Конкистадоры Москвы

Георгий Бовт о методах окультуривания жителей столицы

Власти Москвы продолжают неустанные попытки цивилизовать аборигенов города. В соответствии со своим пониманием прекрасного, лукаво ссылаясь на пресловутый международный опыт (лукаво — потому что перевирая важные, принципиальные детали или умалчивая о них). С истовостью конкистадоров, пытавшихся в свое время «цивилизовать» американских индейцев. В этой борьбе, ведомой «эффективными менеджерами», как в капле воды, отражаются все специфические черты своеобычных отношений власти и так называемого населения («индейцев») в современной России.

Осенью мне уже доводилось писать о том, сколь экзотично и неоправданно жестко было организовано в рамках так называемого пилотного проекта то, что вообще-то считается хотя и неприятным, но вполне обычным и общепринятым и даже объективно полезным делом в любом современном городе — платная парковка. Тогда, сделав вид, что пошли на уступки «индейцам», власти отказались от наиболее бредового требования к так называемым резидентам (тем, кому не повезло жить в очаге наведения цивилизационного порядка). Ведущий проект департамент транспорта Москвы во главе со страшно продвинутым эффективным менеджером, замом Собянина, приятным в общении миллионером Максимом Ликсутовым (по декларации у него, борца за передвижение аборигенов на общественном транспорте, вроде как восемь штук машин) решил не брать с них ежемесячную плату в 36 тыс. руб. (столько получалась, если умножить круглосуточный тариф 50 рублей на возможность оставить автомобиль у дома), а вместо этого платить 3 тыс. руб. в год. Однако в остальном, пользуясь неспособностью «индейцев» к внятным организованным формам сопротивления, условия их принудительной цивилизации решили ужесточить. А зону боевых действий расширили до границы Бульварного кольца, ставя своей целью эту территорию от «индейцев» наконец зачистить, сделав их виноватыми в резвости прошлых властей по части точечной застройки, чтобы конкистадорам (чиновникам) можно было в ней свободно передвигаться.

Все, как написано в примитивных книжках по политологии: не встречая сопротивления, любая власть стремится к беспределу. Ее судить за это нельзя, это ее естественное свойство.

«Обсуждения» с жителями велись лишь для показухи, никакого намерения услышать, что они там вякают, не было. Показуха продолжалась ровно до тех пор, пока у аборигенов наблюдалась какая-то активность. В ней, помнится, принимал даже участие один видный деятель Общественной палаты и ОНФ (за что ему все же спасибо), но потом – видимо, когда ему объяснили, что нехорошо выступать против тов. Собянина, главы московской организации «Единой России» — он незаметно и быстро «слился».

Теперь, чтобы получить право резидентной парковки, надо принести нотариально заверенное согласие всех собственников жилья. Если под одной крышей живут несколько поколений, если у жилья более одного собственника, если они не могут договориться между собой, имея больше одной машины на квартиру, то это их проблемы. Тогда все платят до 36 тыс. в месяц. Или же осуществление прав одного собственника-резидента (то есть право на резидентную парковку) осуществляется за счет ущемления прав других собственников, которых шантажом вынуждают отказаться от своих прав (это не говоря уже о навязанной «услуге» тащиться к нотариусу) и платить уже упомянутые 50 рублей в час круглосуточно. Как это с точки зрения этой, как ее, Конституции? Неважно. Святая цель – цивилизовать «индейцев» спишет все.

Для более глубокого проникновения цивилизации в ряды аборигенов, чтобы те почувствовали себя полными безграмотными олухами, придуманы изощренные и продвинутые средства оплаты парковок. По sms (через кипрский офшорный счет, как же иначе), по каким-то скрэтч-картам, через приложение к iPhone и т. д. – все, кроме тех простых, что наиболее активно используются во всем остальном мире.

Это когда квиток с повременной оплатой (картой или наличными) кладется под лобовое стекло. Принятая в Москве система оплаты парковок абсолютно не предназначена для того, чтобы ей могли воспользоваться туристы и какие-либо иностранцы (все инструкции сложных манипуляций на русском, их и наш-то человек не сразу поймет). Зато потом будет повод для большого распила средств на адаптацию города, претендующего на звание мирового финансового центра, к некоему международному событию вроде чемпионата мира по футболу.

Манера обгонять свое время и уровень недалеких «индейцев», внедряя всяческую экзотику, якобы почерпнутую из «передового мирового опыта», сказывается и на сопредельных транспортным проблемам областях жизни. Скажем, московские власти устроили 150 пунктов автоматического проката велосипедов. Дело вообще-то хорошее. Сам, помню, как-то в Париже брал велик напрокат: прокатал кредитку прямо на месте, заплатив 1 евро – и катайся. Но есть, как всегда у нас, нюансы: кататься на велосипеде в центре Москвы (где обустроены пункты проката) негде. Велодорожек нет, ездить по тротуару запрещено, по проезжей части по правилам (1 метр от бордюра) невозможно (припаркованы машины и ходит общественный транспорт), а без правил, вместе с автомобилями – опасно для жизни. Не говоря уже о том, что велосипедное время в Москве – месяца три в году. Но экзотика еще и в том, как организован прокат. Это вам не «отсталый» Париж: надо сначала зарегистрироваться на некоем сайте, зарегистрировать там свою кредитку. Потом получить по sms код. И уж тогда… Ни один турист эту сложную процедуру проходить не станет. Да и сами москвичи вряд ли будут ею пользоваться массово. Как-то все через одно место. Как бы почуднее. Как сказано, у «конкистадоров» свои представления о прекрасном. Делая такие «понты», они якобы создают комфортный город: так это будет выглядеть в слащаво-благоообразной подаче федеральных каналов и промэрской «Москвы-24».

