Новости

Смертельное развлечение

Об опасности компьютерных игр

Общественный деятель

Достаточно давно в обществе обсуждается вопрос возрастной маркировки компьютерных игр и ограничения распространения самых жестоких из них. Зачем это делать и почему игры могут быть опасны для детей и подростков? Как вербуют детей в играх и какие могут быть последствия? Что делать с закрытыми серверами для игр с имитацией терактов, которые создают преступники?

Многие родители не задумываются, какие игры они покупают детям, и не контролируют соблюдение возрастных ограничений, не смотрят за тем, во что играют их дети, с кем они общаются в играх, сутками проводя время за компьютером.

А последствия могут быть самыми страшными и непредсказуемыми. Некоторые шутинговые игры могут быть ориентированы на убийство учащихся и персонала учебных заведений (скулшутинг, или колумбайн). Многие из нападавших на школы в России были фанатами компьютерных игр: напавшие на школу в Перми 15 января 2018 года Лев Биджаков и Александр Буслидзе имели игровую зависимость; напавший на школу в Улан-Удэ 18 января 2018 года Саша Рогальский – аналогично; студент Керченского политехнического колледжа Владислав Росляков готовился к нападению на учебное заведение с помощью известных компьютерных игр; убийца из Казани тоже имел игровую зависимость.

Шутеры – это видеоигры-стрелялки, пропагандирующие жестокость и насилие. Такие видеоигры влияют на детей, и нередко случается так, что ребенок хочет повторить сценарий в реальности. Целый ряд компьютерных игр ограничен или запрещен во многих странах мира. Например, Manhunt запрещена в Австралии, Великобритании, ФРГ, Канаде, Новой Зеландии. В ней практикуются убийства из засады («казни»), врагов можно поджигать, бить ломом, отпиливать им конечности. Игра была запрещена в Соединенном Королевстве в 2004 году, после того как 17-летний подросток забил молотком 14-летнего мальчика. 7 ноября 2012 года поклонник игры Дмитрий Виноградов убил в офисе компании «Ригла» в Медведкове шесть человек и ранил одного.

Еще один пример – Hatred. Игрокам в ней предложено взять на себя роль серийного маньяка-убийцы, который ненавидит людей и начинает свой «крестовый поход», чтобы убивать невинных граждан и сотрудников полиции. Игра настолько жестокая, что запрещена на популярной у геймеров платформе Twitch. Нам скажут: давайте игры посвежее. Хорошо, посмотрите на Agony или Mortal Combat 11, Sniper Elite 4.

Но жестокие сюжеты – это лишь одна часть проблемы. Другая – это существование внутриигровых немодерируемых чатов во всех известных в настоящее время играх, а также создание своих неконтролируемых «серверов» игроками, по сути, «игр в игре».

В любой игре, где есть чат, можно отправлять ссылки, например, на страницу «ВКонтакте», на закрытую группу, в которую можно вступить только по приглашению, на игру на своем сервере, на мошеннический ресурс. Такое общение происходит и на платформе Discord, который стал «новым скайпом» для геймеров. Это общение в игровых чатах невозможно отследить существующими механизмами модерации. Именно сюда приходят провокаторы и преступники, которые ищут детей и подростков, поддающихся внушению, и заманивают их в свои преступные схемы. А еще приходят и педофилы, чтобы анонимно знакомиться.

Как это происходит?

Почти во всех так называемых survival-играх, где нужно строить, создавать, выживать, таких как Minecraft, Conan Exiles, Ark, Rust, SCUM и многих других, можно сделать (или арендовать) свой «сервер» и создать в нем все что угодно. При этом хостинг может находиться в Пакистане или в Калифорнии. Это будет неофициальный, закрытый сервер с игрой, управляемый только администратором (модератором). А другие игроки будут приглашаться по закрытой ссылке. Все, что есть в реальной жизни, можно сделать там, реализовать любую идею. Можно полностью воссоздать любую точку на земном шаре, любой город. Это опасно не только для детей: это симулятор любых боевых событий в любых условиях. Тактические, стратегические действия можно отрабатывать там.

