Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Они даже на Марс готовы уехать!

Анастасия Миронова о том, сколько россиян на самом деле мечтают эмигрировать

Вот уже несколько дней я думаю о тех почти двадцати пяти миллионах человек, которые хотят уехать из России. Стар и млад, больной и здоровый. Двадцать пять миллионов — это много или мало? А примерно 3,5 миллиона молодежи студенческого возраста, желающих покинуть страну прямо сейчас, — это как?

Что такое 17% желающих уехать? Представьте обычный подъезд. В нем 20 квартир, по четыре на этаже. Представьте, что вы решили сделать в подъезде простенький ремонт на 100 тысяч. С каждой квартиры — 5 000 рублей. А теперь представьте, что каждый пятый сосед уехал. И получается, что за ремонт оставшимся придется заплатить уже по 6 250 рублей. Ощутимая разница, да? На эти деньги можно сходить с ребенком в кино и в кафе. Ну и вообще, неожиданное опустение четырех квартир способно произвести на жильцов фрустрирующее воздействие. Тем более что неизвестно, не уедут ли завтра следующие четверо. Ну потому что вы же не знаете, почему они остались: любят свой дом или не накопили пока денег на переезд.

Другой пример: вы студент, в вашей группе 30 человек. В один прекрасный день двенадцать из них не пришли. Ваша реакция? А вообразите, что вы лектор. Читаете лекции о здоровом образе жизни. Каждую неделю у вас в аудитории 200 человек — весь факультет. И вдруг приходит только 120. Неприятно, да? Вдвойне неприятно, что ты не знаешь, почему 80 человек не пришли. Может, они решили сменить профессию. Может, страшно заболели. Вдруг они все вместе попали в автобусе в аварию? Или им ректор нагрубил. Или у них депрессия. Они, в конце концов, просто могли устать жить, ходить, что-то делать и решили остаться дома.

Проведите аналогии с любым другим местом: конструкторское бюро, ЖЭК, гипермаркет, автозаправка. Каково это когда неожиданно пропадает столько людей? Да еще без причины.

В общем, масштабы впечатляют. Мы не напуганы такими данными опросов только потому, что осознаем горькую правду: если на занятия студенты еще могут вдруг не прийти разом, то желающих уехать никто к себе в одночасье никуда не заберет. Хотеть хотят, да не уедут.

Это успокаивает. Хотя само по себе напоминание о том, что каждый пятый наш согражданин хочет нас покинуть угнетает.

Конечно, уехать из страны хотят по разным причинам. Традиционно высокие эмиграционные настроения, например, в Великобритании, где четыре года назад оставить родину хотели 2,5 млн человек. Каждый 20-й взрослый. И британцы не просто хотят уехать: начиная с середины 2000-х из страны стабильно уезжает в год больше 300 тысяч человек, причем в 2008-м из Британии уехало аж 427 тысяч человек. Более того, уровень реальной эмиграции из России вполне сопоставим с британской — из страны нашей в последние годы уезжают в среднем по 300 тысяч.

А немцы? Породившее в России пропагандисткую истерию свежее исследование в Германии действительно показало, что 55% ее жителей хотят страну покинуть. Это даже не 41%. Кстати, общий уровень эмиграционных настроений в России сегодня наиболее сопоставим с… американским. У нас уехать из страны хотят 17% населения, а в США — 16%.

Другое дело, почему едем мы и едут иностранцы.

Британцы, например, уезжают на высокопоставленные позиции за границей, это элита науки, менеджмента, и уезжают они в равные страны высокого достатка. Также популярен выезд на ПМЖ после пенсии, потому что в Испании и Болгарии тепло и дешево.

Есть уже целые колонии британских пенсионеров — там тепло, дешево и при этом Европа. Кто-то едет в знак протеста против социальной политики британского правительства.

Немцы едут ради повышения качества жизни, снижения уровня стресса, хорошей погоды. Среди американцев традиционно много так называемых политических эмигрантов — людей, желающих сменить место жительства из-за разногласий с правительством.

Но есть проблема — Германию желают оставить в основном пожилые. В России, согласно опросу «Левада-центра», среди людей старше 55% уехать хотят лишь 5%, а в Германии — подавляющее большинство. Потому что умеют считать деньги и знают, что есть много теплых сытых стран, где они на свои немецкие пенсии могут себе позволить больше, чем на родине. А наши пенсионеры знают, что им пенсии даже на билет для Германии не хватит, поэтому и не мечтают об отъезде.

Вспомните, какой случился в России ажиотаж, когда открыли набор в программу Mars One. Сколько россиян, особенно пенсионеров, звонили на радио, писали в газеты и говорили все об одном и том же: что здесь их ждет бедность и болезни, а на Марсе, быть может, еще что-то выгорит. Вдруг они там устроятся? Мотивировка поражает. Они даже на Марс готовы уехать за шансом на будущее!

Почему хочет уехать из России молодежь, я себе хорошо представляю. Это органическая несовместимость с ценностями современной политической системы, отсутствие перспектив массово устроиться в наукоемкий, высокотехнологичный или креативный сектора экономики и блаженное незнание того, что наши выпускники в развитых западных странах уже неконкурентны. Проще говоря, сегодняшние старшеклассники и студенты не хотят жить так, как им предлагают с трибуны Госдумы. Они также видят, что все их мечты о биоинженерии, креативных науках или новых формах искусства в России почти не имеют шанс воплотиться в жизнь.