«Пилотный проект» показал: неоправданно жестокая система парковок работает через пень-колоду. Тысячи людей получили ошибочные штрафы, поскольку автоматические парконы, ориентирующиеся по GPS, имеют погрешность метров в 50. Многие так и не смогли освоить хитрую систему оплаты. Многие «индейцы» отступили со своих улиц, где они живут, на соседние, где еще не было оплаты. Теперь они отступят еще дальше, поскольку для них введены, по сути, запретительные тарифы на владение автомобилем.

В любом европейском городе плата за парковку для всех, как правило, отсутствует в выходные и праздничные дни, а также ночью (в Испании, скажем, есть бесплатное дневное время – с 14 до 16, так как это время обеда). Резидентные разрешения стоят от 100 до 200 евро в год, они не ограничены одной машиной (их может быть три-четыре на домохозяйство, если доказать, что человек действительно тут проживает), каждое следующее продается лишь с небольшой наценкой. Все потому, что тамошние власти не считают людей за «индейцев», а обращаются с ними как с избирателями. Даже в переполненном машинами Риме можно на ночь безнаказанно оставить машину бесплатно в любом месте, даже под знаком «остановка запрещена». А зачем в Москве введена такая ночная плата — за те часы, когда парковкой пользуются лишь те, кто живет в этом месте, когда функций якобы регулирования транспортных потоков она не несет? Лишь с одной целью – указать быдлу на их место. Пусть прячут свои тачки, куда хотят. Даже тогда, когда они никому не мешают.

Было бы странно, если введенные постановлением мэра Москвы от 17 мая «меры принуждения к цивилизации» были едины для всех. Это не в традициях современной России. Они таковыми и не являются. Сами «конкистадоры», то есть чиновники, не платят и не будут платить ни копейки.

Ни днем, ни ночью, вопреки пропагандистскому вранью, которым они нынче засоряют эфир, в том числе купив за бюджетные деньги массу рекламного времени, уверяя несведущих обывателей, что внутри одного отдельно взятого Бульварного кольца наступили счастье и порядок. Около московских и федеральных учреждений появились пространства, свободные от оплаты – только для своих. В упомянутом постановлении мэра Москвы есть пассаж о праве бесплатной парковки для машин специальных служб (что совершенно разумно), обозначенных специальной раскраской. Но нет ни слова о том, что не должны платить сотрудники МВД (Петровка и другие места) или Vинистерства связи (Газетный переулок), приезжающие на своих частных машинах. Или других федеральных ведомств внутри платной зоны. Или чиновники самой мэрии, отгородившие себе целый квартал — ни одного паркомата я там не заметил. Или чиновники других московских департаментов, захватившие (не без ведома властей, надо полагать) свободные от общих правил островки. В постановлении также нет ни слова о бесплатной парковке для Мосгордумы. А на деле она есть – огороженная цепями и охраняемая ЧОПом. Подобные «порядки», скорее всего, вводятся на основании неких секретных или вовсе устных распоряжений. То есть все равны, но в нашей жизни всегда есть те, кто более равны, чем другие. Так, машина чиновника может парковаться хоть третьим рядом, хоть на зебре, хоть на тротуаре, ни один гаишник персонального водилу даже не потревожит.

Тема парковок сама по себе, конечно, очень узкая. Многие обыватели, не вникая в детали, встретили нововведение с полным одобрением (я и сам повторю, что в самой идее нет ничего плохого, плохое – в деталях ее внедрения). Но они при этом наивно не подозревают, что отработанные в этой сфере методы обращения с «индейцами» рано или поздно коснутся и их тоже – при других обстоятельствах, в других сферах. Начиная от ЖКХ (тарифы, бесправие в отношениях с управляющими компаниями, в перспективе — навязываемая плата за «капитальный ремонт», когда деньги пойдут непонятно куда и будут тратиться чиновниками на свое усмотрение) и кончая более общими вещами. Скорее всего, мэрия скоро чуток притормозит с внедрением новых непопулярных методов «окультуривания» «индейцев». Ровно до сентября 2014 года, когда в Москве пройдут выборы, чтобы после их проведения (и вполне просматривающейся победы на них) возобновить свой цивилизационный напор.

Ровно такую же стилистику отношений «конкистадоров» с «индейцами» можно легко увидеть во всех сферах нашей жизни. Разве полоскаемый нынче Минобраз как-то иначе проводит свою политику в отношении школ и учителей-«индейцев»? Разве введенные с 1 июня конкретные ограничения на табакокурение (опять же, кто спорит с тем, что с курением надо бороться) не отдают человеконенавистничеством (по отношению к курящим «индейцам»)? Разве как-то иначе третируют уже затретированный до полусмерти малый бизнес, всяких там ларечников? Да и вообще всех «индейских», не приближенных к «конкистадорам», коммерсантов? Разве каким-то иными способами проводится «окультуривание» учреждений здравоохранения – так, что в реальности доходы тех же московских врачей, вопреки указаниями президента, не выросли, а упали? А разве толково работает страшно прогрессивная система электронной записи на прием ко врачу, при которой реально записаться тогда, когда тебе действительно надо, невозможно? А разве какие-то иные нравы просматриваются в недавно принятом порядке ускоренного отчуждения собственности «индейцев», если место, где она расположена, понадобилось для высоких государственных нужд? А разве мнение этих самых «индейцев» в реальности учитывается при прокладке шоссейных дорог прямо у них под окнами? Зато для аборигенов построят 200 церквей в шаговой доступности. Чтобы денно и нощно молились за здравие тех, кто неустанно несет им свет и «культуру».