Размер шрифта
А
А
А
Новости
Размер шрифта
А
А
А
Gazeta.ru на рабочем столе
для быстрого доступа
Установить
Не сейчас

Обнять и забрать деньги

Итоги фестиваля «Завтра»

В Москве завершился фестиваль современного кино «Завтра»: лучшие фильмы не получили призов, Абель Феррара устроил шоу и потребовал денег, а в финале показали кино «Дерьмо», любовь и землетрясение.

В последний день фестиваля «Завтра» не показывали почти ничего нового. Всем желающим дали по второму кругу посмотреть мультфильм «Идиоты и ангелы» про подонков с крыльями и вечную любовь. Великолепно нарисованный, милый, но уж больно длинный. Когда история про перевоспитание выходит на второй круг, зритель комфортно засыпает с мыслью о том, что режиссер и художник — это все-таки очень разные профессии. Еще показали «Мой Виннипег», на который некоторые сходили второй раз, чтобы окончательно признать в нем главного фаворита конкурсной программы.

Все остальное время мужественно отходившие три дня зрители дожидались совершенно заслуженных «Токио!», Лео Каракса и фуршета.

Закрытие, к счастью, обошлось без поющих мальчиков и чтения по памяти любимых книжек. Зато на экране показывали разновозрастных юношей и девушек, которые рассказывали о планах и мечтах, олицетворяя, видимо, день завтрашний. После первого такого видеофрагмента вышла неизвестная певица в зеленом, спела песню на чужом языке и начали вручать призы.

Награждение оказалось торжеством гуманизма над здравым смыслом. Кинокритики и примкнувшие держали кулаки за Зеленку с «Карамазовыми» и Мэддина с «Виннипегом» — действительно лучшие фильмы фестиваля. Тем временем жюри руководствовалось, кажется, внушенным все тем же Достоевским милосердием. Первыми отличились блогеры: свой приз они отдали «О. Хортену» — обычной, в общем, норвежской заснеженной сказке. После церемонии блогеры божились, что распорядились наградой так, пребывая в полной уверенности, что «Виннипег» с «Карамазовыми» получат свое.

Мы тоже все очень надеялись.

Дальше призы выдавали «Идиотам и ангелам» — за звук, польскому «Я из Титова Велеса» — за картинку, Германике — за актеров… Забирать награду юная фаворитка вышла в черной помаде и с неузнаваемой Юлией Александровой — исполнительницей роли боевитой школьной стервы. Все сказали спасибо. Радость немного портил только тот факт, что давать призы Германике — это такой уже такой тренд, ну как же ей не дать. Приз за лучшую историю уж точно должны были отдать фильму Гая Мэддина или хотя бы, ради смеха, Достоевскому, но причмокивающий писатель Сорокин рассказал, насколько история важна в литературе, и отдал награду «О. Хортену». Тоже, наверное, из гуманности.

Где-то между номинациями на сцене появился неизвестный юноша, исполнивший песню Виктора Цоя «Стань птицей». А потом пришло время Гран-при. Вручать награду доверили председателю жюри Абелю Ферраре. Его выступление в результате затянулось примерно на полчаса. Он рассказал про гостиницу, в которой живет, заставил всех аплодировать своей девушке и потребовал призовые $50 тысяч на съемки фильма про «Доктора Джекилла и мистера Хайда». Когда слово пытался взять президент фестиваля Иван Дыховичный, Феррара посетовал, что в этой стране слишком много президентов и сорвал овацию. В заключение он потребовал, чтобы через год все были в смокингах, и удалился. Ах да, приз классик вручил «Джонни Бешеному Псу». Режиссера Жана-Стефана Совера было почти жалко — Феррара все время пытался его обнять и забрать у победителя деньги, потому что ему нужнее. Закончилась церемония вторым выходом певцов, исполнивших спайку из «Это все» ДДТ и «One Love» U2.

Если подключить воображение, то дуэт Боно и Юрия Шевчука — это почти так же весело, как полчаса Феррары.

После небольшого перерыва показали последний фильм-альманах «Токио!». Ленту представил Леос Каракс — автор одной из новелл. Он вышел, достал сигарету, покрутил ее в руках, сказал добрые слова о почившем Гийоме Депардье и о том, что новелла «Дерьмо» очень ему дорога.

«Токио!» — это взгляд на японский мегаполис двух европейцев и одного корейца. Разница только в том, что европейцы закладывают в него свои европейские идеи, а кореец, кажется, снимает про то, что знает и любит. В новелле Мишеля Гондри девушка превращается в стул, чтобы стать кому-то нужной. У Каракса месье Дерьмо становится метафорой современного художника-фрика, которого ненавидят конформисты и обожают подростки. Он имеет жутковатую наружность и питается деньгами и цветами. А еще ему очень плохо, но убить его невозможно. Последняя же новелла режиссера Бон Джун Хо, рассказывает о самом Токио. И этот город очень отличается от двух предыдущих. В нем пусто, люди запираются в домах, а потом приходит любовь как землетрясение, и девушка с кнопками заставляет агорафоба выйти из дома. И все начинает трястись — Токио, люди, дома и современное кино. Подумаем об этом завтра.

Картина дня