Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Кино

Девочки кровавые в глазах

В прокат вышел «Репортаж из преисподней».

Полина Рыжова

Хайме Балагуэро и Пако Пласа сняли вторую часть нашумевшего в 2007 году фильма ужасов «Репортаж». В этой картине испанцы довели градус страха до сардонического смеха и снабдили свое произведение многообещающим уточнением – «Репортаж из преисподней».

Четыре спецназовца и один якобы врач, с лицом Клода Фролло из «Собора Парижской Богоматери», проникают в дом, зараженный особо опасной инфекцией. В центре Барселоны они, вооруженные пушками, портативной камерой и крестом, мочат зомби, обильно ругаются-молятся, пытаются найти главную девочку-зомби и взять у нее кровь для создания вакцины.

Фишка, на которой был построен успех первого фильма, — использование живой камеры.

Хотя элементы документалистики в этом жанре использовались еще задолго до Балагуэро и Пласа, 75-минутный хоррор без монтажа и саундтреков смотрелся если не талантливо, то по крайней мере свежо. Главными героями стали нервирующая всех журналистка и ее невозмутимый оператор (в первом фильме последнего звали Пабло, во втором – Россо, имя реального же оператора – Пабло Россо). В меру ироничный, в меру кровавый фильм о том, как в действительности всех раздражают журналисты, во второй части превратился в сумбур, где христианская церковь при участии священника и спецназовцев отстреливает детей, одержимых дьяволом.

По сценарию, «Репортаж из преисподней» начинается спустя 15 минут после окончания «Репортажа» первого.

Все та же инфекция, все та же одержимость желанием запечатлеть происходящее, вот только все очаровательные персонажи съедены, а режиссерам удивить уже решительно нечем: флешбэки и выдержки из религиозных текстов эту функцию не тянут.

Тандем Балагуэро — Пласа благополучно слил из второго фильма все то, что обеспечивало успех первому.

Напихав в сюжет эксперименты над детьми, проводимые Ватиканом, экзорцизм, девочек из колодца и, что более всего удручает, задел для третьей части (размах которой обещает быть близким к «28 дней спустя» при нужном финансировании), испанцы потеряли то, что ни одной live-камерой не возместишь, — имитацию реальности.

Надежда, что режиссеры обыграют болевую тему «христианская церковь – дети» умерла, забрызганная вишневым соком вместо крови. Как правильно заметил один из персонажей: «Что за чушь он несет, шеф?».