Размер шрифта
А
А
А
Новости
Размер шрифта
А
А
А
Газета.Ru в Telegram
Новые комментарии +

Китай после ХХ съезда компартии

О глобальных вызовах и перспективах

Итоги ХХ съезда лучше всего проиллюстрировал фондовый рынок на следующий день после завершения. Акции китайских компаний на бирже в Гонконге упали до 13-летнего минимума. Владельцы технологических гигантов Alibaba и Tencent за один день потеряли около 2 млрд долларов, а 10 богатейших граждан страны стали беднее на 9 млрд долларов после съезда. При этом индекс Hang Seng China Enterprises, отражающий котировки китайских акций в Гонконге, упал более чем на 7%. Иностранцы продали рекордное количество акций, а курс национальной валюты снизился до минимальных отметок за последние 15 лет, отмечает агентство Reuters.

Все это происходит на фоне в целом неплохих макроэкономических данных: ВВП вырос на 3,9% в третьем квартале по сравнению с годом ранее, в то время как во втором квартале рост составил символические 0,4%. Промышленное производство показало рост на 6,3% в сентябре по сравнению с прошлым годом, превысив прогнозы в 4,8%. Инвестиции в основной капитал также показали рост на 5,9% за девять месяцев текущего года. Вот только безработица выросла до 5,5% в сентябре с 5,3% в августе, также замедлился рост экспорта до 5,7% в сентябре по сравнению с 7,1% в августе. Кроме этого, тревожные данные вышли по розничным продажам, замедлившимся до 2,5% по сравнению с ростом в 5,4% в августе.

Если проанализировать данные цифры внимательно, станет понятно, что внутренний спрос в Китае ослаб в сентябре, ослаб также внешний спрос, о чем свидетельствует динамика экспорта. Во многом это объясняется политикой «нулевой терпимости» к COVID-19, которая ограничивает мобильность рабочей силы, приводит к снижению потребления.

Как считает Bloomberg Economics, «в экономике Китая происходит нечто большее, чем просто восстановление, описываемое превышением темпов роста ВВП в третьем квартале, и это – нездоровая картина».

В чем причина такой реакции финансовых рынков? Как известно, инвесторы голосуют своими долларами или юанями после крупных политических событий. Прошедший съезд показал, что «товарищ Си» консолидировал значительную власть в своих руках. Он не только был переизбран на третий срок, он также заполнил Постоянный комитет Политбюро шестью своими сторонниками. Все видимые конкуренты были устранены. Символично, что на третий срок на пост Генерального секретаря КПК выдвигали только Мао Цзэдуна. Теперь политических конкурентов у Си Цзиньпина нет. Отметим, что бывшего лидера компартии Китая Ху Цзиньтао, известного лидера неформальной оппозиции «товарища Си» и сторонника налаживания отношений с США, а также противника силового решения «тайваньского вопроса» просто вывели под руки из зала, якобы под видом его плохого самочувствия. На финальном заседании его уже не было.

Инвесторы опасаются, что Си продолжит политику локдаунов и «нулевой терпимости» к COVID. Более того, в экономике Китая накопились структурные проблемы, требующие решения. Они начались с долговых проблем крупнейшего девелопера КНР Evergande и, как эффект домино, ударили по многим застройщикам. Потерявшие работу китайцы, обремененные ипотечными займами, выходили на демонстрации, требуя государственной поддержки. Локдауны привели к значительному росту безработицы среди молодежи, падению доверия бизнеса и потребителей. Продажи новостроек резко снизились, поскольку в таких условиях покупатели опасаются брать ипотечные кредиты. При этом застройщики не могут реализовать построенные объекты и пытаются перекредитоваться в банках. Дефолт угрожает всему сектору девелопмента.

