Ваши проблемы не входят в круг наших проблем

Виктория Волошина о попытке стать активным гражданином

Прошло уже почти девять месяцев с того дня, как закрылся на ремонт ближайший к моему дому подземный переход на станции метро «Севастопольская» — одной из почти сотен станций, попавших в программу «благоустройства подуличных переходов и вестибюлей подземки на 2015 год». Вывешенный в июне прошлого года информационный щит обещал, что «чисто и красиво» здесь будет 27 октября 2015 года. А пока, граждане, заходите в метро в обход.

Конечно, смутные сомнения терзали: за выгородкой из гофрированного железа, оставившей для прохода пассажиров длинный темный лаз, редко доносились звуки ремонтных работ. А после того, как ободрали мраморную облицовку со стен, они и вовсе затихли. Чуда действительно не случилось — в день обещанного открытия обновленным оказался лишь информационный щит, на который был наклеен чистый и красивый листок с новой датой окончания ремонта: теперь ждать этого светлого праздника жителям предлагали до 22 декабря 2015 года.

22 декабря концепция вновь изменилась — теперь на щите обещают закончить работы во втором квартале 2016 года. То есть спустя год после начала ремонта. Рабочие тем временем соорудили себе теплую времянку, вывели наружу печную трубу и, кажется, приготовились к долгой зимовке. А то и не одной. Так что я всерьез опасаюсь, что следующий листок на щите порадует обещанием закончить ремонт в 2017 году, если не в следующем веке.

Все это время жизнь в переходе, естественно, не кипит.

Торговые павильоны не работают, утренней газеты не купить, воды из автомата не взять — даже бомжи и бродячие собаки из этого неуюта сбежали.

Поверить в то, что мэрия Москвы не ввела в договорах штрафных санкций за срыв сроков ремонтных работ в метро — том самом, на которое нас неустанно призывают пересаживаться и в развитие которого вложены рекордные средства из городского бюджета, трудно. Да что там трудно — невозможно!

А если заказчик с самого начала подозревал, что сроки выдержать не удастся, зачем надо было затевать ремонт сразу на сотне станций?

Чтобы освоить бюджет? Или скорее чтобы застолбить территории, как золотой прииск, чтобы они не ушли в другие руки? А может, в мэрии просто не в курсе, что этих подрядчиков давно пора штрафовать или менять?

В общем, вопросов возникло так много, что в поисках ответов на них (городские СМИ на эту тему почему-то пишут неохотно) я решила стать «активным гражданином». Зарегистрировалась на портале «Наш город». Нашла подраздел «Подземные пешеходные переходы». Приложила фото из перехода (иначе обращение не принимают).

И написала со всем уважением: «С июня 2015 года идет ремонт подземного перехода метро «Севастопольская». Работы обещали закончить сначала в октябре, потом в декабре, сейчас появилось сообщение о втором квартале 2016 года. За год можно дом построить — не то что отремонтировать переход. Все это время жители вынуждены пробираться в метро в обход, спотыкаясь о металлические ограждения и строительные сетки. На этом фоне оптимистические плакаты «Скоро здесь будет чисто и красиво» кажутся издевательством над жителями».

Через три дня — оперативно — получила ответ: «Тема Вашего сообщения не соответствует предложенным на портале проблемным темам, поэтому оно не может быть опубликовано (п. 2.1 Единых правил модерации).

Странно как-то. То есть

получается, что не активные граждане сообщают власти о проблемах в городе, а портал диктует активистам, какие темы стоит поднимать, а какие — нет.

Не поверив своим глазам, вновь полезла на сайт. Точно. В подразделе про подземные переходы можно обсудить лишь две проблемы: «Неисправность/недоступность инфраструктуры для маломобильных граждан» и «Некачественное содержание подземных и наземных пешеходных переходов».

Но сразу сдаваться было как-то недостойно «активного гражданина». Я решила нажать на гражданскую ответственность модераторов сайта и написала еще раз: «На информационном щите, который установлен в подземном перехода метро «Севастопольская», третий раз меняют сроки окончания работ по благоустройству. Работы обещали закончить сначала в октябре, потом в декабре, сейчас появилось сообщение о первом квартале 2016 года. Почему подрядчик, выбранный городом для ремонта в этом переходе, не выполняет свои обязательства? Прошу ответить по существу, а не бюрократически и, по сути, издевательски, что «тема моего сообщения не соответствует предложенным на портале проблемным темам».

