Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Блеск и нищета дистанционки

Наталья Пискунова о впечатлениях преподавателя от скачка образования в киберпространство

Прослушать новость
Остановить прослушивание

В конце мая у нас в МГУ закончилась сессия. Дистанционно. Бесконтактно. Насовсем. Студенты и преподаватели зачехлили ноутбуки, снесли в металлолом зумы, скайпы и прочие тимсы, ставшие ненавистными за почти целый семестр, сожгли сотнелистные гугл-доки с дипломными текстами на ритуальном костре.

Я же отписалась от платной подписки на этот самый зум (который оплачивала каждый месяц себе из своих денег, чтобы вести лекции в университете), ибо у меня «в реале» нет потребности часами висеть на телефоне с видео 20 персон в трехсантиметровых окошечках по всему экрану.

Если человек за 40 минут бесплатного видеозвонка не смог мне сообщить все, что накопилось в душе, это не к зуму. «Надо было подготовиться», как говорилось в известном фильме.

И все это — на фоне радостных официальных рапортов из телевизора о том, что «в дистанте все спокойно». Так что же на самом деле стоит за «блистающим фасадом» полностью дистанционного высшего образования?

Каково оно там, по ту сторону ярких картинок презентаций, бесконечных стримов с безупречным гримом в выставочных интерьерах со случайно оказавшимся под рукой студийным светом, звуком и домашним специалистом по спецэффектам, работающим за еду?

С одной стороны, у многих сбылась мечта «жить в домике в лесу и вести трансляции под трели соловья».

Действительно, в дистанционном обучении выявилось много удобств. Например, не надо тратить деньги, нервы и локти на то, чтобы добраться до места действия. Учитывая, что многие преподаватели живут за городом или даже приезжают из других городов, это большой плюс.

Экономия расходов на маршрутку, проездной и электричку с лихвой покрывает траты на выделенную линию интернета, гарнитуру и даже ежемесячную квитанцию зума.

Для студентов тоже многое оказалось удобным. Так, всегда можно «поставить обучалку на паузу» или пересмотреть лекцию в записи в удобное (и свободное) время. И еще преподаватель может спокойно отойти пообедать тогда, когда хочется, а не по звонку, отбиваясь от вопросов «где взять программу семинара?». А картинки-слайды так и вовсе можно скачать и на досуге просмотреть, как комикс, старательно нарисованный натруженными руками креативно мыслящего профессора.

Некоторые студенты честно признавались — да, я записан на ваш курс, но посмотрю ваши лекции-семинары в записи, «когда доснимете сезон», а то переживать буду, чем же все-таки закончилась последняя битва идеалистов с реалистами.

При этом для многих студентов дистант оказался еще и более удобным форматом «выхода на сцену»: зачитывать в миллиметровую камеру ответ на семинаре или шерить слайды раскрашенной и мигающей презентации, которая «и так сама играет», гораздо спокойнее, нежели выходить к доске и говорить, глядя прямо в эти ледяные сто пар глаз в лекционном амфитеатре с грозно нависающим проектором и холодным микрофоном в руках…

Больше всех у меня на межфакультетском курсе отличились иностранные студенты (особенно китайские, японские и корейские): на каждый семинар они подключались аж за 15 минут до начала с профессионально играющей презентацией чуть не с голливудской анимацией. К моменту начала лекции у меня в онлайн-лобби уже толкались с десяток страждущих знаний (и зачета).

Обычно в «живом» формате семинара — с настоящими столами, стульями и даже электронной доской с дыркой для флешки — эту группу студентов невозможно было выкурить из окопов последних рядов аудитории, надежно защищенных «противопреподскими ежами» из стульев. А тут — «лес рук» и дивизия «терракотовых воинов дистанта» на плацу в полной боевой выкладке на клавиатуре.

Нашим местным «стрельцам» да витязям пришлось несладко — поди докажи коренным жителям сплоченного Самсунгленда, что сегодня твоя очередь выступать на семинаре.

