Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст
kino2020.ru

Кино нужны диалоги о деньгах

В Петербурге открылся форум «Кино России-2020»

Виктор Банев (Санкт-Петербург)

Профессионалы киноиндустрии от традиционного обсуждения бедствий российского кино перешли к поиску путей решения проблем, главными из которых назначили образование и налаживание диалога с банкирами.

Мероприятие, носящее громкое название «Национальный кинофорум «Кино России-2020», в значительной степени является рекламной акцией нового проекта партии «Единая Россия». Решив, что российский кинематограф тоже не должен оставаться вне поля их внимания, единороссы некоторое время назад запустили программу «Киноклуб: культура, образование, коммуникации». Сама по себе идея построить в российской глубинке несколько десятков современных «интеллектуальных центров» (кинотеатр, интернет-клуб, электронная библиотека и ДК «в одном флаконе») неплоха, но пока что вызывает обычные вопросы — какие сроки и откуда деньги. Тем не менее мероприятие в рамках нового форума, состоявшееся в Санкт-Петербурге во вторник, оказалось на удивление содержательным.

С одной стороны, профессионалы кинобизнеса, собравшиеся в конференц-зале гостиницы «Астория», не сказали ничего принципиально нового, но вместе с тем с каждой следующей их встречей все более явными становятся конкретные проблемы, а главное, наиболее вероятные пути их решения.

Список этих проблем огласил глава компании Movie Research, занимающейся исследованиями российского рынка кино, Олег Иванов. Это развитие российской киносети; повышение качества отечественных фильмов; протекционизм в прокате (дотирование кинобилетов); прозрачность кинорынка; развитие частного финансирования кино; борьба с пиратством; реформа отраслевого образования и, наконец, развитие системы международного кинопроката (имеется в виду прокат российских фильмов за рубежом). По мнению Иванова, при условии эффективного решения этих восьми проблем российское кино должно пройти «точку самоокупаемости» к 2016 году. При этом он, правда, признался, что в исследовании, которое его компания делала несколько лет назад, преодоление этой самой точки было запланировано на 2010 год.

Глава Movie Research среди прочего сообщил, что для организации полноценного кинопроката на всей территории страны в малых и средних городах России необходимо построить около 2,7 тыс. кинозалов. То есть примерно столько же, сколько их сейчас существует в стране вообще.

Со своей стороны, руководитель «Киноклуба» Эдуард Пичугин сообщил, что, по предварительным выкладкам, в рамках партийного проекта реально можно построить около пятидесяти «интеллектуальных центров», и в подтверждение серьезности намерений показал карту, на которой особенно бросалось в глаза, что это гипотетическое строительство должно развернуться главным образом в европейской части России. На территории Сибири и Дальнего Востока предусмотрено создание не более десятка киноцентров, да и те преимущественно в столицах субъектов федерации. Впрочем, первый (и пока что единственный) «интеллектуальный киноцентр» в рамках единороссовского «Киноклуба» был открыт в прошлом году в Новосибирске.

Тема государственной поддержки кино была затронута на конференции фактически мельком. За государство ответил исполнительный директор федерального Фонда социально-экономической поддержки отечественной кинематографии Сергей Толстиков. Он напомнил собравшимся, что в мире существует «всего две системы национальной кинематографии, которые не убыточны: американская и индийская». Тут же в зале возникла идея наладить некий «обмен опытом» с индийскими коллегами, правда, как было тут же поспешно добавлено, «не перенимая их лекал, так как они очень специфичны».

Постепенно разговор перешел от обсуждения планов строительства кинотеатров к проблемам того, что в них показывать зрителю кроме Голливуда.

«У нас есть три-пять картин в год, которые успешны, — это вполне нормальный показатель, — отметил руководитель кинокомпании СТВ Сергей Сельянов. — Но сразу после этих успешных картин провал. Нет фильмов среднего уровня. Вроде можно их делать, но сильных, качественных, профессиональных проектов нет. А проект — это режиссер плюс сценарий».

В связи с этим Сельянов призвал к «спокойной, без крушений, модернизации нашего образования», о которой уже говорил в интервью «Парку культуры» в декабре прошлого года. По мнению Сельянова, профессиональных сценаристов в России необходимо ежегодно выпускать в 5—10 раз больше, чем сейчас. Помочь здесь могло бы создание специальных магистерских программ во ВГИКе и Санкт-Петербургском государственном университете кино и телевидения (СПбГУКиТ).

Тема модернизации образования, уже долгое время продвигаемая Сельяновым, вызвала наиболее живой отклик у всех собравшихся.