Как построены многие игры: сначала появляется некий маленький персонаж и начинает вести активную жизнь, как в реальности: собирает материалы, строит себе дом и т.д. Дальше в игре уже интегрирована система сообществ, группировок: «фракции», «подфракции». Все это можно воссоздать под реальность, например, одна фракция – «Аль-Каида» (запрещенная в РФ террористическая группировка), другая фракция – «Боко харам» (запрещенная в РФ террористическая организация) или «КПРФ», «ЛДПР». Система квестов построена таким образом, что игрок приходит в определенную «фракцию» персонажем и ему нужно сделать определенные действия, которые может прописать на свое усмотрение администратор приватного сервера. Вместо того чтобы вступать в «эльфийскую» группу, игрок будет вступать в более популярную группу под загадочным названием ИГИЛ (организация запрещена в России)-инсайдер» (ИГИЛ, ИГ – запрещенная в РФ террористическая организация), но для этого ему нужно выполнить определенные задания. Многие из них выполняются уже в реальной жизни.

Администратор может интегрировать в игру определенную символику, музыку, кадры из фильмов, картинки: все это ребенок увидит. Он же может и прописывать любые требования для дальнейшего продвижения в игре. Например, модератор может сделать так, чтобы для вступления в какую-то определенную «подфракцию» ребенку нужно было получить определенные навыки уже в реальной жизни: например, ему надо пойти в стрелковый клуб и прислать доказательство того, что он прошел там обучение.

Через форумы, «ВКонтакте», Telegram дети обмениваются историями из игр, смеются, улыбаются и радуются, что они вступили ту или иную «подфракцию». Все действия вроде бы совершаются в игровой манере, но параллельно они отпечатываются в сознании ребенка. Ребенок радуется тому, что достиг нового социального уровня в игре. А на самом деле он даже не догадывается, что может быть вовлечен в серьезное преступное сообщество.

Как поступает вербовщик? Где он находит игроков для «своей игры»? Он заходит на обычный сервер как рядовой пользователь, в общую игру, под видом 17-летнего ребенка, и ищет там подростков. В основном это наиболее внушаемые, доверчивые дети. Он отправляет им ссылку на свой личный «сервер» в общем игровом чате и говорит: «Парень, ты нам нужен. Зайдешь на сервер, будем тебе платить 50-200 рублей в месяц». Ребенок радуется, что его приглашают и еще и платят деньги. Деньги могут идти не напрямую, а внутриигровой валютой. Собирается группа таких детей, например, 20 человек. Им дается задание: условно, в игре построить здание ФСБ или прокуратуры. Дальше необходимо с помощью модератора выполнять разные тактические действия. Например, один стоит слева, держит рацию и раскладывает по периметру предметы так, чтобы не смогли подъехать сотрудники полиции.

Таким образом можно детям дать инструкцию любого рода, например, по покупке оружия в реальной жизни: своровать у мамы деньги с кредитной карты и купить в «даркнете» по конкретной ссылке у конкретных продавцов боевые гранаты. А потом научить его с гранатами прийти по названному адресу. Этой категории ребят можно «продать» все что угодно: они будут выполнять. Их мотивация – повышать статус в сети – очень сильна, на этом и играют преступники. В голове у ребенка задание из игры, которое ему дал модератор. И если он его проходит и подтверждает это фотографиями и публикациями, то он получает повышение в звании, например, до помощника администратора. И таким образом можно сделать все что угодно, в любой игре, включая Minecraft, хотя в нем проще всего.

Даже завуалированно модератор может всегда сказать, что завтра назначается «встреча» сервера в определенном месте, в конкретное время, в людном месте, в полной амуниции. Так можно зомбировать детей несколько месяцев или лет, а после устроить «встречу», на которой может произойти все что угодно, от банальной поножовщины до химической атаки. И это уже не игрушки.

Что с этим делать? Конечно, нужно вводить возрастную маркировку игр, чтобы родители знали, во что играют дети, и отсекали самые страшные из них. Знак информационной продукции как минимальный сигнал для родителей: эта игра может быть опасной. С закрытыми частными серверами игроков дело обстоит сложнее. Нужно уходить от анонимности и обязывать, чтобы хостинг всех таких игровых серверов осуществлялся только на территории России. В рамках реализации закона о «суверенном рунете» такие требования ввести можно.