Однако, как выяснилось на второй неделе дистанционно-прикладного обучения без отрыва от штатного расписания, «в пути кормить не обещали».

Во-первых, помимо лекций по расписанию по своей программе регулярно случались экзамены и пересдачи. И тогда надо было каждый день по звонку бежать в специально оборудованную домашнюю «скайп-зону», чтобы сидеть там по 5-6 часов с перерывом на валидол. После такого сидения в гарнитуре и выслушивания сотен ответов по истории начинали болеть спина, глаза и уши. (Не потому, что это уже невозможно было ни слышать, ни видеть, а просто оттого, что это физически неудобно и многие привыкли работать в аудитории стоя).

Во-вторых, выяснилось, что крайне мало кто из обучаемых (то есть «получателей образовательной услуги») и обучающих (видимо, «поставщиков» той же услуги, следуя логике) «заморочился» своевременным приобретением самой обычной…гарнитуры с наушниками и микрофоном. О том, чтобы просто поставить ноутбук или смартфон так, чтобы комиссия и сокурсники видели что-то, кроме образа подбородка и носа (вид снизу), подумали и вовсе единицы. Действительно, ты же «где-то там», по ту сторону экранчика, и какая разница, чего там видят все эти «преподы» и «сокуры».

Итак, дистант подкрался незаметно. Переход на онлайн-обучение у нас случился «по взмаху платка» — пришел приказ, его разослали всем-всем-всем и наутро «перешли в онлайн» всем полком, то есть факультетом. На дому.

Никакую технику преподавателям на дом не доставляли, рабочих пропусков не оформляли, факультет закрыли на амбарный замок (и подступы заросли злым чертополохом, как в сказке про спящую красавицу). Прорываться в замок вида «Университет» в противоковидных доспехах с клановым куар-кодом на груди и «клинком арбидола» наперевес как-то не хотелось (да и не пустил бы никто за пределы околозамкового рва Воробьевых гор). Поэтому пришлось креативить.

Было много юмора — добровольно и не очень.

Многие коллеги записывали лекции дома на фоне веселеньких обоев, всегда киногеничных котиков, кроликов и волнистых попугайчиков, а также детей и родственников, заглядывающих в камеру в самый разгар русско-турецкой войны.

Присутствие котика в эфире значительно поднимало охват, цитируемость и фотографируемость экрана вне зависимости от сложности темы. Верю в то, что и некоторые записи в чате лекции были сделаны именно ими (котиками).

Эпизодическое появление вместо лица выступающего студента или преподавателя пушистого хвоста питомца или «совместно карантинящих» родственников разного калибра с вопросами в стиле «А у тебя прямо лекция, да?», «Я только за зарядкой пройду, ок?», «Где мои носки???» и эпохальным «Ты еще долго ТАМ? А то мне тут по важному делу звонить должны» создавали столь необходимый саспенс, интригу и придавали происходящему неповторимый колорит.

Некоторые участники театра лекционных действий отказывались включать камеру наотрез, ибо «меня выгнали на кухню с моими онлайн-семинарами, а тут кастрюли и недоеденный пирог». Но были и продвинутые пользователи с функцией размытия фона и наложением видов мальдив, альп и прочих кордильер в виде фона для выступлений.

Правда, во время государственных и не очень экзаменов, где надо «показать чистые руки без шпаргалок», все эти кордильеры были под запретом.

Вроде бы все шло хорошо. Зум-совещания запускались по графику, презентации грузились, студенты коннектились. Но мне все равно чего-то не хватало. Например, большого ярусного зала, огромной пятиметровой доски во всю стену, возможности «говорить руками» и считывать реакции зала на голос и слайд, рисовать схему цветными фломастерами и мелками. И вообще «быть в моменте» со своей аудиторией, которая пришла ко мне, на меня, на мои выстраданные картинки презентаций, видео из хроники с известными персонажами и вообще «на мой голос».

Мне не хватало не просто живого общения, о котором уже много написано и выплакано — возможности позвать активного студента «на сцену» и отдать ему или ей зал целиком, без сценария, реквизита и кордебалета. Чтобы он\она могли «взять зал» и попытаться с ним поработать на своем собственном выступлении в стиле ТЕD при полной свободе в рамках университетского устава.

