Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Сказка — Жизнь?

Наталья Пискунова о том, почему мы так хотим сказочной жизни

Если спросить случайного взрослого человека, любит ли он сказки, то ответ, скорее всего, будет сурово-отрицательный. Нет-нет, не должно взрослому отвлекаться на такое! Ну разве только ребенку на ночь почитать, но это же для дела, для пользы! А вот дети, не задумываясь, радостно прокричат, что да, они любят сказки, играют в них и вообще в них живут каждый день, потому что это же весело!

И они играют. Честно, искренне, восторженно. А вот те самые очень-очень-очень взрослые, сурово отвечавшие на вопрос о сказках и их неприемлемости в своей повседневной рутине, серьезно смотрят в календарь и зачеркивают крестиком… дни, оставшиеся до выхода новой серии «Престолов» или «Викингов», нового эпизода саги о звездных войнах. Или регистрируются во все онлайн- и офлайн-очереди на покупку лучшего билетика на премьеру финала «Властелина колец». Потому что вот это же совсем другое дело — это же СЕРЬЁЗНО!

Почему же мы так хотим жить в сказке? Почему люди, сотый раз нервно жмущие кнопку вызова лифта в офисе, который все равно придет тогда, когда придет, оказываются совершенно смиренными, покорными и терпеливыми, когда нужно подождать всего лишь годик до выхода последнего сезона?

Почему мы готовы облить горячим кофе негодяя, посмевшего оскорбить Джона Сноу (раскритиковать брови Дейнерис, неуставную прическу Рагнара или ненадежные крепления крыльев Малефисенты — нужное подчеркнуть) и чуть ли не бронируем билеты в Америку, дабы отомстить за поруганную честь Сансы Старк, но при этом совершенно безвольно топчемся в очереди в банк, на почте или где-то еще в «обычной жизни»?

Что же заставляет нас (в количестве десятков миллионов человек по всему миру) десятилетиями смотреть страшноватый, несправедливый, нелогичный и неканонически сказочный сериал про весьма альтернативное средневековье, шить костюмы «как в Стартреке» для новогоднего корпоратива или коллекционировать все сувенирные фигурки с изображением Люка Скайуокера?

Почему мы так отчаянно стремимся «попасть в сказку»? Это же не только ДЛЯ нас снято-написано-смонтировано-продано, это же и ПРО нас, на самом деле — сочувствуя всем этим и многим другим героям и сюжетам, мы…лечимся!

В своей собственной сказке ты всегда герой, пусть даже и не всегда главный, но обязательно — самый-самый важный!

Ты ощущаешь себя не просто важным. Ты чувствуешь, что можно получить и добиться в жизни, скажем, большой должности. Ты чувствуешь себя Нужным!

И тогда открывается загадочный красочный новый-старый мир собственных фантазий, снов и иллюзий. И ты уже не просто отличный преподаватель кафедры всемирной истории, с авторитетом среди коллег и студентов, ты — сказочный и уникальный Дракон-историк: великомудрый, великодушный, всё знающий и понимающий!

Сказка дает то, что недостижимо в жизни — абсолютную свободу без каких-либо последствий.

Это такой гарантированно «красивый» мир, полностью защищенный от внешнего воздействия глобализации с ее коронавирусами, эболами и обвалами курса валют посреди энергетического кризиса.

Это теплый и уютный мир без трубопроводов и конфликтов, к ним прилагающихся — или же с такими конфликтами, которые находятся под полным управлением главного сказочника — то есть себя самого. Это место, где мы не можем проиграть в финале — это технически невозможно, даже если судье денег дать. Ведь судья, герой, сценарист и продюсер в одном лице — это мы сами!

Вот мы и оказываемся в своих сказках или, чаще, в своей трактовке альтернативной сказочной реальности, заботливо спродюсированной кинокомпаниями и производителями компьютерных игр.

Важна и символика, доказывающая этому миру, что мы имеем некий ключик от входа в незримый портал, который в любой момент незаметно перенесет нас в нашу сказку — «особое» кольцо короля-льва, вырезанное на заказ из цельного драгоценного камня, «магический» браслет главколдуньи, за розысками которого было проведено пол-отпуска. Или, на худой конец, палочка декана Слизерина, всеми грифелями напоминающая простой черный карандаш… осознанно и неосознанно, с фотосессиями в платьях эпохи Романтизма и с топором верховного гнома наперевес.

Во взрослой и даже очень взрослой жизни мы яростно хотим быть в Своей Сказке — где никогда не умирают те, кого любишь, где всегда можно прилететь на драконе в бухгалтерию, которая третий месяц держит в сокровищнице важный свиток, и одарить их огненным дыханием, дабы расколдовать принцессу-аудиторшу…

А еще там можно наложить заклятие молчания на три хода (зачеркнуто) месяца на слишком шумную и болтливую сплетницу-секретаршу, забрать ману у так-себе-коллеги дяди Федора, который активно пытается тебя подсидеть, и вообще ходить с запасом свежих файерболлов на мизинце — так, на всякий случай. Главное — не забывать кормить выводок драконов и вовремя обходить форпосты.

