Новости
Сделать Газету.Ru своим источником в Яндекс.Новостях?
Нет, не хочу
Да, давайте

Не думай – делай!

О том, почему у нас собирают деньги даже на то, что лечится по ОМС

Писатель, публицист

То ли говорил Карамзин про то, что и через сто лет можно будет охарактеризовать Россию одним словом – «воруют», то ли не говорил, но сейчас это неважно, фраза потеряла актуальность. Вот если меня разбудить лет, допустим… ну, не через сто, а через пять, и спросить, что происходит в России, я с уверенностью теперь скажу: «Собирают!».

О том, что у нас кругом бегают с протянутой рукой и орут: «Дай! Дай! Дай!», пишут давно и много. Что денег там крадется тьма, тоже не секрет. И что подают на все эти бесконечные поборы, как и на паперти, от желания почувствовать себя хорошими и из нежелания разбираться, тоже известно.

Но тут до меня дошло: деньги у нас шлют прохиндеям и просто спекулянтам на человеческой беде, часто – их собственной, потому, что не все знают, что сколько стоит и что в России бесплатно. Есть такой термин – токсичная благотворительность. Его придумала журналист Светлана Машистова. Он обозначает сборы, которые не только ведутся с нарушениями и порой являются мошенничеством – куда важнее, что такие сборы дискредитируют сам институт благотворительности, который у нас, прямо скажем, еле жив и едва дыбается на тоненьких больных ножках.

Питается токсичная благотворительность тремя человеческими пороками: неопытностью (люди давно не сталкивались с ОМС и не знают, что сколько стоит), невежеством (узнать не в состоянии) и ленью (знать не хотят). Три порока, которые в совокупности дают рынок, наверное, давно переплюнувший по объемам наркотрафик.

Неопытные люди не знают, что в России рак лечат по таким же протоколам, что и в Европе. Что в больницу не надо таскать бинты и лекарства. Что в поликлиниках, по крайней мере в городах, чисто и выдают бахилы. Что в травмпункте не надо платить за КТ. Поэтому они с легкостью шлют деньги тем, кто объявляет сбор, едва повысилось давление, попал в аварию, нужно обследовать почки. У попрошаек в России появилась целая специализация: монетизировать людей, которые не знают, что такое ОМС, потому что либо они давно ходят только в платные клиники и ничем серьезным не болели, ведь серьезное лечат только в госбольницах, либо живут за границей.

Последние сборы, какие я видела: на УЗИ почек, на лечение гипертонии, на «полное обследование щитовидки», на отдельную палату для терминальной онкобольной, на «восстановление» после драки в метро, в ходе которой был зашиблен глаз, на лечение зубов детям из многодетной семьи. Если бы я сама не делала через поликлинику УЗИ щитовидки, не переживала скачок давления, не проходила бы через женскую консультацию МРТ, я бы, может, до сих пор думала, что все это в России недоступно и требует огромных денег и частной медицины. Но я знаю, и меня, извините, просто трясет, когда я вижу все эти сборы на бесплатное.

Сегодня люди, кажется, только и ждут, чтобы с ними приключилось хоть что-нибудь нехорошее, чтобы можно было сразу объявить сбор. Такой благородный и не очень предлог попросить денег. Который отлично работает, судя по тому, что желающих собрать лишь прибавляется. Люди шлют на все подряд, просто считая, что в России нельзя вылечить синяк, сделать бесплатно по скорой КТ. Они не знают, что детские стоматологические поликлиники бесплатны, что в мегаполисах они давно выглядят лучше платных, что импортная пломба ребенку стоит 1500-2000 и за работу платить не надо. Этот вид заработка можно назвать зашибанием денег на оппозиционном духе, ведь деньги на то, что прекрасно у нас можно лечить и наблюдать бесплатно, дают люди, считающие, что в России ничего нет. Они рады обманываться. Недавно был случай: одна девушка, задержанная когда-то на митинге, объявила сбор на лечение своей мамы в частном онкоцентре. Это миллионы в неделю. Мама в терминальной стадии рака. Деньги этой семье слали исключительно потому, что в России много людей уверены, что человек в последней стадии рака нигде не наблюдается.