Сложно научить студента выступать в зале на публику, когда скайп-зона ограничена габаритами комнаты, а то и кресла, а аудитория представлена картинками да виснущими каждые полминуты квадратиками телефонных видео с квакающим звуком.

Еще тяжелее, чем «гуманитарщикам», пришлось преподавателям искусств. Кидать батманы у холодильника и тянуть шпагат на подоконнике, конечно, можно и нужно, но не у всех дома есть специально оборудованная балетная студия с высоким потолком, станком и профессиональным покрытием под пуанты, не говоря уж о персональном концертмейстере.

Последним как раз пришлось еще хуже — как, например, преподавателю музыки научить кого-то играть на фортепиано (а также арфе, флейте и барабанной установке), держа кисть, локоть и подбородок правильно, в бесконтактном и бездушном скайпе, даже если рояль удалось заснять целиком?

А вокал? Посмотреть заученный и спетый относительно правильно номер из учебника можно в любом медиа-проигрывателе и даже на ютубе, а вот как этому научить, не имея доступа к живой трепещущей диафрагме?

Просто сказать — спойте упражнение номер 6 на странице 22 и киньте мне в вотсап? Тогда на выходе получим не оперного певца, а ситуацию «Мне в подъезде сосед Баха напел, ужасно не понравилось!»

Как поставить руку скрипачу и выворотность стопы балерине, когда нет никакого доступа ни к этой руке, ни к этой стопе, которые можно и нужно ставить под правильным углом исключительно вручную?

Честный ответ — никак. И никакие стримы, эфиры и записи тут не помогут. А уж о парной и командной работе в любой дисциплине, постановке руки художнику и скульптору, обучении плаванию и чему угодно еще, подразумевающему обязательный жизненно важный физический контакт, и вовсе говорить не приходится.

Знакомые яростно стримят видео с парусника о том, «как правильно ходить по лоции в условиях нереста тунца на Гибралтаре» с крупным планом завязывания морских узлов и перекидывания снастей где-то под Танжером. Но я не рискну взойти на борт к тем, кто учился управлять корабликом по телефону. Другие знакомые не менее вдохновенно рассказывают и показывают, как брать преграду орловским рысаком в огромном манеже пустого конно-спортивного комплекса — и их смотрят сотни людей. Это прекрасно и эстетически радует, но вот как потом доказать совершенно реальному, бьющему копытом коню в манеже, что ты-таки умеешь правильно работать шенкелями и посылать его в рысь без учета онлайн-голосования?

Онлайн-то стерпит, а вот насчет коня гарантий нет.

А еще выяснилось, что дистант бездушен и беспощаден. Это, конечно, безумно удобно преподавателям и администраторам при сдаче работ по графику: не загрузил файл с сочинением, видео пируэтов на парковке или не натыкал тест по экономике — все, ваше время истекло, портал закрыт. Экран медленно гаснет: «Вы слабое звено, прощайте». Компьютерную программу не уговорить, не умаслить и не разжалобить «а я не знал\не понял\не успел», «у меня кабель во дворе сосед перерубил лопатой» и «бабушка уронила кастрюлю на ноутбук и я остался без супа и ноута». Есть время прохождения теста, скорость ответа, время отправки дипломной работы — итога работы многих лет учебы — на кафедральный мейл или портал.

Но тут совершенно не учитывается фактор Человека. Действительно, никто не застрахован от того, что сосед с десятого этажа решил бурить нефтяную скважину через ваш потолок именно тогда, когда ты записываешь видео своего экзаменационного исполнения партии Ленского. Невозможно договориться (ну или хотя бы догнать) коммунальщиков с остро наточенной лопатой, перерубающих заветный проводок при проведении внезапных раскопок в поисках мозаичных полов дохристианской эпохи в садовом товариществе твоей карантинной дачи именно в момент твоего ответа на экзамене. (Случай реален — шум трактора и крики соседей, пытавшихся держать оборону, было слышно даже мне в наушники в другом городе).

