Размер шрифта
А
А
А
Новости
Размер шрифта
А
А
А
Gazeta.ru на рабочем столе
для быстрого доступа
Установить
Не сейчас

Новая форма денег

О перспективах криптовалюты

Криптоактивы будоражат умы начинающих инвесторов гигантскими доходностями и возможностью быстрого обогащения. Это и понятно – движение FIRE набирает обороты во всем мире, и наша страна не исключение. Суть его – заработать к 30-35 годам состояние и не работать более. Заниматься фитнесом, здоровым питанием, загорать на солнечных пляжах мировых курортов. ТГ-каналы забиты сообщениями, как Витя или Вася легко стали долларовыми миллионерами и теперь живут на Гоа или на Бали, ни в чем себе не отказывая.

Другие подходят более профессионально – анализируют графики, например, биткоина, пытаются рассмотреть какие-то паттерны и модели, глубокомысленно заявляя, что будет рост до 500 тысяч долларов. И это не наши доморощенные инвесторы, толком не потрепанные финансовыми кризисами. Это заявляет известная бизнесвумен из США Кэти Вуд, основательница хедж-фонда ARK Innovation, которая верит в это, потому и купила акции компании Илона Маска, известного поклонника криптоактивов, просевших после последнего высказывания главы SpaceX. Дело в том, что при довольно средних корпоративных показателях и малоэффективном корпоративном управлении Tesla Motors считается лидером инновационных процессов, в основном, благодаря харизме Маска, который держит на балансе компании биткоины. Но акции Tesla с января упали почти на 40%. Многие аналитики предрекают Кэти Вуд банкротство, которая к тому же умудрилась купить на 100 млн долларов акции криптобиржи Coinbase, упавшие до исторического минимума – 208 долларов. Сам же Маск, после покупки Twitter, получил новый, мощнейший инструмент пиара своих новых проектов, иначе зачем ему в его бизнес-империи еще и соцсеть?

Почему падают акции, я писал в одной из статей – эстафета повышения процентных ставок, начатая ФРС США и подхваченная более чем 70 центральными банками других стран мира, спровоцировала массовый перелив капитала из акций в облигации, ставшие при этом более доходными.

Разберемся, что представляют собой криптовалюты и почему наш Центральный банк так упорно сопротивляется попыткам легализовать их как законное платежное средство. Казалось бы, в век цифровизации логично было бы перейти именно к цифровым деньгам.

История криптовалют начинается в 1990-х годах, когда образовалась группа т.н. «киберпанков» – ученых, занятых в области безопасности данных, криптографии и т.д. Их лидером бы человек по имени Хел Финни – профессиональный криптограф, работавший в сфере защиты информации. В данном сообществе был также человек (или группа людей – до сих пор неясно), называвший себя Сатоши Накамото, которому и приписывают авторство создания первой криптовалюты. Им (или ими) был опубликован текст под названием «Биткоин: пиринговая система электронных денег», положивший начало эпохи криптовалют.

По сути, была предложена просто система хранения информации в виде цепочки блоков (блокчейна) по установленному порядку. Каждый блок связывается с предыдущим, составляя таким образом непрерывную последовательную связь. Блок – в общем виде – стандартизированное хранилище информации (неважно, какой – собственников недвижимости, владельцев ценных бумаг – технология блокчейна позволяет компьютеризировать даже эти процессы). Пиринг – объединение сетей и обмен информацией о сетевых маршрутах. Важно то, что цепочка блоков хранится не на одном компьютере или в корпоративной сети, к чему мы давно привыкли, а на огромном множестве компьютеров. Так, работу блокчейна биткоина поддерживает во всем мире более миллиона компьютеров. Эти компьютеры связаны между собой через интернет сетью Р2Р – Person-to-Person.

В январе 2009 года, в разгар глобального финансового кризиса был дан официальный старт проекту «Биткоин» – нового платежного средства. Сатоши Накамото сгенерировал первый и главный – нулевой блок, в котором содержалось 50 биткоинов. Через неделю к нему присоединился Хел Финни, который сгенерировал уже 78-й блок. Сатоши Накамото перевел Финни первые биткоины. Уже после совершения транзакции было сформулировано определение биткоина: «Одноранговая система электронных денег, представляющая собой сеть Р2Р, осуществляющая трансфер денег от одного человека к другому». Революционное достижение разработчиков данного вида электронных денег состояло в том, что они именно создавались (генерировались) путем сложных математических расчетов, обеспечивающих работу сети (т.н. майнинг) без всяких надзорных органов. Система работала сама по себе, обслуживала сама себя, за что майнерам начислялось некоторое количество биткоинов.

В этом и состояла основная проблема новых денег – центральные банки многих стран встретили их в штыки, и на то были основания. Если в стране растет количество новых платежных средств (или денег), это может вызвать неконтролируемую инфляцию.

Вспомним доброе старое уравнение монетаристской школы экономики, введенное Ирвингом Фишером: MV=PQ или M=PQ/V, где M – количество денег в экономике; P – уровень цен; Q –выпуск товаров или ВВП; а V – скорость обращения денег.

