Размер шрифта
А
А
А
Новости
Размер шрифта
А
А
А
Gazeta.ru на рабочем столе
для быстрого доступа
Установить
Не сейчас

Заработать, пока не национализировали

О том, к чему приведет конкуренция соцсетей и почему всем подключат монетизацию

Писатель, публицист

Facebook (владелец компания Meta признана в России экстремистской и запрещена) недавно прислал мне письмо: возвращайтесь, мол, нам вас не хватает. А чего так? Сначала эта запрещенная у нас структура, которая в моих глазах, автора-многотысячника, выглядит настоящим бандформированием, открыто меня прессовала. А теперь – возвращайтесь? С весны он прячет все мои околополитические тексты и все посты со ссылками на колонки в СМИ и даже – на Дзен. Оказалось, он просто хочет срубить на мне денег. Сенсация! Facebook вслед за Маском объявил о грядущей монетизации для всех стран, а не избранных. Может быть, сейчас он предлагает профессиональный аккаунт всем в России, но несколько недель назад такие предложения стали получать знаменитости, журналисты и топовые блогеры. Facebook очень хочет, чтобы мы там писали, потому что он вдруг понял, что грядет реформа отношения соцсетей к пользователям.

Раньше ведь как было? Ты вроде бы получаешь возможность общаться, высказываться, а за это большие дяди имеют деньги. Если ты говоришь что-то неприятное им, твой аккаунт блокируют. А теперь не так. Мы стоим на пороге кардинальных изменений в отношениях пользователя и соцсетей. Во-первых, теперь, после перемен в Twitter и Facebook, можно точно сказать, что настал конец бесплатного создания контента. Во-вторых, пользователя и его право на аккаунт теперь будут уважать.

По поводу монетизации… Ох, я помню святые времена, когда у нас открывали целые СМИ с расчетом, что люди будут сами вести у них блоги, а издание станет рубить деньги на рекламе. Теперь другие нравы: в больших развитых странах появилось много площадок, которые предлагают вознаграждение за контент. Да и проекты формата Patrеon, когда люди пишут за деньги для подписчиков, существенно изменили рынок. Стало видно, что в какой-то момент значительная часть пользователей, создающих оригинальный контент, ушла из Twitter и Facebook на площадки с монетизацией. Остались пользователи, которые никакого контента сами не создают и аудиторию вокруг себя не собирают, а также – бизнес-аккаунты и всякие пресс-службы с официальными страницами звезд и чиновников. Эта база монетизируется плохо.

Вообще консенсус между соцсетями и пользователями по вопросам оплаты труда последних был достигнут еще в 2020 году. Тогда Meta (признана в России экстремистской и запрещена) ввела для Facebook и Instagram (владелец компания Meta признана в России экстремистской и запрещена) монетизацию, правда, до сих пор почти все ее инструменты были доступны лишь для американцев. Ну или Facebook предлагал, к примеру, для жителей Азии работать за 15% от дохода от рекламы, тогда как американцам выплачивал 80%. Для России вроде как в прошлом году разрешили монетизировать в Facebook видео, но я не видела тех, кто бы смог так зарабатывать, потому что предлагались копейки. Короче, нас не считали взрослыми и думали, что мы можем и дальше бесплатно создавать контент «ради возможности высказаться». Я где-то читала именно про такое объяснение нежелания вводить в России монетизацию на площадках Meta: «Зачем? Они и так рады возможности высказаться».

Оказалось, что не совсем. Принято считать, что качественно убило в России Facebook его признание экстремистской организацией. На самом деле отток оригинального контента оттуда начался после открытия и развития Дзена. Создатели хорошего видео ушли в YouTube, любители картинок гнали джинсу в Instagram. А в Facebook сидели поклонники лонгридов, экстремальных расследований и пр. Но когда у тебя даже 16 000 подписчиков, как в моем случае, добротное ведение Facebook – это большая работа.

Зачем дарить ее какому-то дяде, если можно было попробовать заработать на Дзене? Потом ВК объявил монетизацию. А потом люди из Facebook побежали уже по понятным причинам. Что делать? Сначала Meta как будто бы даже гордилась тем, что ее запретили. Но вот в июле суточное число пользователей, проводящих в Facebook хотя бы 5 минут, сократилось до 305 тысяч, а сейчас, наверное, их где-то 280 тысяч. В Instagram таких – около пяти миллионов (было почти тридцать). Нам говорили, что потеря российского рынка для них несущественна, но, видимо, это не так, раз они сделали вид, что уважают нас.

Вообще вы вдумайтесь: компании, которые больше других кричат о равенстве и новых возможностях, в части монетизации мало уступают TikTok, то есть эти хваленые американцы из Калифорнии ничем не лучше тоталитарного Китая. Знаете, сколько денег TikTok предлагает своим пользователям? Около 500 рублей за 1 млн просмотров видео. Это не очень смешно. TikTok явно не хочет делиться с пользователями деньгами.

Но делиться придется. Это закон. Подавляющее большинство пользователей не создает контент, а лишь его потребляет и распространяет. У большинства людей в соцсетях вообще нет ничего, кроме личных фото, перепостов и сообщений о семейных круглых датах. Но именно эти пользователи соцсетям нужны, потому что они потребляют рекламу, однако им нечего делать в соцсетях, если там не будет тех, кто умеет создавать для них то, над чем обыватель будет смеяться, плакать, переживать, что станет копировать и обсуждать. И вот за этих-то людей начинается конкуренция.