Через три дня — система работает, контора пишет — получила ответ: «Тема Вашего сообщения не соответствует предложенным на портале проблемным темам, поэтому оно не может быть опубликовано (п. 2.1 Единых правил модерации).

И приписку: «Ваше сообщение может быть перенаправлено в Электронную приемную Правительства Москвы, где оно будет рассмотрено в соответствии с Федеральным законом от 02.05.2006 №59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации». Обращаем Ваше внимание на то, что отправка сообщения в Электронную приемную Правительства Москвы доступна в течение трех дней».

Что делать? Нажала на иконку «Отправить в электронную приемную». Через две недели получила ответ, из которого узнала, что мой злополучный переход находится на балансе Московского метрополитена, который, в свою очередь, подотчетен департаменту транспорта. Туда-то мою «проблему» и переправили.

Ответа из транспортного цеха я так и не дождалась. Впрочем, если честно, не очень-то и ждала.

Ну что мне может ответить заказчик этого самого долгоремонта? Предложить в качестве компенсации за неудобства бесплатный годовой проезд в метро? Смешно. В лучшем случае сообщит, что переправили мое письмо застройщику, который ведет работы в подземном переходе на «Севастопольской». Ну так ему я в первую очередь позвонила, благо телефоны застройщика красуются на том же информационном щите, где все время меняются сроки окончания работ. По телефону мне строго сказали: «Вся информация вывешена на информационном щите. Если щита нет — примем меры».

«Щит-то есть, — успела я еще сказать в трубку. — Ремонта нет».
«Ремонт будет завершен в указанные на щите сроки».

Короткие гудки. Круг замкнулся.

Разбуженная, но не удовлетворенная «активность» заставила меня внимательно изучить, какие именно проблемы решают на портале более везучие, чем я, москвичи. Ямы на дорогах, разбитые остановки, сгоревшие лампочки в подъездах, неработающие лифты, остановившиеся уличные часы — эти проблемы модератор вроде не банит. На сайте идет подсчет: 17 865 сообщений опубликовано, 14 033 проблемы выявлено, 13 702 — решено, 331 — в работе…

Даже как-то неловко стало: люди реальным делом заняты, лампочки в городе меняют вовсю, а я мешаюсь тут со своими дурацкими вопросами про подозрительные контракты московской подземки.

Правда, перегоревшие лампы в подъезде мы с соседями и сами спокойно меняем — это куда проще, чем переписка со строгим модератором на городском портале. Но кому-то сервис наверняка действительно помогает. И это хорошо.

Одно жаль — что круг проблем на общегородском сайте ограничен лишь теми, которые в странах без такой прямой вертикали власти решают на уровне даже не районных управ, а отдельных управляющих компаний, заключающих договоры с подрядчиками по ремонту дорог, содержанию дворовых территорий, ремонту кровель и т.д. И в судах, когда эти договоры не выполняются.

Довольно неэффективно, на мой взгляд, когда указание о замене лампочки или заделке дорожной ямы идет с самого верха административной пирамиды. Но при этом вопрос, в курсе ли мэр, что программа благоустройства половины переходов станций метро практически сорвана, некому задать, кроме тех самых подрядчиков, которые его сорвали, и того самого департамента, который за это в ответе.

Большой город — сложный механизм. Без реальной, а не дежурной связи с горожанами даже самые правильные затеи могут легко вызвать не благодарность, а раздражение.

Это ведь как ремонт в квартире: когда его делают в пустом жилье, то, конечно, эффективнее и дешевле сразу выбросить старую мебель, оставшуюся от прежних жильцов, поменять разом всю электрику, сантехнику и батареи. Но когда в квартире при этом обитают люди, приходится выбирать другую схему: привести в порядок сначала одну комнату, потом другую... Попутно подновив старый буфет, оставшийся от бабушки, и старую пишущую машинку с костяными клавишами, на которой печатал отец, а не выбрасывать их на помойку, как сегодня поступают с исторической мраморной облицовкой вестибюлей метро, меняя ее на подозрительно дешево выглядящие пластиковые панели.

Москва — это большая квартира, в которой живут люди. Много людей. Но иногда кажется, что устроители городских ремонтов об этом забывают. Расчищая улицы, дворы, переходы и подходы к метро от «старого хлама» так масштабно и отчаянно, как будто строят город для каких-то других, новых москвичей, которые когда-то будут жить в этом светлом, чистом и просторном жилье. А старые — пусть потерпят. Лампочки-то им меняют вовремя.