Все фигня, кроме ос

На экраны выходит триллер «Индиго».

На экраны выходит триллер «Индиго» — пафосный, но маловразумительный российский ответ «Людям Икс» и «Героям».

Обретающиеся в темное время суток на крыше недостроенного небоскреба (куда, впрочем, удивительным образом попадает иногда и мотоцикл) герои фильма держатся вместе, поскольку являются «индиго» – существами, наделенными диковинными способностями. Например, видеть постороннюю ауру или разговаривать с животными. В то же время становится понятно, что в остальном они обыкновеннейшие московские подростки с типовыми устремлениями. Устремления известные. Вместо того чтобы сунуться, допустим, в милицию и сказать там: «Дяденьки, давайте мы поможем распутать какое-нибудь преступление, нам нетрудно (как поступил бы, к примеру, советский лох Витя Малеев, будь он хоть чуточку паранормален) », — ребята используют свои дары сугубо меркантильно. Понимающая язык фауны Таня уводит у людей домашних питомцев, а потом возвращает их за деньги. Леша болтается по игровым залам и, в многозначительном замедленном рапиде приглядываясь к автоматам, определяет, какой из них полон («звуковые волны, когда автомат под завязку, ярче»). После чего за садится за автомат и угадывает правильную комбинацию Денис, очень дружащий со всякого рода электроникой.

В общем, комфортно налаженный быт менее всего располагает к суициду, однако ж то один подросток ни с того ни с сего шагнет под поезд в метро, то другой спрыгнет с крыши.

У главного героя Андрея (Иван Янковский) в момент неприятностей с другими индиго идет носом кровь, и он, несмотря на дружеские шутки «нормально ты сморкнулся», понимает, что это все не просто так, что несчастные расстаются с жизнью не по своей воле. Логично предположить, что процесс насильственного сокращения тусовки как-то связан со взрослыми, давно и нехорошо поглядывающими на компанию.

Самым агрессивным, но в тоже время неопасным представляется Андреев папа-милиционер (Михаил Ефремов), который хоть и сыплет обещаниями типа «если бы не мать, давно бы уж сам тебя порвал», однако же отвечает в картине за прямолинейность и простодушие. Куда более подозрительны благостная директриса школы для одаренных детей (Мария Шукшина) и неоднозначный психолог Суханов (Гоша Куценко). Плюс некий Павел Максимович (Артем Ткаченко, ради которого «Индиго», если вам почему-то это вдруг позарез надо, и стоит смотреть), грациозно ловящий ос рукой в воздухе и шелестящий «пойди-ка сюда, дружочек» столь по-горлумовски, что авторы уже в начале фильма раскрывают карты и дают понять, кто тут убивец. Другой вопрос – личность координатора, хитроумно возникающего на мониторе в виде размытой голограммы и измененным голосом интересующегося у Павла Максимовича, как все прошло на этот раз.

В процессе подготовки к съемкам режиссер Роман Прыгунов определенно пересмотрел не только «Людей Икс», но и сериалы «Азазель» (откуда извлек директрису) и «Герои» (где также действуют наделенные всякий своим даром персонажи).

Довольно скудный по нашим временам бюджет в 2 800 000 долларов не позволил развернуться в плане спецэффектов. Некоторая их часть вбухана в рой разъяренных ос, которых Павел Максимович (ранее грохавший всех по-простому, но, на свою беду, решивший вдруг скреативить) спускает на Таню, понятия не имея, что та и с насекомыми, если припрет, найдет общий язык. Осы, однако, имеют вид сугубо цифровой, в связи с чем вспоминается давний анекдот про предсмертные наставления пасечника: «Все фигня, кроме пчел. Да и пчелы — фигня».

В остальном ставка сделана на психологизм, который Прыгунов, кажется, опрометчиво считает своим безусловным коньком со времен дебютного триллера «Одиночество крови».

Требуемую атмосферу создают мертвецкая синюшно-зеленая картинка (которую уже лет как пять, если не десять, пора бы перестать считать актуальнейшим штрихом киномоды), пафос, вкладываемый актерами во всякое свое почесывание, и многозначительная музыка от Аркадия Укупника и группы «Стволы», чьей песней про «ты умерла вчера без спроса» в «Индиго» принято озвучивать состояние влюбленности. Надо ли говорить, что эти компоненты не добавляют сюжету и мотивации героев фильма большей внятности. Когда у Андрея с его 190-бальным айкью в финале спрашивают, а каковы же, на его взгляд, собственно, были намерения у организатора цепочки убийств, сценаристы устами героя так вот подкупающе прямо и отвечают: «Я не знаю».