И Facebook сейчас пребывает в прострации. Пришла пора делиться с пользователями деньгами. Проблема встала так остро, что он даже приглашает зарабатывать тех, кого еще недавно открыто презирал. Вспомните одно лишь их решение, что в Facebook не будут банить украинцев за призывы убивать русских. Интересно, а украинцам Facebook тоже подключил инструменты для монетизации? Или борьба борьбой, а раз денег у них кликать на рекламу и покупать товары нет, то и чикаться с ними не будут? А нас зовут за деньги создавать контент. Даже журналистов, против которых вводили цензурные рестрикции.

Интересно, что решение расширить инструменты монетизации на множество стран, которым раньше Facebook платить процент от рекламы не хотел, совпало с масштабными сокращениями в компании. Понятно, что если делиться доходами еще с несколькими миллионами пользователей, прибыль упадет: ее, видимо, отобьют на сокращении пареньков в Калифорнии. Какая неприятность!

Между прочим, сегодня только одна крупная соцсеть не делится со своими пользователями деньгами – это Twitter, площадка для ультралибералов. Забавно, что именно этих снежинок, чувствительных к любому абьюзу, имеют, простите, без зазрения совести, а они не пикают.

Запомните, друзья: пройдет совсем немного времени, и все соцсети будут платить пользователям за создание контента, причем расценки будут расти, потому что за тех, кто умеет создавать контент, уже сейчас идет конкуренция. Люди уже не общаются с друзьями в соцсетях – у них есть мессенджеры. Они не ходят в соцсети читать новости официальных аккаунтов СМИ и брендов. Если там не останется тех, кто им интересен, они уйдут.

Конкуренция за пользователя будет жесточайшей. Почти пять лет назад я писала здесь о том, что человек не может потреблять бесконечно много информации – он устанет и начнет сокращать потребление, заполучить его внимание будет сложно. Тогда колонка называлась «Жизнь в режиме одного окна». Я предположила, что вскоре соцсети, видеосервисы, развлечения, мессенджеры, кино будут конкурировать не каждый в своем сегменте, а все со всеми – за возможность попасть на рабочий стол. Так и получилось: несколько гигантов создали самостоятельные экосистемы, в которых можно делать покупки, смотреть кино, отслеживать фильмы, читать блоги и новости, оплачивать коммуналку. И все это можно делать из одного приложения. В VK сервис объявлений, музыки, доставки, мессенджер, публикации, денежные переводы, новости скрываются за одни значком и конкурируют. Уведомления всех сервисов «Яндекса» – на одной странице. А через несколько лет мы таки получим какое-нибудь одно приложение, которое будет выводить на экран все вместе: и сообщения в школьном чате, и объявления о продаже коровы, и театральную афишу, и ленту друзей с их новостями, и новости СМИ, и смс от мамы, и напоминание об оплате ЖКХ...

В условиях такой конкуренции, когда соцсети соревнуются между собой в том числе за пользователей-созидателей, а с внешним рынком – просто за место на экране обывателя, будет и гонка лучших условий. Аккаунты тех, кто способен создавать контент, будут монетизированы, это безусловно. И они, я просто убеждена, будут защищены. Пройдет совсем немного времени, и мы не увидим больше блокировок, заморозок и удаления аккаунтов. Совсем скоро аккаунт пользователя станет его охраняемой собственностью, удалить его можно будет только с закрытием соцсети, потому что это социальный, политический и порой – финансовый капитал человека. Заблокировать пользователя будет не так-то просто. В мире уже множество миллионных исков к соцсетям о блокировках, которые сдерживают их развитие, потому что надо или платить, или уходить из стран, чьи суды вынесли такие решения. Ведь человек или компания вели аккаунт много лет, вкладывали в них силы, свои социальные связи, часто – деньги. Это их опора в жизни и бизнесе, которую никто не имеет права присвоить, и тут все будут равны, и RT, и Аркадий Бабченко. Это станет восприниматься как естественное право человека. Горжусь, что и об этом когда-то писала, правда, не могу найти колонку. Я тогда говорила, что один судья из какой-нибудь приличной страны может изменить мир решением в пользу заблокированного пользователя, который из-за блокировки потерял социальный ресурс и деньги.

Как будет осуществляться контроль и вычищаться безумцы, не знаю. Возможно, соцсети освободят от ответственности, а пользователь, как только исчезнет анонимность, будет отвечать перед судом и органами напрямую. В Штатах они уже защищены, именно об этом когда-то был спор Трампа с Twitter: соцсети пользуются свободой от ответственности за контент, но вводят цензуру. Уверена, что скоро к этому вопросу вернутся. Или полная свобода, чистая конкуренция, монетизация и железная гарантия неприкосновенности аккаунта, или – статус СМИ с соответствующим подходом к пользователям как к журналистам. Второй вариант менее вероятен, значит, будет первый.

Что произойдет, если соцсети не договорятся с правительствами? Снова два варианта.

Может быть, угаснут и вылетят из гонки те, кто не сумел конкурировать, кто не предложил гарантий и пользователям, и правительствам. В России же Facebook угас. Ну будет что-то похожее в другой стране, в третьей – и все.

Второй вариант лишь на первый взгляд кажется фантастическим: это своего рода национализация соцсетей. Интернет же был военной разработкой Пентагона, а теперь? Ну и соцсети будут. Скорее всего, появится какой-нибудь способ объединить все профили всех соцсетей в одну. Это будет возможно после полной аутентификации всех пользователей. Как и кто осуществит это объединение, неясно. Но это и неважно. Вспомните, как энтузиасты раньше объединяли компьютеры в домовую сеть. Кто потом имел на нее право? Никто. Так будет и здесь.

Или напрямую национализируют, но в мировых масштабах. Например, передадут под эгиду ООН и признают право человека на бесплатный и сохранный аккаунт в соцсетях естественным. И все. Начнется совсем другой разговор…

Автор выражает личное мнение, которое может не совпадать с позицией редакции.

Загрузка