Новости
Сделать Газету.Ru своим источником в Яндекс.Новостях?
Нет, не хочу
Да, давайте

О пользе дубинки

Про неожиданные плюсы силового государства на примере СССР

Писатель, публицист

Недавно мне пришлось выбирать для дома унитаз. Честно сказать, это был второй унитаз за год, который я покупала, так уж вышло. А еще со мной по весне случился конфуз: мне совершенно случайно написал читатель, который захотел поделиться своей историей. Он работал на… фабрике санфаянса, на линии дизайна унитазов. И рассказал про свою работу. Мне стало жутко интересно, я, конечно, сразу побежала смотреть, что эта фабрика производит. После этого мне недели две показывали рекламу унитазов. Я пожаловалась на нее читателям и получила еще больше этой рекламы.

Таким образом к лету я стала неплохо разбираться в ассортименте унитазов. И оказалось, что, несмотря на политические тяготы, сегодня в России на рынке есть не менее 300 моделей.

Каждый день я смотрела на карусели рекламных блоков с унитазами. Красными, синими, ретро, в венецианском стиле, с подвесным бачком. С подводкой сбоку. С косым и прямым выпуском. С полочкой. И тут я, знаете, о чем подумала? Никогда не догадаетесь! Я вдруг поняла, что, к примеру, подход Советского Cоюза, который подразумевает от силы пять видов унитаза, из них один детский и один дачный, был не так уж плох. Зачем нам триста унитазов и даже больше? Одно только бремя выбора чего стоит. Я, как человек, много лет назад писавший на анархистском сайте антиконсьюмеристские статьи, недоумеваю, зачем столько. Да, производство, новые рабочие места и пр. Мне, как кутенку, твердят: как ты не понимаешь, тупая калоша, что новые товары – это новые рабочие места. Я все понимаю, разумеется. Но есть нюансы: во-первых, места местами, но на производство и доставку этих унитазов по миру тратятся те самые ресурсы, за которые ратуют зеленые. Сколько надо бензина, чтобы все унитазы развезти по планете? А сколько его потратили зря на выпуск ненужных унитазов? И сколько еще потратят, чтобы вывезти их на свалку и разбить?

Но это было во-первых. Во-вторых, мне просто интересно: в СССР унитазов делали мало, а рабочие места имелись. Да, часть населения тогда почти силой удерживали на селе, зарплаты были низкие, товары дорогие, человек не менял мебель и унитаз раз в 3-5 лет, даже на миксер копили и берегли его. Сейчас миксеры порой каждый год надо покупать. Славно, что их так много делают, есть рабочие места, но ведь разумнее было бы выпускать миксеры, которые бы служили 20-30 лет, и создавать какие-то другие рабочие места, которые бы оплачивала экономика или государство, а не обыватели, вынужденные постоянно выбрасывать дешевые миксеры... Ведь в экономике, основанной на гонке за производством, в конечном счете бремя содержания значительной части населения лежит на другой его части. Рабочий на заводе по производству фенов, которые ломаются через месяц, имеет работу и зарплату только потому, что кто-то вынужден каждый месяц покупать дешевый фен.

Заметьте, это говорит человек, который, быть может, больше любого другого журналиста в нашей стране претерпел нападок за свои антисоветские тексты, причем описывавшие именно скудный советский быт и низкие доходы тогдашних людей. И сейчас я переживаю некоторый момент персонального просветления. Нет, история, экономика, быт, обычаи СССР не стали казаться мне вдруг лучшими, но я начинаю понимать, что многое тогда было в стране действенным, эффективным, выгодным. И, главное, направленным на сохранение человеческого достоинства. Мы привыкли, как у нас высмеивали скудный советский быт, в котором человек, вместо того чтобы свободно пойти и купить газировки днем или ночью, сифонил дома сладкую воду с вареньем. Помните сифоны? А я еще помню современные хохмы: дескать, вот страна уродов, магазины не работали, в гастроном шли за три километра, газировка была дорогая и пить ее каждый день не могли, холодильник покупали один на всю жизнь, пальто носили десять лет.

Это все, конечно, ужасно. А жить по уши в кредитах на все новые холодильники и телевизоры не ужасно? Между прочим, заметьте разницу: в какой-нибудь Финляндии или Италии вы не найдете такого обилия круглосуточных магазинов. Потому что считается, что это не первой необходимости услуги и для их оказания не надо мучить людей. Конечно, всегда найдутся нуждающиеся, готовые работать в ночную смену. Вот тут и вступает государство, которое говорит, что надо человека уважать и право купить газировку ночью не должно достигаться такими жертвами со стороны других людей, который вынуждены работать за кассой вместо сна.

Собственно, то же самое говорил СССР. Но нам тогда было смешно, хотя над финнами, которые ночью спят, а не работают в магазине, никто не смеется. Я, по крайней мере, ни разу не слышала.

Ах да, газировку сладкую пить вредно. И хорошо, что не могли ее по ночам покупать. Сегодня ее море, и что, кому-то пошла на пользу?

Страна у нас была, конечно, для жизни тяжелая, грубая, местами даже голодная. Но нет ничего глупее, чем отрицать сейчас все без исключения, что в ней было, потому что многое на практике оказывалось преимуществом. Те же скудные предметы интерьера и кухонной техники имели отличный дизайн. Что-то воровали, конечно, но было и свое. Я, например, дом обставила весь в стиле ранних 70-х, полностью оригиналами, даже обои оригинальные. Годами подбирала, выискивала, покупала. Потому что тогда государство следило, дизайн пылесоса разрабатывался годами с привлечением ученых.

