Из энергетиков в пастыри

Ирина Ясина о запутанных судьбах своих современниц

Говорят, если чье-то детство было безоблачным и ярким, то человек всю жизнь имеет дополнительную опору. Так произошло и у Катерины. Родилась в Кронштадте, детство прошло в тех городках, где отец строил атомные станции.

Атмосфера вокруг была творческая и радостная, как в песне «мы рождены, чтоб сказку сделать былью».

Отец во время прогулок (они любили вместе смотреть на звезды) постоянно ей повторял: помни, ты в мире не одна. Слова «Бог» он не произносил, времена были советские. А еще говорил: ты создана для счастья.

Старт взрослой жизни был, тем не менее, неудачным. Сначала провалилась на экзаменах в музыкальное училище, потом — на психологический факультет в университете. Пошла учиться на энергетика. По стопам отца. Но это была его судьба, его профессия, не ее.

Жила в общежитии в чужом городе. Сразу выскочила замуж. Сразу родила. Но ведь когда тебе 18, то тебе нравятся одни, а когда взрослеешь — другие.

Закончив институт, с мужем развелась. Развод был тяжелый. Родители мужа, всесильные в городе чиновники, пытались отобрать дочь. Судилась, ребенка прятала. А потом в профкоме ее проектного института, в котором она стояла за нелюбимым кульманом, родилась идея — написать письмо Терешковой. Как ни странно, помогло.

Катерину вызвали в горисполком. Сначала секретарь председателя долго убеждала ее, что, мол, у нее все равно ничего не получится, что плетью обуха не перешибешь. Катерина боролась с этой теткой, как могла. И та наконец позвонила своему начальнику со словами: дескать, мать будет сражаться, давайте ребенка лучше отдадим.

Этот звонок в ее присутствии взбеленил Катю больше всего. Тоже мне вершители судеб! Отдадим — не отдадим. Как вещь! Но дело было закрыто, и это главное.

Второй брак вновь был неудачным. Приобретенный опыт жизни с алкоголиком Катя считает ненужным. Кто ж знал заранее, на нем не было написано: «Алкоголик! Берегитесь!» Одновременно с разводом пошла работать в школу учителем математики. Впервые поняла красоту алгебры. Прав был Декарт — никакая красота не сравнится с красотой алгебраической формулы!

Третий муж был майором милиции.

Ей казалось, стоит только найти такого человека, каким был ее отец, и она вновь станет счастливой, как в детстве.

Муж неделями пропадал на работе и тоже попивал, снимая стресс. Катя все чаще думала о смысле своей жизни. Вот у родителей всё было так стройно, так очевидно! Стала читать духовную литературу. Заходила и в православную церковь. Но и там не прижилась — то в брюках, то губы накрашены.

В те годы в России было много протестантских проповедников. Их изложение Евангелия захватило Катерину, она стала прихожанкой в одной из их церквей. Тут и муж сменился. Новый был прихожанином той же церкви. Катя надеялась, что Бог дал ей еще один шанс. Родила мальчика. В роддоме сразу сказали — отказывайтесь. Синдром Дауна, порок сердца. У нее самой была огромная кровопотеря и клиническая смерть. Но выжила и мальчика не отдала. Катя объясняет это тем, что во время своей «смерти» видела Бога. И он действительно дал ей второй шанс.

Катерина получила еще одно образование — на сей раз философское. Пишет диссертацию. Сын, как и все люди с синдромом Дауна, — солнечный человек, все время в хорошем настроении и улыбается. Дочь помогает.

Не так давно Катерина сама стала пастором. А еще ей удалось собрать вокруг себя множество таких же, как и она, женщин, живущих сложной жизнью и помогающих другим. Зарегистрировала несколько общественных организаций. Хотя говорит, помочь своему ближнему каждый вполне может и без них. В смысле — без организаций.