Все это могло бы оставаться в сфере кино, игр и прочего «незримого» многим домашнего мира, если бы не бизнес. Например, сегодня очень популярны такие проекты, как Сказкотерапия (официально зарегистрированная в 1997 году как метод психологического воздействия), самые разные Тренинги личностного роста. Это суть сказки, сказания или даже былины. Глядя на массовые вскидывания рук или падания ниц на некоторых из них, да еще и в стадионном формате за безумные деньги, на которые можно было бы дважды полностью заменить флот одной страны, поневоле задумываешься о том, что это люди явно из какой-то сказки. Ибо живут они в дивном мире, если не сказать резче, медитации и трансмедитации, приносящем россыпи электронных и не только денег их сочинителям.

В чем же плюсы и минусы массового распространения таких бизнес-проектов, играющих людскими психологиями в сказку и самими людьми — со сказкой?

Ощущение «нереальности происходящего» дает силы и вдохновение — а это прекрасная терапия стресса, тревоги и навязчивых состояний без лекарств или параллельно с ними.

Это крепкая иллюзия всемогущества и при этом тотальное игнорирование реальных обстоятельств — их можно просто не выдумать, и всё!

Есть и замечательные практики «написания своей сказки» («создание тоннеля реальности» и прочая бытовая магия с ромашками), разрабатываемые и применяемые профессиональными психологами при работе с клинической депрессией, когда человек, даже принимая назначенные антидепрессанты, не может самостоятельно выйти из этого тяжкого цикла к здоровой, активной жизни. Также популярны и «игры» с метафорическими картами, «гадания» по строчкам книг и многое другое с элементом гарантированной неизвестности и сказочности — это дает нам возможность проработать свою проблему, не имея никакого давления извне и при поддержке комфортного и мягко направляемого пространства, создаваемого психологом.

Так мы не только ищем решение своего вопроса в формате вопрос-ответ, но и сами создаем тот путь работы со своей же проблемой, который нам инстинктивно наиболее комфортен и которого мы совершенно точно будем придерживаться. И не свернем с пути излечения.

Создавая свою сказку, мы и в детском, и во взрослом возрасте учимся… жить. Поддерживать, переживать самим и эмпатировать другим, сотрудничать, соперничать, побеждать, проигрывать, сочинять, зачеркивать. И идти дальше, дальше, дальше, ведь каждая уважающая себя сказка всегда только начинается. И самое интересное — впереди!

Но в этой сказке есть и реальные опасности — без профессиональной поддержки и наблюдения можно легко «заиграться». Потерять связь с реальностью и в какой-то момент на оживленном переходе подумать о том, что у тебя еще три жизни и воздушный щит, созданный твоим воображением, защитит тебя от удара кулаком…

А еще сегодня очень популярны медитативные практики — по сути, это тоже создание сказочной атмосферы. Это полезно для снятия стресса, тревожного состояния, выхода из депрессии, улучшения настроения. Но есть у них и другая сторона — красивый, яркий, умиротворяющий и излечивающий от бессонницы мир мантр или рассказов под мирную музыку теплым голосом ведущего затягивает и становится чуть ли не психологическим наркотиком. Ведь он гарантированно дает облегчение стрессового состояния.

Грань между здоровой практикой для снятия стресса и улучшения состояния и нездоровым пристрастием к ежедневному выходу в астрал очень тонка.

Игротерапия и популярная сегодня игрофикация практически любого процесса — от контроля результативности работников кадрового цеха до внедрения практик деловых игр на факультетах вузов — это тоже, по сути, создание условий сказки и ажиотажа, некоей «окрыленности» и нереальности, присущей любой сказке. Например, преподаватель английского языка, пришедший на урок в костюме короля Генриха VIII (ну или хотя бы в его берете), драматически повышает посещаемость занятий в этой группе, как и уровень знания этого языка. Ибо к Королю надо правильно обращаться, а лекции по философии, которые ведет профессор в робе древнеримского оратора, стоя в совершенно обычной поточной аудитории офисного типа с хорошо поставленным вайфаем, оказываются заполненными под галерку. (Оба случая совершенно реальны — они были у меня в процессе обучения, и оба профессора были абсолютно адекватны в обычной жизни).

… И только жестокий вирус, парализующий страны и опустошающий супермаркеты совсем без радостного предвкушения праздника с корицей и мандаринами, уродливо реален, как вселенская катастрофа с ядом и множащимся войском нежити, про которую сняты рулоны киноленты. Хотя... давайте тихонько себе признаемся в том, что мы ждали этого сюжета целую жизнь. Только вот сейчас это не сказка. И у нас нет возможности сохраниться и загрузиться вновь, если только мы не буддисты (да и те говорят, что Колесо Сансары поскрипывает и часто дает сбои…).

Так что берегите себя. И… свою Сказку.