Другая сфера: детская литература, кино. Понятно, что тогда в детское искусство шли от цензуры во взрослом, часто – от безденежья, так как были запрещены в литературе большой. Но все равно, качество ее достигалось не только за счет притока в индустрию серьезных писателей и художников: книги проходили оценку худсовета, какой-то минимальный контроль качества был… И на ТВ. С говором, ошибками, безвкусно одетых туда не брали. Для дикторов были справочники: попробуй скажи в эфире «звОнит». А сейчас такие книги и ТВ, что не только Худлит вспоминаешь – Сталина иногда бы стоило позвать.

Что ни говори, а у СССР как силового государства были свои преимущества. Оно, например, могло ограничить здравым смыслом производство унитазов или торговлю по ночам. Могло запретить детскую книжку о романтической связи вожатого с мальчиком. Еще оно могло ограничить наценки. В жару вода холодная стоит в ларьке 100 рублей. Допустим, ее 100 бутылок в запасе. Но если поднимать цену, воды хватит не на первые сто покупателей, а на сто покупателей с лишними деньгами. И если постоянно поднимать аренду в центре города, покупать там смогут только богатые. Нам сейчас говорят, что это рынок. Нет, это не рынок, это дискриминация. В СССР была торговая наценка на товары для отдаленных от Москвы регионов и на продукты в ресторанах. Продукты в центре и по окраинам города стоили одинаково. Следило КГБ.

Другой пример, когда силовое и тоталитарное государство более эффективно: я недавно видела двух мамаш, которые шли с детьми в колясках, хлестали пиво и матерились. На следующий день я увидела в местном паблике видео: эти же две девицы, совсем набравшись, принялись колотить одного из детей, который расшумелся.

Конечно, раньше внимания к семейной жестокости было мало. Сейчас лишь отъявленные маргиналы не боятся опеки, а огласка грубого обращения с ребенком – гарантированные проблемы. Отношение к детям в современном российском обществе радикально улучшилось. А я все думаю: вот бы к этому нашему новому гуманизму да ресурсы СССР. С теми же матерками что-то надо делать. Со сниженной культурой.

Сегодня бы вернуть СССР ненадолго в той его части, в которой он мог, к примеру, стащить в околоток матерящихся в людном месте. Или выписывать предостережение родителям, которые прививают детям сниженную культуру. Очень бы всем нам помогло: слушает при детях громко музыку, матерится, курит – штраф, и наутро уже на работе все коллеги знают и на собрании пропесочивают. Вышли всей семьей погулять, намусорили, нагрубили прохожим, гоняли собак, бросали камни в лебедей – сразу на доску позора. Помните, были такие? Нас стало слишком много, социальное расслоение образовалось огромное, урегулировать совместную жизнь столь разных людей, которые друг у друга постоянно на виду, не может даже прозрачный мир – нужно вмешательство государства. Это под силу только силовому государству.

Вот в Китае людей много, дисциплинировать их смог только китайский большой брат – системы глобального слежения и социального рейтинга. И китайцы говорят, что на пол в метро плеваться у них перестали только после введения общенародной слежки. Плюнул, грубо говоря, на тротуаре – вечером у тебя на Алиэкпрессе товары без скидки и в банке ставка по кредиту выросла. В 2020 году видела китайцев в эрмитажном кафе: ничего не покупали, открывали судки со своей едой, бросались ею друг в друга, нарвали салфеток, некоторые даже обувь сняли и поставили на стул рядом – проветрить. Я честно спросила их главного: неужели же и в Китае так себя ведут? Нет, честно ответил мне гид, в Китае так нельзя.

А у нас – можно. Хотя я бы, положа руку на сердце, иногда хотела, чтобы с некоторыми обращались как в Китае.

Между прочим, их плюсы мы все оценили в пандемию. Кто меньше других болел? Кто пустил по городам 50 млн силовиков и запер миллиард человек по домам? Тогда вся мировая пресса аккуратно это заметила: ничто так не вселяет уважение к чужой жизни, как гарантированная перспектива потерять свою. В Китае все сидели по домам смирно и пели песни, потому что за нарушение карантина обещали расстреливать. В итоге спасли пару миллионов жизней. Что было со странами, где коронаскептики выходили на митинги в защиту своих прав, мы все видели.

Другой эффект мы видим на борьбе с модной повесткой. Вполне может оказаться лет через тридцать, что нации, пережившие это тяжелое время под управлением консервативных силовых режимов, благополучно проскочили волны моды на те же детские транспереходы. Вы видели, что в США, Британии уже набирает силу движение тех, кому в юности по предписанию одного психотерапевта провели полную смену пола? Люди в ужасе, тела изуродованы… А у нас таких нет. И много еще чего нет, от чего к середине тысячелетия человечество уже может отшатнуться, понеся огромные жертвы среди граждан стран с либеральной демократией. Так, в США далеко не во всех штатах предусматривалась ответственность за намеренное заражение ВИЧ, а теперь один за другим штаты ее отменяют под нажимом защитников прав ВИЧ-инфицированных. Будем хорошо себя вести – проживем долго и узнаем, кто был прав: защитники инфицированных или здоровых. Небольшой перебой в производстве антиретровирусных препаратов или новый зверский штамм – и многие пожалеют, что эпидемиологи не работают больше в связке с КГБ.

Нет, я не скучаю по СССР. Я активный антисоветчик. Но теперь мне стало чуть понятнее, почему десятки, больше сотни миллионов человек в свое время так держались за эту страну, в которой было только пять видов унитазов, зато умели остановить эпидемию оспы и выпускали детские книжки без ошибок.

Автор выражает личное мнение, которое может не совпадать с позицией редакции.

Загрузка