Люди у нас вообще много чего не знают. Например, все, наверное, слышали про фонд «Круг добра». Он теперь от государства бесплатно должен выдавать лекарство детям с орфанными болезнями. Все же хорошо, добились. Бились, бились и добились: детям дают лекарства бесплатно, включая тот самый золотой укол от СМА Zolgensma за 129-160 млн рублей одна доза. После которого, кстати, уже пошли на новый заход и теперь требуют другие дорогие лекарства – «Спинразу» и «Рисдипалм», не помогла золотая Zolgensma, на которую из жертвователей вытрясли когда-то последнее, а теперь трясут государство. Но я не об этом. Скажите, почему сборы на все эти лекарства продолжаются, если их выдают бесплатно? Причем не на бумажке, а реально выдают.

А потому что есть незнание! У нас теперь стали в экспериментальном порядке с рождения тестировать на СМА в нескольких регионах, уже зафиксированы выявленные случаи, чуть ли не двадцать. Но как минимум одна семья догадалась сразу открыть сбор, хотя ждет лекарство бесплатно. И деньги собранные не отдает – «на реабилитацию», говорит, оставим. Кто им отсылал эти миллионы? А те, кто не знает, что платит за все государство. То есть мы с вами платим. Но если об этом деликатно умолчать, можно сшибить деньжат. Вы меня простите, но многие семьи ведут себя так, что слезы капают: счастье-то какое, инвалид родился – бегом публикуем реквизиты.

Но незнание не порок, а неинформированность. В невежество оно перерастает, когда человек знать не хочет. Пример с теми же детскими пломбами: пишешь под очередным сбором на лечение зубов «деткам», что многодетным вообще компенсируют траты на платные пломбы, – народ не хочет слушать. Напоминаешь, что некоторые семьи, получившие укол за 129 млн от государства, собранные ранее с жертвователей деньги попросту присвоили, не предоставив никаких отчетов, – тоже не хотят слушать. Ребенку собирают на лечение рака в Германии. Люди не хотят знать: а почему вместо лечения в России ребенок лежит и ждет, когда ему соберут в Германию, если там все равно фактически все лечение для нас закрыли? Дед Мороз его в Германию, что ли, повезет? Собирают просто под ознакомительный прайс. Любой человек может направить в любую клинику США, Израиля или Германии запрос о лечении такого-то недуга, получить в ответ полную смету и начать собирать под нее деньги. Я не шучу, любой! А если редко кто спросит, где же медицинские документы, почему бы не лечиться дома, как вообще больной собирается за границу, любопытного этого затаптывают не желающие знать детали.

Или, допустим, видим сбор баснословной суммы на чудо-лечение в Корее. Люди молча готовы отослать эти чертовы 100 рублей – никто не желает остановиться и спросить: а чем таким в Корее лечат, что ради этого ребенок должен упускать последний шанс на родине? Ребенок не получил квоту? Это как так? Конкретно куда не получил? От ребенка отказались в России «все врачи»? С какой формулировкой? Признан инкурабельным? А зачем тогда родители везут его в Корею, где предлагается лечение мхом?

Все эти вопросы сборщикам задавать нужно, именно они делают из нас не толпу, но общество, умеющее на корню отсекать от себя гниль. А у нас не спрашивают: молча деньги отправляют и все. Потому что не хотят. Они хотят за свои сто рублей почувствовать себя хорошими. А что семья собрала, например, 150 млн, оставила их себе и теперь еще тридцать собирает, это руку помощи не волнует. И что по-настоящему нуждающиеся денег в итоге не получат, доброго человека не интересует. Он себе за сто рублей хочет билет в рай, а остальное его, как говорили в моем детстве, не колышет.

