Шпионы-правдорубы

Юлия Меламед о том, зачем человек идет против всех

Тридцать лет назад один американский гражданин по фамилии Поллард, уроженец Техаса, выпускник Стэнфорда, офицер военной разведки США, среди прочей секретной информации, к которой имел допуск, узнал, что родное государство скрывает от Израиля некоторые документы.

Ну скрывает и скрывает. Ему-то что? Он же сотрудник разведки США, а не Израиля. Давал же он какую-то американскую клятву Гиппократа для разведчиков всегда быть верным своей стране и своим товарищам-разведчикам... Не станешь же ты, будучи офицером, всякий раз, как твоя страна играет нечестно, идти против своих. Верно ведь?

Была в этой истории, правда, пара нюансов. США и Израиль были союзниками. Этими странами был подписан американо-израильский меморандум об обмене разведывательной информацией. Документы, которые зажимали США, касались, между прочим, ядерных и химических разработок арабских стран, а также передвижения террористов. То есть родина Полларда прямо нарушала условия меморандума и опасно обманывала союзников.

Узнав, что мир несовершенен, тридцатилетний худенький очкастый разведчик Поллард мог бы, конечно, перестать верить людям, стать циником, перейти в другое ведомство, и много чего могло бы приключиться с человеком, узнавшим, что идея, которой решил посвятить свою жизнь, подгуляла. Но Поллард решил иначе.

Поллард решил исправить нарушение условий американо-израильского меморандума самостоятельно.

А как это исправишь самостоятельно? Для этого есть несколько путей. Существует, например, путь, который выбрал Эдвард Сноуден – более скандальный. Полларда, кстати, и называют «израильским Сноуденом». Но Поллард предпочел традиционную дорогу (и долю) шпиона. С мая 1984 по ноябрь 1985 года он тайно передал израильтянам копии около 1800 секретных документов.

Шпионская история закончилась через год. Финал драмы был эффектным: он случился прямо на пороге израильского посольства в Вашингтоне, куда Поллард проникнуть, скажем так, не успел. А вернее, ему побоялись отворить двери. Прямо здесь перед воротами посольства он и был схвачен американцами. И приговорен к пожизненному заключению.

Уже к началу 2009 года Поллард отсидел в тюрьме больше, чем любой другой шпион за всю историю США. К тому моменту худенький усатый лохматый Поллард стал лысым обрюзгшим бородатым дядькой. Правда и то, что, если бы он остался лоялен своему ведомству и предан своим начальникам, за тридцать лет с ним бы произошли те же печальные возрастные изменения. Но случилось как случилось.

Сегодня, в августе 2015 года, Поллард все еще сидит. Но теперь наконец власти США объявили о его освобождении в ноябре этого года. Но даже после освобождения он останется невыездным еще пять лет. Даже шпионы, осужденные за предательство, получали менее тяжкие наказания.

Поллард не нанес ущерба обороноспособности США, поскольку все документы, переданные им Израилю, касались третьих стран. Он передавал те документы, которые Штаты и так должны были передавать по договору о сотрудничестве. Да и посадили его за передачу информации союзнику. За что же он так основательно сел, собственно?

А вот за то. За разоблачения.

За разоблачения еще и не так можно схлопотать. Ишь, нашелся срыватель масок!

Как говорится в старом советском анекдоте, у нас во дворе за то, что не поровну водку разлил, не то что руки, башку начисто отрывают.

А вот еще была история... Ее очень подробно изложили в вышедшем только что в российский прокат фильме «Ситизен Фор. Правда Сноудена». Кстати, фильм очень успешен в нашем прокате.

В 2013 году тоже тридцатилетний сотрудник ЦРУ через The Guardian и The Washington Post раскрыл всему миру секретную информацию о тотальной слежке американских спецслужб за... всеми. Но эта история свежая и гораздо более известная у нас, в том числе и потому, что Сноуден теперь живет в России: добрые россияне единственные приютили борца за гражданские свободы.

По иронии судьбы убежище Сноудену предоставила как раз та страна, которая в списке демократических стран не находится на первом месте.