Отвечая на его реплику, ректор ВГИКа Владимир Малышев заметил, что сейчас попросту не существует полноценной аналитики, которая показывала бы реальную потребность российского кино в режиссерах, сценаристах или актерах. Соответственно, кинематографические вузы работают практически «на ощупь». «Некоторые горячие головы предлагают отвергнуть 90-летние традиции, пригласить американского специалиста и начать за полтора месяца готовить сценаристов. Я в такую историю не очень верю», — подчеркнул при этом Малышев.

Нехватка хороших сценаристов, разумеется, не единственная проблема нашего кинематографического образования. Директор компании «Кинопроект», поставляющей в Россию оборудование для кинозалов, Александр Рубин пожаловался, что из российских учебных заведений выходят люди, «не имеющие полного впечатления о возможностях современных технологий». А это тормозит развитие 3D-кино у нас в стране.
«Если мы хотим воспитывать профессионалов, мы их должны воспитывать на современном оборудовании. По современным технологиям, чтобы они понимали, как это самое пресловутое 3D снимается», — поддержал его режиссер Дмитрий Месхиев.

В числе прочего была озвучена статистика. Так, например, во Франции, Италии и Германии, которые совокупно в год выпускают около 120 игровых фильмов, насчитывается 18 киношкол. В США же только количество «киношкол высшей категории» превышает четыре десятка. Что касается России, то у нас подготовку специалистов в области кино, оказывается, реализуют целых 43 вуза. В абсолютном большинстве случаев речь идет о платных факультетах, выпускники которых в лучшем случае снимают видеоклипы или рекламу, а чаще всего оседают на региональных телеканалах, не пополняя ряды кинематографистов. Так что, по большому счету, остаются все те же ВГИК и СПбГУКиТ. Ректорам этих двух вузов на конференции предложили создать ассоциацию кинематографических учебных заведений, на базе которой, возможно, было бы легче решать накопившиеся проблемы. Ректоры обещали подумать.

Одним из наиболее ярких выступлений на конференции стала речь продюсера Александра Роднянского, который призвал «перестать утешать себя прекраснодушными мечтами».

«Необходимо ответить на вопрос: российская киноиндустрия — это что? — пояснил Роднянский. — Это часть международного контекста или очередная попытка создать нечто изолированное и тотально зависимое от государства? Модель господдержки должна создавать условия для конкуренции, а не поддержки лидеров индустрии. Universal не назначают, ими становятся».

Ненормальной считает Роднянский и ситуацию с инвестиционным климатом в сфере кино. По его словам, сегодня российские продюсеры практически лишены возможности «по-человечески разговаривать с банками». А каждая вторая продюсерская история — «про то, как закладывают квартиры, чтобы снять фильм».

«Нам нужна интеграция, — подчеркнул Роднянский. — Российская специфика состоит в том, что у нас всего по два: два союза кинематографистов, две национальные кинопремии и даже два источника госфинансирования. И если мы не станем одним — ничего не будет».

Слова Роднянского об инвестициях получили довольно развернутый отклик от представителя банковской сферы. Как выяснилось, проблема обоюдна: продюсеры не знают, как разговаривать с банками, а те не понимают, как и кому давать деньги.

«Дайте нам возможность давать деньги в кино, — прямо заявил глава АБ-финанс-банка Илья Морозовский. — Ни один банк сегодня не понимает финансовую модель кинопроцесса. И ни один человек в Университете кино и телевидения не может мне объяснить, как профинансировать кинопроект. Если бы вы потратили время на разработку технической модели для банков — мы были бы очень благодарны. Ни образование, ни количество кинозалов не самое важное. Самое важное — отсутствие денег для кино. Банки ждут конкретных практических мер по разработке финансовой модели. Как только вы ее нам дадите — два-три миллиарда долларов избыточной ликвидности банки могут направить на кино».

Искренность банкира Морозовского, безусловно, подкупает, однако нельзя не отметить тот странный факт, что одним из совладельцев АБ-финанс-банка является режиссер Федор Бондарчук. Почему он не способен объяснить коллегам по банку, как работают коллеги по съемочной площадке, — действительно интересный казус. Кстати, Бондарчук присутствовал на конференции в качестве сопредседателя, однако за три часа не проронил ни слова. Даже не стал читать заявленный в программе доклад «О решениях Государственного совета по кинематографии».

Возможно, что какое-то подобие ответов на все вопросы, прозвучавшие в ходе дискуссии, будет подготовлено к следующему мероприятию в рамках форума «Кино России-2020». Это будет еще одна конференция, которая пройдет 7 июня в Сочи, параллельно с фестивалем «Кинотавр» и Российским международным кинорынком.