Потенциально деревянный

Игорь Николаев прогнозирует курс рубля и советует, в какой валюте хранить сбережения

Недавно социологи ВЦИОМа на основе результатов своих исследований заявили, что курс рубля волнует россиян всё меньше. Вывод базировался на следующих результатах социологических замеров: если в марте заявляли о том, что регулярно следят за курсом рубля, 13% опрашиваемых, то в июне таковых было всего лишь 11%. Вообще-то разница в 2 процентных пункта – это в рамках статистической погрешности. На основе только одного этого делать вывод о растущем безразличии россиян к курсу рубля было бы неправильно.

Кроме того, понятно, что подобные выводы именно в это время совсем не случайны. Надо охлаждать девальвационные ожидания россиян, которые явно усилились после известного июньского заявления министра финансов Антона Силуанова о том, что в августе Минфин выйдет покупать валюту на рынке, что приведёт к ослаблению рубля.

Так что ВЦИОМ в очередной раз сказал то, что хотят слышать власти. А ведь проверить, волнует ли курс рубля россиян, очень просто. Задайте этот вопрос себе сами.

Очевидно, что курс рубля обязательно волнует тех, у кого есть накопления, особенно если они рублёвые. Ну а тот, кто говорит, что денег у него нет, а потому курсы валют ему безразличны, на самом деле лукавит. Если и есть такие, то их ничтожно мало.

Сегодня в России все от мала до велика знают: если рубль падает – жди всплеска роста цен. Знают и то, почему так происходит: импортные товары дорожают. Поэтому получается, что, если человека не волнует курс рубля, его не волнует и инфляция. Такое можно себе представить? По-моему, нет. Так что как-то не согласуются выводы ВЦИОМ о растущем безразличии россиян к курсу рубля с реальным отношением по жизни.

Чего же ждать от рубля всё-таки? О, это неблагодарная задача – пытаться прогнозировать курс валюты. Проще всего стараться не отвечать на подобный вопрос (что, кстати, многие и делают) и обезопасить себя от репутационных рисков. Но людей это волнует и будет волновать. Значит, надо пытаться прогнозировать. Для начала, конечно, следует выделить факторы, которые будут оказывать влияние на курс рубля.

Цена на нефть. Безусловно, это очень важный фактор, оказывающий влияние на курсовую устойчивость рубля. Высокие цены на нефть означают большой приток нефтедолларов, что практически автоматически ведёт к усилению рубля. Так было всегда. Однако в последнее время всё больше и больше возникает сомнений в устойчивости корреляции между курсом рубля и мировыми ценами на нефть. Судите сами: мировые цены на нефть драматически не падают, оставаясь на вполне приличном уровне, а рубль, если взять динамику последних месяцев в целом, дешевеет. Отсюда вывод: если цены на нефть будут снижаться, рубль будет ослабевать. Но вот обратное совсем не обязательно.

Отток капитала. Вот что может объяснить, по меньшей мере частично, почему при высоких ценах на нефть рубль может ослабевать. Потому что если притоку нефтедолларов в страну противостоит чистый отток капитала, то именно так оно и будет. Чистый отток капитала из России будет в этом году очень значительным. Даже официальные лица неофициально называют цифру в $50 млрд. Наша оценка – около $80 млрд (если не начнут хитрить с цифрами).

Девальвационные ожидания населения. Они есть, эти ожидания: они разогреты не слишком обдуманными заявлениями некоторых чиновников. Если есть ожидания девальвации, будет спрос на валюту как механизм защиты накоплений.

Сезонный спрос на валюту. И этот фактор учтём, потому что лето – время отпусков, когда наличная валюта – это необходимость для тех, кто выезжает на отдых за границу. Опять фактор не в пользу рубля.

