуги ЖКХ, «достойные» образование и медицина – тоже бесплатно.

И посреди всего этого благолепия протекает обустроенная по всем канонам урбанизма молочная речка с кисельными берегами. Тут и сям детские и спортивные площадки, велодорожки, парки и скверы. Ну вот как-то так. Сложности производства и воспроизводства в таком обществе материальных благ и их распределения, разумеется, отсутствуют в головах массового обывателя. Его вообще теперь не принято грузить. Однако мечтать, как известно, не вредно.

Идеи социализма, со своей спецификой, разумеется, очень даже живы не только в нашей богоспасаемой стране. Вон в насквозь капиталистической Америке подобные идеи тоже прирастают в популярности. Основные «движущие социальные силы» этих идей никакой не пролетариат, разумеется. А чернокожие (или «негры», как называли их во времена Маркса и Энгельса вполне официально) и женщины. Ну и, ясен пень, либералы.

Даже среди молодых республиканцев, у которых, кажется, при слове «социализм» может случиться родимчик, более половины полагают, что государство все же должно что-то делать для сокращения разрыва между богатыми и бедными. По американским меркам, это если не социализм, то сущая социал-демократия. Если говорить в целом об обществе, то почти 60% граждан США в возрасте 18-34 лет (самое активное поколение) относятся к социализму положительно, показатель для всех возрастных групп – 41-42%. Социализм приветствуют 60% чернокожих, 45% женщин (48% за капитализм) и 33% не белых республиканцев.

Ну и, наконец, среди демократов позитивно к социализму относятся почти 60%, тогда как капитализм поддерживают лишь около трети.

Таким образом, сейчас у власти в США находится «социалистическая», если судить по самоидентификации, партия во главе с генеральным секретарем соцпартии товарищем Дж.Байденом. И если бы мы сейчас вступили в войну с Америкой (да вот на той же Украине в гибридной форме), то вот был бы фортель, который никакие Маркс с Энгельсом предвидеть не могли. Как тебе такое, Илон Маск?

Конечно, на практике такой «социализм по-американски» весьма далек от наших традиционных представлений об идеальном (с точки зрения большинства) общественном строе. Он там у них в основном про продуктовые талоны, налоговые льготы или повышенные налоги на богатых, субсидии, пособия, медицинское страхование (для бедных страховка стоит меньше, либо медобслуживание бесплатное), бесплатное жилье для бедных и пособия по безработице, которые рано или поздно (и что-то подсказывает, что раньше, чем у нас) преобразуются в безусловный базовый доход для всех.

Европа свой путь к «социализму», а точнее, к социал-демократии прошла раньше, а потому тамошний «социализм» начал обретать форму «развитого социализма». Но это вовсе не то, о чем талдычили старики Политбюро ЦК КПСС в 1970-е, не очень понимая сами разницы между просто социализмом и развитым.

Развитой социализм по-европейски – это скорее популизм, заимствующий (вот где конвергенция так конвергенция) кое-какие идеи и у правых. Это антиэлитизм на грани анархизма и хиппи. Это не столько «уравниловка», сколько новая толерантность. В каком-то смысле старую политику, как ее знали в Новое время, заменила новая этика. А традиционные политические партии уступают или уже уступили место бесконечному множеству групп по интересам.

Прости господи, гендер, цвет кожи, место жительства (мегаполис или пригород), уровень и качество образования имеют более важное значение, чем некогда принадлежность к тем или иным классам, особенно к исчезнувшему пролетариату, наследникам которого по прямой сегодня есть что терять, кроме своих цепей. Например, ипотеку и медстраховку. И которые могут быть куда большими «капиталистами» в части лояльности своей корпорации, где они боятся потерять свое место, чем какой-нибудь неприкаянный гуманитарий-хипстер, начитавшийся трудов Ноама Хомского или наслушавшийся бессмысленных университетских курсов. Про тот же гендер, пафосно-бессмысленные межрасовые истории, на фоне которых даже local studies будут круче сопромата.

При том что западные университеты, не только в Америке, сплошь засижены профессорами-леваками, как исламизм – своими маленькими бен-ладенами, которые тоже вещают про «справедливость».

Но социализм как мечта никуда не делся и никуда на денется. А отдельные его черты будут как бы сами собой внедряться в повседневную жизнь не в силу классовой борьбы (которая теперь – «да ну ее на фиг», нет уж той пассионарности), а в силу технологического прогресса, чего те же авторы Манифеста не могли предвидеть, не имея под рукой ни смартфона, ни интернета, где об этом можно было бы почитать.

Уничтожить частную собственность, говорите? Да вы сначала найдите ее в «шеринговой экономике», которая чуть ли не вся еще и на аутсорсинге. Или в иных компаниях, где номинальный владелец один, бенефициар другой, а в реальности рулит всем какая-нибудь госструктура, созданная кадрами, которые опираются (ну или говорят так) на некую легитимность электоральной демократии. Или псевдодемократии.

Для многих сегодня куда выгоднее ничего не иметь (не отнимут, не нести ответственность), чем обогащаться за счет наемного труда. Все не так, как при Марксе.

В нашей стране симпатии к социализму еще и усугубляются-усиливаются тем, что на массовом уровне широким слоем разлито ощущение, что если у нас, как говорят, капитализм (госкапитализм), то он какой-то особенно неправильный, немилосердный, бесчеловечный и вороватый. И вот это ощущение, что мы – как страна, как народ, как общность какая-никакая, как и каждый сам по себе – живем как-то неправильно и идем куда-то не туда, – оно довлеет над всем. «Все не так, ребята», как вывел и пропел народный классик. А как правильно, мы толком не знаем. И куда идти тоже. Возможно, в том числе поэтому мы так часто, вместо того чтобы сосредоточиться на обустройстве своей страны по некоему генеральному плану строительства… чего?! – предпочитаем искать приключений и обустраивать по-своему понимаемую справедливость за ее пределами.

Автор выражает личное мнение, которое может не совпадать с позицией редакции.

Загрузка