И на втором не находится.

Дьявол ироничен.

Судя по фильму, Сноуден – чистой воды Дон Кихот. Повторю, судя по фильму. Я, правда, уверена, что в кадре человек обнажается больше, чем где бы то ни было. Никакие детекторы лжи, никакие исповеди так не вскроют человека, как пристальное наблюдение камеры. Помимо воли, помимо слов, заготовленных и сымпровизированных, помимо того, что герой думает о себе сам, и того, что думает о мироздании режиссер, в кадре проговаривается нечто, какая-то последняя правда.

Так вот судя по кадру, которому я привыкла верить, перед нами человек, который пошел против всех ради защиты идеи. Перед нами в кадре человек, которого меньше всего интересует личная корысть. Испуганный человек, который понимает, что сильно подпортил жизнь себе, своим родным, друзьям и коллегам, и от этого ему не по себе. И зуб на зуб не попадает, когда он узнает, как в квартире его девушки идут обыски.

Зачем человек идет против всех? Против своей среды ради какой-то условной правды?

Пойдет ли это на пользу человечеству, он не знает и знать не может. Может, жизнь сыграет с ним злую шутку, как со Сноуденом, и, защищая демократию, он окажется на Монблане антидемократических ценностей. Но иначе и быть-то не могло. У Сноудена был вариант укрыться в Эквадоре. Но рок занес его в Россию.

Уже в фильме защитники Сноудена пытались разъяснить, что Сноуден вовсе не шпион, раз разглашал информацию не в интересах других стран, а донес ее до американского же общества. Но про разоблачителей – см. выше.

Зачем человек нарушает конвенциональные нормы, нарушает свои обязанности перед обществом ради обязанностей перед чем-то, что ему кажется истиной?

Так когда-то в Советской России один прекрасный поэт, самого что ни на есть робкого десятка, почти теряя от страха сознание, изорвал в клочья стопку ордеров на расстрел, которые случайно увидел в руках сумасшедшего чекиста, всемогущего Блюмкина. Изорвал и бежал со страху. Но иначе поступить не мог.

В Израиле есть такой политик Нафтали Беннет, теперь он министр и лидер крупной партии в парламенте, но все свои политические очки он заработал ровно в тот момент, когда приставучий репортер спросил его, пойдет ли он, как офицер израильской армии, против приказа, если ему прикажут сносить дома евреев-поселенцев.

«Пойду против приказа», – уверенно сказал Беннет. Это был момент триумфа.

Общественное мнение в США склоняется к тому, что Сноуден – герой (ну ясно, защищал американскую святыню – право на частную территорию), а Полларда считают грязным шпионом.

В Москве к Сноудену относятся с недоверием, так как, поневоле оказавшись россиянином, он немедленно потерял ореол борца за права человека. А про неприкосновенность частной жизни мы, конечно, слышали, но сердце советское наше к этому фундаментальному человеческому праву бьется ровно. А про Полларда мы вообще ничего не знаем.

В Израиле же мнения и о Сноудене, и о Полларде разделились 50 на 50. Ну еврей даже на необитаемом острове построит две синагоги, чтобы в одну ходить, а в другую чтобы ни ногой.

Но для меня важно совсем другое.

Есть шпионы и шпионы. Есть профессиональные шпионы за деньги. Есть идеологические шпионы за идею, которые считают, например, что социализм лучше капитализма. Или наоборот. А есть совсем другие люди, которых мы в бессильной попытке как-то классифицировать тоже назвали шпионами. Это те люди, которые считают, что принципы важнее правил. Эти люди – залог того, что глобальная катастрофа не случится.

На Гитлера не нашлось Сноуденов – Поллардов – Розенбергов – Ассанжей. Правдорубов. Джордано Бруно. А у нас они теперь появились. И появились возможности рубануть правду так, чтобы треск по всему миру пошел. Нынешним политикам теперь придется это учитывать. Что на каждую политическую старуху теперь рано или поздно найдется проруха. Пусть старуха не думает!