Макроэкономические факторы. Российская экономика тормозит. Это становится всё более очевидным. Следовательно, сильной такую экономику назвать никак нельзя. Вы можете себе представить слабую экономику и сильную национальную валюту? Или, напротив, сильную экономику и слабую национальную валюту? Речь не идёт в данном случае о каких-то не очень продолжительных по времени колебаниях курса валюты. Я себе представить такую ситуацию не могу. Что же, и этот фактор является дополнительным аргументом в пользу более слабого рубля.

«Рукотворные» факторы. Это когда правительству выгодно ослаблять курс национальной валюты для выполнения собственных бюджетных обязательств. Тоже, как можно заметить, наш случай. Власти взяли на себя явно завышенные бюджетные обязательства — денег не хватает. А за счёт ослабления курса можно получить дополнительные доходы в казну. Конечно, все прекрасно понимают, что в таком случае рискуем получить более высокую инфляцию, которая обесценивает выполняемые бюджетные обязательства. Но на это уже не заморачиваются. Главное, выполнить запланированные расходы в номинальном выражении.

Устойчивость других валют. То, сколько стоит рубль в долларовом или каком-нибудь ином валютном выражении, зависит и от того, что происходит с этими самыми валютами. Вообще сегодня на фоне мирового экономического кризиса по-настоящему сильных валют и нет. Рубль? Судя по изложенному выше, не очень сильная валюта. Евро? На фоне кризиса в еврозоне, далёкого, на самом деле, от разрешения, назвать эту титульную европейскую валюту сильной тоже никак нельзя. Доллар США? Это после реализации всех трёх программ количественного смягчения, которые так и не привели к достижению желаемых макропоказателей? Да нет, тоже не очень сильная валюта.

Сегодня вопрос не в том, какая валюта сильная, а в том, какая валюта более слабая. И, судя по сформировавшейся в последнее время тенденции, более слабой валютой является как раз рубль. А ведь надо к тому же учесть, что американцам всё-таки придётся сворачивать свою третью программу количественного смягчения, что объективно усиливает доллар США и, соответственно, ослабляет российский рубль.

Из всего этого, увы, следует вывод, что российский рубль будет ослабевать, причём по отношению к американскому доллару в большей степени, чем по отношению к евро. Нет-нет, драматических обвалов пока не будет. Пока действуют перечисленные выше факторы. Поэтому прогноз такой: возьмём за ориентир 35 рублей за американский доллар к концу года.

Однако надо учесть, что главные испытания для российского рубля ещё впереди — за пределами 2013 года, когда придётся серьёзно потратить деньги из государственных резервных фондов, потому что завышенные бюджетные обязательства властям придётся хоть как-то выполнять. Вот тогда и может возникнуть риск уже далеко не плавной девальвации рубля.

И что, в какой валюте деньги хранить? Если есть что хранить, делайте выводы из сказанного выше. Нет, можно, конечно, отделаться универсальным ответом типа «надо разделить и хранить в равных пропорциях». Те самые упомянутые репутационные риски будут в таком случае минимальными.

А ну их, эти репутационные риски. Как бы мне этого самому ни хотелось, но, увы, доллар США выглядит предпочтительнее. Это даже несмотря на то, что очередное заявление от ФРС США о преждевременности сворачивания программ количественного смягчения способно, как это было в первой половине июля 2013 года, в который уж раз кратковременно ослабить доллар США. Всё равно время, когда США вынуждены будут прекратить эту политику денежного стимулирования, неумолимо приближается.

Непатриотично? Да, но надо же называть вещи своими именами. Могло ли быть иначе? Могло, если бы долгие годы разговоров о необходимости ухода от сырьевой экономики не остались бы только разговорами, если бы капитал не бежал из России, если бы ради выполнения популистских обещаний не появлялось искушение уронить рубль и пополнить за счёт этого казну, если бы министры были сдержаннее в высказываниях.

И кто в таком случае оказывается меньшим патриотом своей страны? Думается, скорее те, кто своими действиями или бездействием так и оставил рубль потенциально слабой валютой, потенциально «деревянной», если вспомнить, как называли рубль в конце прошлого века.