Но не только ему. Общий долг в результате финансирования местных органов власти в ходе строительства инфраструктурных проектов в целях восстановления китайской экономики после кризиса 2008-2009 гг. достиг 8 трлн долларов. Учитывая, что курс доллара стремительно растет в результате ужесточения денежно-кредитной политики Федеральной резервной системы США, выразившейся в нескольких раундах значительного повышения учетной ставки, а также снижения курса юаня, отдавать долги, номинированные в долларах, становится все труднее. Дефолт угрожает и застройщикам, и банкам, и местным органам власти, занимавшим долларовые ресурсы.

Речь Си Цзиньпина на съезде показала, что он настроен на возврат Тайваня. Недавний инцидент с визитом на остров заместителя госсекретаря Нэнси Пелоси показал решимость КНР в этом вопросе. Си Цзиньпин заявил, что «колеса истории катятся к воссоединению Китая», отметив, что Китай «будет стремиться к мирному воссоединению. Но мы никогда не обещаем отказаться от применения силы. И мы оставляем за собой возможность принять все необходимые меры».

Си Цзиньпин подчеркнул, что развитие экономики – высший приоритет. Под этим Си понимал стремление догнать экономику США в течение своего нового пятилетнего срока руководства страной. Также поставлена цель «модернизации в китайском стиле» – достижения статуса страны с высоким уровнем дохода. Для этого необходимо провести пенсионную реформу – поднять возраст выхода на пенсию до 65 лет с нынешних 60. Также провести налоговую реформу – поднять уровень налогообложения для богатых, для того чтобы улучшить финансирование сферы образования и здравоохранения. Модернизация экономики предполагает сокращение доли занятых в сельском хозяйстве с нынешних 25% до 3%, присущих развитым странам. При этом с 2020 года китайцы получили право покупать жилье и получать государственные пособия в любом городе с населением менее 3 миллионов человек. Общее число частных компаний, привлекающих капитал на финансовых рынках страны, резко возросло.

Однако регуляторные репрессии против крупных китайских компаний, как Аlibaba и Tencent, показывают, что Пекин настороженно относится к таким крупным компаниям, – это и показали распродажи данных компаний в понедельник после съезда. В целом иностранные инвесторы опасаются давления на частный сектор, в частности усиления налогообложения и сокращения прибыли в предстоящую пятилетку «товарища Си».

Выступая на съезде, Си Цзиньпин также добавил, что развитие должно быть сбалансировано с национальной безопасностью. Под этим многие наблюдатели понимают наращивание военной мощи страны.

Надо сказать, что уже сейчас военный потенциал КНР впечатляет. Стратегические ядерные силы обладают значительной боевой мощью, а также внушительным численным составом. На данный момент на вооружении Китая находится примерно 200 межконтинентальных баллистических ракет, около 300 баллистических ракет средней дальности, 1150 тактических ракет и около 3 тысяч крылатых ракет. Все межконтинентальные ракеты являются многозарядными (до 10 боеголовок, как сообщает агентство Bloomberg). Также сообщается, что КНР имеет крупнейший флот в мире – более 350 кораблей и подводных лодок, в то время как флот США составляет немногим более 290 кораблей.

Однако китайская военная доктрина исходит из признания того, что война больше не является соревнованием между отдельными Вооруженными силами конкурирующих противников, а соревнованием противоборствующих информационных систем. В Пекине это осознали после окончания холодной войны и последующих двух десятилетий. КНР считает, что конфронтация ведется не только в традиционных областях – на суше, на море, в воздушном пространстве, но и в космосе, киберпространстве, электромагнитных и даже в психологических сферах. Такая системная конфронтация требует достижения «всеобъемлющего господства». Исходя из данных принципов, Китай строит свою систему вооружений, человеческий потенциал Вооруженных сил.

Хочется отметить, что прав был американский финансист Рэй Далио, заявивший, что новым мировым лидером, устанавливающим свой миропорядок, скоро станет Китай. «Товарищ Си» хочет сделать это в ближайшие пять лет. Только вот каким будет этот новый мировой порядок, нам неизвестно.

Автор выражает личное мнение, которое может не совпадать с позицией редакции.

Загрузка