А могут и лениться. Есть такие, да. Они не станут давать сто рублей, если их собирают обманом. Но попробуй догони его и объясни, где обман. Это особенно часто бывает среди любителей собачек с кошечками. Вот уж где море разливанное. Собирай – не хочу. Собирают огромные, просто гигантские суммы. Любой собачник или кошатник знает, что мелькающие постоянно в сборах в соцсетях суммы сильно преувеличены. Порой – в десятки раз. Вот у меня есть домашние животные. Много. С каждым что-нибудь да приключается. Особенно отличается умением болеть и вляпываться в неприятности наша алабайка: то у нее был пироплазмоз, то абсцесс, то микоплазмоз с рецидивом, то стерилизовать ее надо, то шерсть клочьями лезет от микоспории. Собака – завсегдатай сразу трех ветеринарных клиник. Ну и остальные животные иногда болеют: то клещи на носу, то, простите, газы, то кот подрался…

Всех их мы лечим, возим на обследования, сдачу анализов. Мы даже козу оперировали!

И я, чем больше мои животные болеют, тем отчетливей понимаю, что со сборами зоозащитников что-то не так. На пироплазмоз, который с клещами передается, собирают десятки тысяч рублей, тогда как нам анализ и лечение два года назад обошлись тысячи в полторы, наверное. Недавно алабайка отчаянно болела: микоплазмоз. Болезнь тяжелейшая, из тех, на которые зоозащитники представляют счета на сто и больше тысяч. Ну вот буквально: подбирают собачку, у нее оказывается микоплазмоз – с этих пор пор идут постоянные просьбы о деньгах, валятся какие-то грандиозные счета из клиник с единовременными тратами в десятки тысяч.

Сейчас вам напишу, сколько стоило лечение микоплазмоза в Великом Новгороде (Петербург – где-то плюс 25-30%): прием 350 рублей, анализ 550 рублей, УЗИ органов малого таза и селезенки – 1100 рублей, антибиотик «Тилозин» 200-560 рублей (в прошлый раз был человеческий антибиотик за те же деньги), и это на собаку 52 кг, дворняжке надо в три раза меньше, еще свечи вагинальные гексикон – 210 рублей, левомеколь – 190 рублей. Так как собака тяжело дышала, почти не ходила, делали рентген сердца (1400 рублей) и УЗИ его же (1700 рублей). При этом недавно я видела сбор лабрадору в Саратове, кажется: подозрение на плохое сердце, отдали якобы на обследование больше тридцати тысяч и еще такой же «долг». И итог – помогите, а то придется усыпить. Господа, да вы разбойники! Грабители с большой дороги.

Еще примеры от наших животных: рентген той-терьерше – 400 рублей. Чистка зубов под наркозом – 1100 рублей. Стрижка кота под наркозом — 1100 руб. Соскоб на грибок и клещей – 350-400 рублей. Промывка абсцесса и антибиотики для раны – рублей триста.

Вакцины импортные в среднем – 400-600 рублей. Наша вакцина от бешенства рабисин – бесплатно.

Скучные суммы, согласна. Но если вам лень узнать, сколько на самом деле стоит спасение всех этих кошечек и собачек, вас так и будут надувать. Кошечек же продолжат держать по клеткам, пока на них шлют деньги те, кто верит, будто выведение у уличной собаки глистов и лечение мочеполовой системы стоят десятки тысяч. А оно не стоит.

Смотреть на поборы сил нет. Учить отличать мошенников от нуждающихся – дело долгое и неблагодарное, потому что всегда найдется доброе сердце, которое в самый напряженный момент закричит: «Вместо обливания грязью мамочки, лучше бы ей помогли». Даже если «мамочка» собирает по второму кругу на то, что ее ребенок давно получил по ОМС.

Автор выражает личное мнение, которое может не совпадать с позицией редакции.

Загрузка