Одна абитуриентка из-за сильных помех в эфире через много тысяч километров просто не смогла расслышать, спрашивают ли ее про Европейскую или же Евразийскую интеграцию, и в итоге пролетела с поступлением в университет в этом году. Обидно? Очень!

Так нужен ли дистант как форма обучения студентов и просто взрослых, которые решили получить первое или второе высшее образование, кандидатскую степень или повысить квалификацию для себя? Конечно, нужен. Но для большинства это подходит только как дополнительный формат и строго по желанию (и возможностям) как учеников, так и учителей.

И техника тут ни при чем. Просто образование — включая высшее — это не про прочитать сто книжек за 5-6 лет учебы, а про нечто другое. Это и про умение выдерживать стресс и работать со своими страхами выступления перед живой аудиторией. И про тайм-менеджмент. И про навык общения с преподавателями, сокурсниками и администрацией. И про «держать пальцы» за сдающего друга за стеной экзаменационной аудитории. И про умение организовать себе логистику — вовремя приехать и уехать. Да и просто про «быть в команде» и видеть по глазам. Общаться живьем, со всей своей уникальной невербаликой, которую не заменить тестом, видео и набором фильтров.

А еще дистант четко поделил всех действующих лиц высшего образования на «взрослых» и не очень. «Взрослые» и ответственные легко и быстро выстроили себе процесс обучения — от покупки гарнитуры, чтобы их было нормально слышно на семинаре и экзамене и не надо было постоянно кричать, нависая над ноутбуком и периодически прикладывая к нему ухо, дабы расслышать вопрос, до организации графика сдачи глав диплома научному руководителю без пинка из учебной части «сдай диплом или проиграешь».

Оказалось, что, как в бизнес-корпорациях, сотрудники с большим опытом работы и более высоким уровнем персональной мотивации легче адаптировались к процессу обучения других и вовлечения себя в этот процесс. Это те «мотивированные взрослые», которые сдавали дипломную работу не после звонка из деканата с уточнением номера приписного свидетельства, а аж в апреле — за месяц до официального срока.

Эти же «морально взрослые» студенты (которым от 16 до 23 лет) активно готовились ко всем семинарам и присутствовали живьем, активно задавая вопросы.

Иными словами, выяснилось, что онлайн-формат очень хорош для тех, кто привык не только учить и учиться, но и просто достаточно взрослый для того, чтобы самостоятельно организовать собственный график работы и, что самое важное, придерживаться его целый семестр.

Онлайн-формат высшего образования (и любого дополнительного) не подошел тем, кто либо «не привык учиться», либо еще недостаточно опытный и взрослый, чтобы организовать себе собственный график и не лениться его строго соблюдать.

Этим слушателям в бизнес-иерархии было бы комфортнее иметь так называемую «внешнюю мотивацию», исходящую от наставника, начальника или кого-либо еще, кто постоянно бы направлял, наставлял, вразумлял. А иногда просто вовремя заставлял идти и что-то учить или готовить.

Так что же получается? Можно ли научиться здорово рассказывать лекцию, склеивая виртуальную стенгазету из слайдов и закидывая «презу» в онлайн-хранилище? Возможно ли провести удачный опыт в химической лаборатории, когда у тебя в пробирке вместо реактива – креатив?

К чему же в итоге можно прийти при таком, казалось бы, черно-белом выборе. Нужен ли дистант как формат обучения после выхода из карантина целого отработанного семестра нерабочих дней?

Как дополнительный и внеклассный формат для отработки знаний и бесконтактных навыков, полученных в «нормальном» живом и контактном обучении дистант бесценен и безграничен. Но строго добровольно.

Нужен ли дистант как полноценный заменитель любой формы очного обучения по всем дисциплинам высшего образования? Нет, не думаю.

Подходит ли этот формат ответственным взрослым, принявшим взвешенное решение о необходимости прохождения выбранного онлайн-курса? Вполне.