Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Арт и дизайн

РОСИЗО

Нам ли стоять на месте...

Выставка «Соцреализм: инвентаризация архива»

Велимир Мойст

К 130-летию товарища Сталина эта экспозиция отнюдь не приурочена, а просто с ним совпала. Выставка «Соцреализм: инвентаризация архива», проходящая в здании Музея современного искусства на Гоголевском бульваре, тоталитарных идей не пропагандирует, но посетитель с непривычки может и вздрогнуть.

Столько изображений «вождя народов» – больших и маленьких, парадных и нарочито бытовых, которые были бы собраны в одном месте в один момент, — едва ли кто из наших современников встречал в своей жизни. Добавьте сюда образы Молотова, Ворошилова, Орджоникидзе, Калинина и прочих членов сталинского Политбюро. Приплюсуйте сюжеты наподобие «Политзанятий на линкоре» и «Разоблачения врага в цехе», представьте эстетику агитплакатов тех лет – и вот перед вашим мысленным взором возникает экспозиция про соцреализм. Впрочем, воображения все равно не хватит: историческая реальность смелее и причудливее любых фантазий.

В таком довольно неожиданном формате отмечается вовсе не день рождения Иосифа Виссарионовича, а 50-летие музейно-выставочного объединения РОСИЗО, из чьих фондов и почерпнуты сии удивительные экспонаты.

Будучи преемником сталинской Дирекции выставок и панорам, это заведение давно живет по новым правилам, но хранит то, что досталось ему во владение от прежних времен. В основу коллекции легли сотни произведений, заказанных в 1937–1939 годы для грандиозной выставки «Индустрия социализма» – так и не состоявшейся, впрочем. Потом сюда же стали подтягиваться другие эпохальные опусы, исполнившие свою пропагандистскую миссию, но не пригодившиеся музеям. А после разоблачения культа личности этот изобразительный спецхран пополнился и музейными картинами, «сосланными» на склад из-за чрезмерного восхваления вождя. В одной из башен Троице-Сергиевой лавры этот склад обретался десятки лет. Сейчас переехал, конечно. И репертуар в хранилищах РОСИЗО давным-давно не столь одиозный, каким был поначалу. Но соцреализма по-прежнему немало.

В принципе, свой полувековой юбилей учреждение могло бы отпраздновать совершенно иначе, без «провокаций». Однако почему без них?

Все-таки в здешних фондах содержится довольно увесистый кусок нашей истории, пусть даже не самый приглядный. Что и говорить, оптимизм тут в основном казенный, персонажи большей частью картонные, а живописные достоинства крайне сомнительны. Наплевать и забыть? А как же стремление понять свое прошлое? Глупо, конечно, было бы делать выводы о сталинской эпохе на основании лишь этих опусов – но без них еще глупее. Налицо квинтэссенция официальной культуры, зловещий и одновременно почти наивный спектакль, где никому нельзя было оставаться просто зрителем, а приходилось участвовать в массовке. Разве не интересно и не важно понять, как именно рождалась эта постановка?

Но у многих путаница в головах.

Поскольку по закоулкам общественного сознания, говорят, бродит призрак неосталинизма, то наверняка найдутся желающие обличить выставку в потакании позорным тенденциям. На чью мельницу льют воду устроители? Какими тайными помыслами руководствуются, вынося на публику портреты вождей, сцены народного ликования и эпизоды трудовых подвигов? Не иначе, хотят вернуть нас к казарменному социализму и т. п.

Попробуем умерить порывы, хотя дело это, разумеется, безнадежное: кто решил возмущаться, того словесами не остановишь. Но все-таки.

Во-первых, речь о временной выставке, а не о фундаментальных реставрациях-реконструкциях вроде той, что произведена недавно в павильоне станции метро «Курская». Во-вторых, показ сопровожден кураторскими комментариями, из которых совершенно не вытекает апология тоталитарного режима, а даже наоборот. В-третьих, в экспозиции встречаются просто анекдотические опусы, да и намеренное нагнетание пафоса в залах невозможно принять за просталинскую агитацию – эффект как раз противоположный. В-четвертых, не стоит держать наших соотечественников за дебилов или простаков, не способных самостоятельно разобраться в предложенном материале.

Собственно, материал этот частично фигурировал в нескольких недавних проектах.

Навскидку вспоминаются два – «Красноармейская студия» и «Борьба за знамя», где кураторы пытались проиллюстрировать свое понимание отечественной истории. Не говоря уже о зарубежных гастролях: эпохальные соцреалистические полотна охотно берут на выставки в Европу и Америку. Но для иностранцев это все экзотика, для нас же...

А что для нас? Есть подозрение, что мы этого и сами не знаем.

Как относиться к сталинизму — каждый для себя решил, а вот как быть с соцреалистическим искусством – по-прежнему неизвестно. Выбросить на помойку нельзя, демонстрировать своей публике одно время было совестно, продать зарубежным фрикам-коллекционерам вроде бы гордость не позволяет (что не помешало, впрочем, в 90-е годы толкнуть на Запад эшелоны соцреализма – но в частном порядке, без участия государства).

Идейное замешательство рано или поздно должно было прекратиться – вот оно и прекращается. Соцреализм начали выносить на всеобщее обозрение в качестве исторического феномена. Совершенно резонно, если делать это без спекуляций и задних мыслей, а с желанием разобраться.

И тогда отыщется множество оттенков, которые ничего не оправдывают, но многое объясняют.

Та же «Инвентаризация архива» дает возможность увидеть, что соцреализм не появился в одночасье, в ночь соответствующего постановления. Боролись между собой авангардисты, традиционалисты и члены АХРР (Ассоциации художников революционной России) – боролись за эксклюзивное право выражать политику партии. И доборолись до того, что из них вывели среднее арифметическое и велели впредь держаться нового канона. Мораль: не усердствуй в обслуживании власти.

Когда ты ей понадобишься, тебя вызовут – повесткой или по телефону...

Нельзя не заметить, насколько вымучены заказные мизансцены с «Коммуной заводской молодежи» или «Красноармейцем на посту», при том что практически эти же авторы совсем еще недавно пробовали искренне воспевать новые горизонты общества. На картинах «Гидроавиация» Бориса Цветкова или «Парашютисты» Виктора Прошкина едва ли не коммунистический космос, цветная пространственная феерия, «нам нет преград». Но щелкает незримый переключатель – и вся радость грядущего бытия сводится к приземленному оптимизму, к решительным ликам стахановцев и дружному строю клонов-пионеров.

А еще сильнее сводится к вождям, вождям и вождям.

Без них же ничего судьбоносного в стране произойти не может... Плохая живопись перестает быть негативным фактором, если в ней просматривается идеологически верная позиция автора. Вообще-то, выставка именно об этом (во всяком случае, для думающего зрителя): талантливый художник непременно проиграет схватку за расположение власти, потому что власть ценит соучастие в любых своих замыслах, а талант мешает этому процессу. Социалистический реализм вымер, потому что был спроектирован в качестве подпорки режиму. Этот опыт непременно надо изучать и осознавать. Чем подробнее, тем лучше для реального, а не «светлого» будущего.