Каменный ГОСТ

Семен Новопрудский о том, почему не нужно возводить памятники политикам

Когда я узнал о сносе участниками «евромайдана» памятника Ленину на киевском бульваре Тараса Шевченко, моей первой реакцией было удивление. Неужели он там до сих пор стоит? О том, почему памятник Ленину в Киеве в декабре 2013 года для значительной части украинцев оказался памятником Путину, отдельный разговор. Меня занимает другой вопрос: зачем вообще ставить памятники политикам, а не писателям, музыкантам, выдающимся полководцам (с ними, впрочем, тоже возможны проблемы: военные победы с течением лет могут восприниматься по-разному), литературным персонажам, героям мультиков, обывателям или невинным исторически нейтральным животным, птичкам, насекомым?

Я искренне не понимаю, зачем памятниками Ленину до сих пор утыкана вся Россия.

Вы скажете, что он вождь мирового пролетариата и создатель очередного варианта российской империи. Но тогда почему у нас нет памятников Троцкому? Лев Давидович, а вовсе не Владимир Ильич готовил план вооруженного переворота, ставшего потом под пером историков победившей стороны Октябрьской революцией и в конечном счете породившего СССР. Троцкий и потом был популярен точно не меньше Ленина.

Или вернуть памятники Сталину, который в воспаленном мозгу миллионов россиян, включая часть политической элиты, до сих пор остается эффективным менеджером. Да что там, бери шире, «именем России». К тому же именно он, по сути, возродил империю, то есть явно нынче в тренде. Потом, правда, этот эффективный менеджер поубивал кучу ленинских и своих соратников, добравшись и до самого Троцкого (специально напоминаю тем, кто сильно шокирован закрытием РИА «Новости», как обычно протекает внутривидовая борьба в момент перехода авторитарных режимов в тоталитарные).

При этом ни многочисленные памятники Ленину, ни его Мавзолей прямо возле офиса главы государства совершенно невыгодны самой российской власти.

Ленин, он ведь революционер и оппозиционер. Сверг действующий режим. Сознательно проиграл войну. Отдал часть территории (именно поэтому в Финляндии памятник Ленину будет стоять вечно). Но разве революционеры и оппозиционеры, да еще отдавшие часть территории страны и сознательно проигравшие войну, могут быть сейчас нашими официальными национальными героями в разгар очередного обострения клинического ура-патриотизма? Скорее уж перед нами стоит демократический выбор между памятниками Ивану Сусанину и Малюте Скуратову, не похожему на бывшего генпрокурора.

Можно в принципе оставить на всю Россию только один знаменитый памятник Ленину в Челябинске, где его по недосмотру якобы изваяли с двумя кепками: одна в руке, другая на голове. Все-таки произведение искусства случайно получилось.

Раз уж у нас опять поднялась волна за возвращение памятника Дзержинскому на Лубянку из «Музеона» (где ему самое место), давайте вспомним о хозяйственной деятельности Феликса Эдмундовича, а не о его известном вкладе в дело возрождения и приумножения богатых палаческих традиций государства. Он ведь у нас был почти что либеральным экономистом, прямо таким ленинским Чубайсом. Тогда давайте установим ему памятник не возле КГБ СССР, а где-нибудь возле здания Высшей школы экономики.

Если серьезно, памятники любым политикам вообще надо ставить крайне осторожно. Или не ставить вовсе. Достаточно, например, ограничиться их изображениями на купюрах: деньги обычно лучше всего примиряют политические противоречия частных людей. Впрочем, когда в разгар оттепели Андрей Вознесенский написал «уберите Ленина с денег — так цена его высока», стих сочли антисоветским.

Каждый памятник политическому деятелю прошлого — это всегда актуальное политическое высказывание действующей власти. А восприятие истории меняется. Тот, кто для одних великий государственный муж, для других — палач, убийца, губитель страны. Особенно в России, где при неизменности торжества идеологии рабства конкретные политические реалии и знаки политических деятелей неоднократно менялись на прямо противоположные. У нас в политике нет «бесспорных» вроде Нельсона Манделы, хотя и в ЮАР будущий неизбежный памятник этому политику понравится не всем.

Пора нарушить этот неписаный каменный ГОСТ — государственный стандарт появления статуй политиков и чиновников в публичном пространстве.

Хотите строить православное царство на основе традиционных ценностей — заканчивайте демонстрировать мумию умершего почти сто лет назад политика прямо в центре столицы. Похороните Ленина по-человечески, по-христиански, как он сам просил в завещании, на Волковом кладбище Петербурга, рядом с могилой матери. И либералы тоже будут довольны.

Разумеется, люди способны осквернить и разрушить не только памятники политическим вождям. Вон даже знаменитой невинной «Русалочке» Торвальдсена в цивилизованном вроде бы Копенгагене сколько раз доставалось. Но разрушение памятников, не имеющих идеологической нагрузки, всегда чистое хулиганство. А памятники политикам что власть, что оппозиция крушат с явным политическим подтекстом. Это всегда акт ревизии исторической памяти или революционного протеста. И хорошо, когда дело заканчивается только рубкой голов памятников, а не живых вождей.

Что касается статуй политиков, пусть они остаются только в таком виде, как у одного бывшего первого секретаря Ташкентского горкома КПСС. Этот скромный советский партийный руководитель изваял собственную пятиметровую статую из чистого золота и поставил ее во дворе собственного дома. В России у крупных чиновников, руководителей госкомпаний и политиков есть все возможности, чтобы повторить этот подвиг скромности.