Свалившие и оставшиеся

Андрей Десницкий о том, станет ли лучше, если свалят все недовольные

Три-четыре года назад я то и дело слышал от разных людей: «Если тебе тут что-то не нравится – вали из этой страны». Мне, как наверняка заметили мои читатели, и в самом деле постоянно что-то не нравится. Но я так и не свалил. По разным причинам – в том числе и потому, что я не признаю нашу общую страну чьей-то частной собственностью, куда мне могут закрыть доступ посторонние люди, а вот своей жизнью предпочитаю распоряжаться сам. Я живу в России, но часто бываю за границей, и меня такое сочетание вполне устраивает.

Этим летом я повстречался с разными людьми, которые сделали тогда иной выбор – свалили. Это и давние друзья, и совсем новые люди, к примеру, русские владельцы небольшого отеля в словенских Альпах, где мы провели неделю отпуска. У каждого своя история, они не поручали мне рассказывать ее широкой публике, я и не буду. Только отмечу, что переезд в другую страну ни для кого не был простым. Языковой барьер – только вершина айсберга, в другой стране и привычки у людей другие, и манера вести дела не та же самая, что в России, и всему этому приходится учиться – как правило, на ошибках, зачастую дорогостоящих.

Да и «перенести» свой бизнес или получить аналогичное российскому рабочее место тоже невозможно без потерь – приходится встраиваться в чужую систему, начинать с куда более низкого старта.

А главное, на каждом шагу доказывать всем и каждому, что ты тут не нахлебник, что приехал честно зарабатывать свой хлеб и улучшать жизнь окружающих. Никто не обязан в это верить с порога.

Нет сомнений, что если бы этим людям не нужно было преодолевать все эти барьеры, если бы они тратили силы и время лишь на свою семью и работу, они бы смогли и успели сделать намного больше. Но это был их выбор – и очевидно, что в подавляющем большинстве случаев они платят эту цену сознательно и охотно за какие-то другие преимущества для себя или своих детей. За какие именно – сейчас не о том речь.

А сейчас я бы хотел задать вопрос тем, кто сознательно или на голых эмоциях выдавливал этих людей за границу: ну что, вам стало легче, когда они свалили? Что выиграли вы? Вот вы лично? Стали жить лучше, сытнее или, может быть, – дружнее?

Про «дружнее» отвечу сразу. В том, видимо, и состоял главный мотив тех, кто призывал нас валить: без нас единомыслия в стране станет больше. Ну что, стало? По-моему, нет. Взгляните на опыт страшного для России двадцатого века: едва разобрались с монархистами, как восстали эсеры, уничтожили их – появились троцкисты, затем какие-то бухаринцы и зиновьевцы, и так вплоть до совсем уж непонятных вейсманистов- морганистов (генетиков, говоря современным языком). Все время находились какие-то новые враги и отщепенцы. И те, кто начинал Большой террор, стали его далеко не последними жертвами почти поголовно.

Сколько краюху хлеба ни ломай, а край у нее всегда будет, на то она и краюха.

И если бы уехали все мы, в самом деле, то граждане единомышленные тут же стали бы грызть друг друга: кто из них единомышленнее. И не факт, что каждый конкретный крикун оказался бы победителем.

Ну, а насчет сытнее… Один из тех, с кем я это обсуждал, ответил мне: в конечном счете, все основные доходы в стране так или иначе происходят из бюджета, так что нам, кто остался, больше достанется. Этот человек, по-видимому, всерьез считает, что деньги в бюджет падают с неба (вариант: бьют фонтаном из нефтяной скважины), безотносительно к вкладу граждан страны. Что ж, в Венесуэле или Нигерии очень много нефти, а в Швейцарии ее нет совсем – но в какой стране бюджет больше и почему?

Что выиграли вы – те, кто призывал нас валить – когда свои налоги свалившие стали платить в другие бюджеты? Когда свои силы, таланты, умения они стали вкладывать в чужую страну? Россия, конечно, щедрая душа. Но может, пора и о себе подумать? В двадцатом веке, к примеру, пятеро русских писателей и поэтов стали лауреатами Нобелевской премии по литературе: Иван Бунин, Борис Пастернак, Михаил Шолохов, Александр Солженицын, Иосиф Бродский. Все пятеро родились в России, но только двое проживали в ней на момент присуждения премии, а получить ее дали лишь одному… Причем из троих уехавших все трое сделали это не добровольно: кто под конвоем после ареста, кто под его непосредственной угрозой.

Русская литература, пожалуй, лишь выиграла от того, что они после отъезда смогли писать и печататься неподцензурно. Но насколько же больше выиграла бы Россия и каждый из нас с вами, если бы они могли делать это на Родине!

Хорошо, литература нравится не всем и ее выгоды не всем очевидны – в отличие, к примеру, от физики. Лауреаты Нобелевки по физике 2010 года родились в Сочи (Андрей Гейм) и Нижнем Тагиле (Константин Новоселов), но получили премию за работу, выполненную в Манчестерском университете. Сочинцы и нижнетагильцы, вам не обидно? Жители остальных российских городов и деревень, нет ли у вас ощущения, что и сейчас из страны уезжают те, кто мог бы со временем прославить ее, вложиться в ее экономику, да просто честно работать на наше с вами благо?

Да не в премиях, в конце концов, дело. Каждый закрывшийся здесь маленький бизнес (чтобы открыть его с потерями там), каждая проданная недвижимость (чтобы купить другую там), каждый переставший ходить в российскую школу ребенок (чтобы получить диплом на ином языке в чужой доселе стране) – это удар по тому самому суверенитету, о котором так заботятся наши патриоты. Не декларативному, настоящему.

Россия слишком долго разбрасывалась людьми, лишних у нее уже не осталось.

Границы государств никуда не исчезли, но они становятся все более прозрачными. Товары и услуги все меньше привязаны к месту: к примеру, наша машина южнокорейской марки собрана в России из деталей, произведенных в Словакии. То же самое начинает происходить и с людьми: они строят карьеру, передвигаясь из страны в страну, а к пенсии стараются обеспечить себе возможность жить в таком месте, где им подходит окружающая среда. И в связи с этим у меня есть предложение: может быть, те, кто хотел бы жить в стране приказного единомыслия и стройных колонн, шагающих в ногу – сами попросят убежища в Северной Корее? Уверен, им его дадут.

Что же до тех, кому что-то не нравится… Это они – то есть мы – двигаем прогресс. Если бы всем всегда все нравилось, мы бы до сих пор сидели в звериных шкурах с палками-копалками у костра… Впрочем, какой костер какая палка-копалка? Деды от веку ели сырое, в земле пальцами ковырялись – а тебе что, не нравится? А ну, вали из нашего племени!

И было бы это забавно и весело, если бы не недавняя новость… Пишут, что адвокат, которая вытащила на свет видеозапись пыток в одной из колоний, уехала из страны после угроз в свой адрес. Ей будет трудно на новом месте, не сомневаюсь. Но трудности преодолимы. А вот жить в стране, где время от времени пытают заключенных и всем это нравится, все довольны, все согласны – это не просто трудно. Это очень страшно.