И при этом у них отсутствует должный уровень самокритики и необходимые для принятия информированного решения данные, поэтому они верят, что нужны кому-то в США или Германии.

А вот с людьми постарше не все так понятно, они хотят уехать за социальной защищенностью, политическими правами, уважением. Только куда податься сегодня 35-летней супружеской паре с двумя детьми? Пусть даже москвичам. Квартира в ипотеке, треть кредита уже выплачена. Квартиру если и продашь, то как раз на треть дешевле, чем брал, на руки не получишь ничего. Кем уезжать и куда? Среди сегодняшних тридцатилетних суперквалифицированных специалистов очень мало. Меньше, чем было 15 лет назад, потому что становление их карьеры пришлось на время, когда и в управление, и в науку, и на рынок финансов вернулись блат и взяточничество. Кому в Лондоне нужен управляющий, проработавший 10 лет на госзаказах под начальством сына районного прокурора? С молодыми учеными дела обстоят примерно также. Умные, продуктивные, честные сидят сегодня зачастую на низах, наверх лезут патриоты и родственники нужных людей.

Так что если и ехать, то наудачу. Неизвестно кем. Но это вариант плохой. Во-первых, в приличные страны наудачу возьмут только немцев или евреев, в Германию или Израиль, соответственно. В Британию или США никто не впустит тебя с семьей, чтобы ты там неспешно искал работу дворником.

Если ты после 35 уедешь в Израиль или Германию, то навсегда потеряешь в уровне жизни. Потому что придется перебиваться мелкими доходами, снимать жилье.

И в Израиле, и в Германии бедняки есть, увы. Даже если удастся устроиться по профессии, это будет нескоро — большинству придется годами переучиваться. Потом ты, может, получишь ипотеку. После сорока. И до самой смерти должен будешь ее выплачивать. Печальные перспективы. И люди наши их понимают. Это 15-20 лет назад ехали вслепую, тогда мир не был так прозрачен, а советская вера в золотоносный запад была сильна. Сегодня россияне все же хорошо понимают, что их ждет. Отчего вдвойне горше, потому что желание уехать не находит выхода. Это заведомо неисполнимая мечта. Верит только молодежь, остальные знают, что нигде не нужны. И, конечно, очень горько жить без шанса на улучшение. Это как сидеть на дне высохшего колодца и знать, что тебя никто не спасет.

Некоторые надежды есть только на внутреннюю миграцию. Но и она становится все менее доступной. Цена переезда в Москву на ПМЖ — минимум 100 тысяч. Это билеты и деньги на два месяца скромной жизни в скромной квартире. Если ты через месяц после переезда не устроишься на хорошую работу, тебе придется нищенствовать, переселяться в коммуналку. Да и нет у подавляющего большинства россиян таких денег. И радикального улучшения жизни при переезде в Москву нет.

Москва и ряд других крупных или сытых регионов сегодня предлагают не такие уж большие зарплаты. Люди едут в Москву на зарплату продавца в 27 000 не потому, что им светит хорошая жизнь: деньги уйдут на жилье, транспорт и частые поездки домой. Едут, потому что на родине вообще никакой работы нет. Реальные зарплаты на «народных» позициях в сытой Тюмени — 20-25 тысяч от силы. Отток из Тюмени большой, тюменцы едут за лучшей долей, на их место заступают курганцы, которым вообще работы не найти.

В России есть даже не города, а регионы, где местные жители не уезжают только потому, что у них нет даже суммы для переезда в другой город.

Чечня, Дагестан, Курганская область, например, почти вся Ивановская — там так бедно, что у людей нет надежды даже за 200 км перебраться. Их тоже нужно считать. Если к 17% желающих эмигрировать прибавить жителей провинциальных городов, которые хотят перебраться в российские мегаполисы, может получиться и 40%, и 60%. А уж среди молодежи, наверное, этот показатель приблизится к 100%. Но надо правильно спросить. Понятно, что люди, у которых нет денег на переезд в соседний город, на вопросы о том, хотят ли эмигрировать, даже не отвечают — какая им эмиграция?

Если бы меня спросили, хотела бы я полететь на Марс или, еще лучше, к Нептуну, я бы однозначно ответила — нет. Потому что не склонна к бесплотным мечтаниям. Думаю, многие другие люди тоже. Мне кажется, если бы их спросили не о том, хотят ли они или планируют ли уехать, а о том, мечтают ли об этом, положительных ответов было бы куда больше. Потому что утверждение, будто кто-то собирается уехать за границу, строится на осознании собственных возможностей это сделать.

Спросите людей, мечтают ли они жить в другой стране — уверена, что даже среди стариков большинство ответит утвердительно. А если спросить, мечтают ли они, чтобы в России было, хотя бы как в Великобритании или США, то «нет» скажут только самые отъявленные жертвы пропаганды да, пожалуй, резиденты психоневрологических интернатов. Желаете узнать истинный уровень удовлетворенности жизнью в России? Задавайте именно этот вопрос, а не диковинные слова про планы уехать. Потому что какие могут быть планы на эмиграцию у людей, которым план внезапной покупки утюга не по карману?