Таким образом, новые криптовалюты ломали эту систему, угрожая экономике неконтролируемой инфляцией. Пока центральные банки судили да рядили, как быть с новым видом денег, где-то в глубинах даркнета совершались сделки по покупке наркотиков и оружия и другая незаконная деятельность.
Пришло время задуматься, как легализовать и отрегулировать данный вид активов. Ряд правительств признали криптовалюту как товарный актив –ну, вроде металла или нефти. В США – это ценные бумаги и рынок криптовалют регулируется Комиссией по ценным бумагам и биржам (SEC).

Интрига состоит в том, что создатели биткоина создали систему шифрования данных с открытым кодом. Это значит, что любой достаточно подготовленный программист сможет создать свою собственную криптовалюту – и таких появилось множество. Все они объединялись общим термином – альткоин.

Так, выходец из России Виталик Бутерин создал вторую по популярности валюту Etherium – «Эфир». Именно на ней базируются т.н. «невзаимозаменяемые токены», или NFT – цифровые активы, представляющие собой какую-то часть интеллектуальной собственности – фотографии, стихи, песни, рисунки и т.д. Дело дошло даже до того, что известный аукционный дом Christie's открыл свою торговую площадку под названием Christie`s 3.0, которая будет работать в сети Etherium.

Многие задаются вопросом: является ли криптовалюта, например, биткоин, финансовым пузырем или финансовой пирамидой? Думается, что от финансовой пирамиды он отличается главным своим качеством – конечным числом монет, которые можно будет сгенерировать, – 21 млн. После этого эмиссия биткоинов прекратится.

Правда, есть исключение из этого – форкинг. Это, по сути, ответвление от основной цепочки блокчейна, когда появляется новый вид виртуальных денег. Так после форкинга биткоина появились две отдельные криптовалюты – собственно биткоин и биткойн Cash. Иными словами, предел добычи ВТС (так сокращенно называется биткойн на биржевых площадках, где он торгуется) в 21 млн монет можно обойти таким способом.

Но есть еще один недостаток криптовалюты – отсутствие внутренней стоимости. В золоте она заключается в сложностях добычи желтого металла, его редкости и рассеянности по земле. В бумажных деньгах, неразменных на золото – т.н. «фиатных», то есть неполноценных деньгах, стоимость устанавливается государством и его органами – Центральным банком, министерством финансов и т.д. Иными словами, она принимается на веру, причем до тех пор, пока мы верим деньгам или государству. В случае каких-то социальных потрясений, резких девальваций национальной валюты население обращается к более привычной форме сохранения капитала – золоту и другим драгоценным металлам, квадратным метрам и бытовой технике и электронике (кстати, такой совет недавно дал один из чиновников нашего Центробанка – ввиду «токсичности валют» недружественных стран скупайте, мол, граждане, бытовую технику).

В случае с криптовалютой единственная стоимость – информация, заключенная в каждом блоке блокчейна, проще говоря – нечто виртуальное, что нельзя потрогать руками. Однако большинство инвесторов верит в рост криптовалют и активно в них инвестирует. Так, например, в 2010 году программист Ласло Ханнис купил 2 пиццы за 10 тысяч биткойнов! По текущему курсу эти пиццы стоили бы 200 млн долларов!

Интересно, ест ли он пиццы сейчас и по какой цене. Но курсам криптовалют присуща крайняя волатильность.

Один мой знакомый купил 1 ВТС за 20 тысяч долларов, а когда тот упал до 3000 долларов, он рвал на себе волосы и клялся, что никогда в жизни больше не будет инвестировать в криптовалюту. Конечно, же, он соврал: ведь человеком на финансовом рынке управляют две страсти – страх и жадность. Да, ВТС стоил и 60 тысяч долларов. Как мы видели, энтузиасты вроде Илона Маска или Кэти Вуд верят, что его курс дойдет до полумиллиона долларов. Вероятно, это случится, когда будет добыта последняя, 21-миллионная монета ВТС.

Есть и еще недостаток инвестиций в криптовалюту. Децентрализация и отсутствие регулятора на этом рынке приводят к манипуляциям, что хорошо видно на графике ВТС, напоминающим американские горки. Группа биткоиновых миллиардеров, владеющих 20% ВТС, способна задрать вверх и потом резко обвалить рынок, оставив мелких инвесторов без их сбережений. Стоить отметить, что за последние дни наблюдается отскок после снижения практически на всех рынках – акций, нефти, золота и т.д. Но вот биткоин стоит как вкопанный у отметки 20 тысяч долларов.

Случайность? Не думаю. Не зря автор бестселлера «Черный лебедь», американский финансист Нассим Талеб заявил, что ВТС не страхует инвесторов от инфляции и не является защитным активом. По его мнению, биткоин может быть интересен только в спекулятивных целях, хотя сама схема блокчейна кажется ему перспективной.

