Повесть о настоящем унитазе

Алексей Яблоков о том, как опасно иметь дело с умной иностранной техникой

Вот вы возмущаетесь историей с премьером Медведевым, который зашел на RuTracker со своего карманного устройства. А у нас в Пошехонье произошла история похлеще.

В городском отделении банка работал менеджер Кирилл. Он трудился в поте лица, и за это ему под Новый год дали не одну, а целых две премии. И он не придумал ничего лучше, как приобрести в интернете умный японский унитаз. Два месяца он ждал, пока унитаз прилетит в Ярославль. А уж оттуда сам забрал его на своей «Ниве».

Устанавливал прибор лучший слесарь в городе. Когда дело было сделано, Кирилл устроил пышную вечеринку и пригласил нас любоваться. Само собой, он накупил водки, пива и рыбных консервов, но, к чести приглашенных, ни к яствам, ни к напиткам почти никто не притронулся.

Никому не хотелось опорочить сияющее, как снег, устройство.

Что говорить, Япония — великая страна, не чета Америке! Все мы благоговейно разглядывали инструкцию, сплошь в иероглифах и цветных картинках. Там было сказано, что унитаз «Летящий журавль» умеет исполнять музыку, подключаться к радиоточке, делать анализы, определять вес и возраст пользователя, производить тест на беременность, выходить в интернет и показывать кино.

Конечно, он и воду сливал, причем в трех режимах, с подсветкой, каждый раз произнося мужским голосом: «Усс!»

Все были в восторге, а Кирилл напился до такой степени, что заснул в обнимку с «Летящим журавлем». На следующее утро он рассказывал, что унитаз сам довел его до постели.

Через неделю случилась удивительная история. Какие-то хакеры взломали Кириллов телефон. Они стали звонить с его номера разным абонентам из адресной книги, ничего не говорили, а только шипели и бурлили. Из-за этого Кирилл имел крупный разговор с начальством и с женщиной из Череповца, которую звал замуж.

Кирилл сменил номер, но наутро ситуация повторилась. Более того,

с нового номера всем стали поступать чудовищные фотографии, от которых даже у прожженных жизнью пошехонцев волосы встали дыбом.

Кирилл побежал в полицию, где ему лениво посоветовали искать шутников среди собственных друзей. Тогда Кирилл выключил телефон и решил общаться с миром при помощи соцсетей и электронной почты. Но тут оказалось, что в «Одноклассниках», «ВКонтакте» и «Фейсбуке» на его адрес уже зарегистрированы новенькие, одинаковые по оформлению аккаунты. Все они назывались «Летящий журавль», а в профиле красовалось изображение японского унитаза. Первая же запись посвящалась всем жителям Пошехонья и была крайне непристойна.

Кирилл почувствовал, что теряет рассудок. Он побрел в санузел и попытался отключить все функции унитаза, кроме главной. Но, невзирая на его мольбы и угрозы, унитаз издевательски отвечал «усс!», исполнял японские марши и освещался изнутри красным.

Одновременно с этим в соцсетях стали появляться новые сообщения от «Летящего журавля». Унитаз не щадил никого. Он поносил главу районной администрации, клеймил тупость и косность пошехонских нравов, ругал последними словами уровень жизни в России, умудряясь снабжать свои филиппики цифрами.

В конце каждого послания унитаз ставил грозный иероглиф, который, как выяснил Кирилл, означал: «жизнь — говно».

Фотографии пустых прилавков, разбитых дорог и пьяных в дым пошехонцев «Летящий журавль» теперь выкладывал в «Инстаграм». Завел он и твиттер, причем оказалось, что 140 знаков вполне достаточно, чтобы Кирилла дважды избили до сотрясения мозга его собственные бывшие друзья.

Наконец,

когда унитаз сообщил, сколько взяток в месяц получает начальник пошехонской полиции, за Кириллом пришли.

В отделении менеджер, плача и матерясь, признался, что во всем виноват его собственный унитаз. Все, конечно, ржали, но на Кириллово счастье, в тот вечер дежурил молодой полицейский, довольно подкованный в современных технологиях. Он заинтересовался странным делом, тем более что в отсутствие Кирилла «Летящий журавль» совсем распоясался и стал впрямую призывать к свержению действующей власти.

Через два дня в Пошехонье прибыли работники Генпрокуратуры и Роскомнадзора, которые оперативно заблокировали экстремистские аккаунты. Впрочем, сознавая, что это не остановит «Летящего журавля», сотрудник Роскомнадзора предложил перепрошить взбесившийся унитаз. Кирилл с радостью согласился.

И вот из Москвы прибыли два бодрых программиста с ноутбуками и еще какими-то приборами. «Летящий журавль» как будто предчувствовал, что ему предстоит: императорские марши звучали особенно пронзительно, а вопли «усс!» было слышно аж на том берегу Согожи.

Наконец, унитаз угас. А когда включился снова — три раза подряд исполнил композицию «Москва — звонят колокола».

Потом мужской голос в динамиках воскликнул: «За родину!», после чего скромно и почти беззвучно прибор начал сливать воду, мерцая, как елочная гирлянда.

Тут же в соцсетях появились новые аккаунты «Белый русский», где обновленный унитаз призывал пошехонцев вовремя платить за услуги ЖКХ, участвовать в месячнике «Чистый двор» и голосовать сердцем. Жизнь снова потекла своим чередом — мирно и без тревог. Что касается Кирилла, ему быстро простили прошлые обиды и даже выплатили еще одну двойную премию — как пострадавшему от японского интернет-терроризма.