Ну, и как водится, любая инновация в финансовой сфере привлекает мошенников – взламываются кошельки инвесторов, взламываются счета на криптобиржах. А один молодой финансовый гений из Техаса (ему 20 лет) придумал оригинальную схему обогащения – он разработал компьютерный протокол, который учитывал каждый вложенный доллар несколько раз, искусственно завышая стоимость созданных им цифровых токенов. Для рекламы своего актива он обещал их держателям доход до 30% годовых, а также разработал 11 алгоритмов, которые активно взаимодействовали между собой в соцсетях и пиарили свои цифровые проекты. В итоге каждый вложенный доллар считался за шесть, а объем депозитов пользователей вырос до 7,5 млрд долларов, разумеется, фиктивных. Однако некий хакер взломал аккаунт, украл 53 млн настоящих долларов и обрушил стоимость актива. Это привлекло внимание экспертов, обнаруживших 11 фейковых персонажей и подробное описание алгоритмов аферы.

Автора пока не поймали, но что-то мне подсказывает, что он еще удивит нас своими изобретениями. Очевидно, что эту сферу деятельности надо жестче контролировать – наши, российские мошенники, например, создавшие пирамиду Finiko, также привлекали инвесторов баснословной доходностью криптоактивов (ок. 30% годовых), а в итоге украли у доверчивых граждан, коих набралось 165 тысяч, более 1 млрд рублей. Они даже собственную криптовалюту выпускали, котировавшуюся на криптобиржах.

Доля россиян, владеющих криптовалютой, составила 12%, а общая сумма их вложений – около 1 трлн рублей. Такой стремительный рост во многом связан с введенными санкциями в отношении доллара США, а также политикой российских банков, направленной на вытеснение «токсичных валют» из оборота в стране, в том числе запретом на оплату товаров российскими картами «МИР» за рубежом.

В результат 17 млн россиян стали владельцами криптовалют, подавляющая часть которых (60%) – молодые люди от 25 до 44 лет. Большинство из них используют криптовалюту как средство сбережения, а некоторые – для активных спекуляций. В последнее время криптовалюту стали использовать для вывод средств за рубеж – в основном для этого применяют т.н. стейблкоины – криптовалюты, привязанные к доллару США, например, USDT.

Россия также занимает третье место по майнингу. Так как для охлаждения майнерских «ферм» – компьютеров с большим числом видеокарт – требуется все возрастающая мощность (и охлаждение соответственно) – вследствие т.н. «халвинга» вознаграждение майнеров периодически уменьшается вдвое, то майнерские фермы перемещаются в регионы с холодным климатом, например, в Сибирь или Якутию (там, кстати, потребление электроэнергии дотируется из бюджета). Противники криптовалют утверждают, что майнинг загрязняет атмосферу тепловыми выбросами, способствуя изменению климата.

Минфин РФ первым заговорил, что такое число россиян, занятых добычей или инвестированием в криптовалюты, необходимо как-то учитывать, легализовать и обложить налогами. В итоге был принят закон 31 июля 2020 года № 259-ФЗ «О цифровых финансовых активах, цифровой валюте и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации». По сути, он разрешает инвестировать в криптоактивы, но не использовать их как расчетное средство.

Тем не менее, внутри страны монетарные власти проявляют непреклонность в запрете использования криптовалют в качестве платежного средства. Председатель комитета Госдумы по финансовому рынку Анатолий Аксаков предложил привлекать лиц, использующих криптовалюты в расчетах, к ответственности, а также ввести законодательный запрет на использование криптовалюты как средства платежа на территории России.

Российские компании начали проводить трансграничные сделки с использованием криптовалюты, несмотря на то, что регулирование этой сферы может заработать только в 2023 году. Пока такие расчеты проводятся в ограниченном объеме.

Отметим, что позиции ЦБ РФ в последнее время также наметились изменения – он согласен использовать криптовалюту в международных расчетах, в частности, между РФ и КНР. Однако во внутренних расчетах Центробанк собирается запустить собственную цифровую валюту – цифровой рубль. Пилотный запуск нового вида денег, как утверждает наш регулятор, начнется в 2023 году, причем Банк России подчеркивает, что это будет новая, третья форма денег, наряду с наличным и безналичным рублем.

Его главное отличие от криптоактивов состоит в том, что он будет основан на собственном блокчейне ЦБ и полностью им контролироваться. Вы открываете в этом блокчейне свой цифровой кошелек и оплачиваете свои покупки. Пока заявку на тестирование цифрового рубля подали 12 банков, в том числе ВТБ, Альфа-банк, Сбербанк, Тинькофф банк, ПСБ и Газпромбанк.

В будущем все банки будут обязаны принимать цифровые рубли, так как он будет утвержден законом как платежное средство. Хорошо этот или не очень – покажет время. Но тенденция уже вырисовывается – финансовые власти стремятся к еще большему контролю за доходами и расходами в обществе. По мнению Эльвиры Набиуллиной, цифровой рубль сделает расчеты дешевле.

Итак, в мире активно развивается новая форма цифровых финансовых активов. Но станет ли крипто валюта деньгами в полном смысле этого слова – пока никто не знает, хотя в ряде стран уже разрешены подобные платежи.

Автор выражает личное мнение, которое может не совпадать с позицией редакции.