Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Музыка

Юлия Григорьева

Рок против кирпичей

Роджер Уотерс показал в Москве обновленное шоу «The Wall Live»

Ярослав Забалуев

Роджер Уотерс показал в Москве обновленное шоу «The Wall Live» — новую инкарнацию легендарного представления Pink Floyd, которое вместо антивоенной оперы превратилось в самый впечатляющий на сегодняшний день сеанс коллективного психоанализа.

Два человека в нацистской форме выносят белую тряпичную куклу и поднимают, чтобы было видно аудитории. Кукла смотрит на людей, 25 тысяч человек смотрят на куклу. Через минуту ее бросают на пол, а еще через пару минут ее отправляет пинком со сцены седой голубоглазый человек с красно-белой нашивкой на рукаве. На нашивке изображены скрещенные молотки – символ внутреннего Рейха мистера Флойда – альтер-эго седовласого Роджера Уотерса, бывшего басиста группы Pink Floyd.

Московскую презентацию обновленного шоу «The Wall Live» пришлось задержать: все билеты проданы, людям надо было время, чтобы попасть внутрь. Там публику ждала главная белокаменная декорация, в проломе которой играли музыканты – большую часть второго отделения они провели вне поля зрительского зрения, отделенные достроенной стеной. Стеной, которую Уотерс-Флойд выстраивает из войны в Ираке, жестокого школьного учителя (превращенного воображением Флойда в рогатого демона), продукции с приставкой i (граффити iPaint, например, красуется рядом с портретом Адольфа Гитлера), бывшей жены (зеленая кукла на «One Of My Turns») и много чего еще – всего не упомнить. За два часа Уотерс успевает походя коснуться буквально всего на свете. Сделано это с применением последних технологий: помимо уже фигурировавших в шоу кукол, образы которых взяты из «Стены» Алана Паркера, на белые пенопластовые кирпичи транслируются сложные проекции — какое там 3D, измерений тут гораздо больше, да и эффект мощнее.

Pink Floyd живьем — это даже без шоу всегда было очень сильно: квадрофонический звук, невероятные звуковые эффекты и общая возвышенная медитативность завораживают до сих пор.

От музыкантов из нынешней группы Уотерса потребовалось лишь заставить эту музыку дышать: играть напористей и драйвовей, будто впервые преодолевая сопротивление материала. И преодолевать есть что: альбом «The Wall», честно говоря, сегодня прослушать целиком очень непросто, о чем в концертном варианте даже не вспоминаешь. Что же до визуальной части, то если прошлогоднее шоу U2 – самое дорогое в истории музыки – предлагало зрителю смотреть на кумиров на экране, то у Уотерса зритель вовлечен в происходящее. У него над головой пролетают самолет и огромная свинья, его заставляют поежиться рыскающие по толпе прожекторы, на сакраментальной строчке «should I trust the government» («Mother») на правой стороне стены появилась надпись «No Fucking Way», а на левой — «Никогда, блин». Наконец, по собравшимся в какой-то момент пускает автоматные очереди главный герой. Понарошку, конечно.

Живьем становится особенно понятно, зачем Уотерсу понадобилось идти на риски, ставить себя в глупое положение воинственного ретрограда и возобновлять программу, которой уже ни много ни мало 31 год.

Дело в том, что, несмотря на все визуальное великолепие, больше всего внимания все равно приковывает мечущаяся на фоне стены фигурка в черном. «Стену» традиционно принято считать большим антивоенным манифестом, остросоциальным высказыванием от психоделического рока – миру. Однако стоит посмотреть на все это живьем, как вспоминается, что, сочиняя альбом, Уотерс чуть не сошел с ума, а говоря о фрустрации и стене, выстроенной между человеком и миром, рассказывал в первую очередь о себе, а уже только потом предполагал, что у остальных людей дела обстоят похожим образом. В конце концов, согласившись сыграть шоу в честь падения Берлинской стены в 1990, музыкант подчеркивал, что славит не победу капитализма над социализмом, но победу личности.

Приоритеты за прошедшие годы не поменялись, и обновленная «Стена» для Уотерса в первую, судя по всему, очередь – сеанс автопсихоанализа.

Проговаривая временами страшные банальности, сваливая в одну кучу «Мерседес» и полумесяц, надевая фашистскую форму на «In The Flesh» и корчась на «Comfortably Numb», он, кажется, и правда рушит все новые стены, которых, согласно концепции альбома и финалу паркеровского фильма, в жизни не одна и не две. Борется он, кстати, и с собственной гигантоманией. Явно отдавая себе отчет в том, насколько местами шоу похоже на высокобюджетный утренник (на «Another Brick In The Wall pt.2» артисту помогал детский хор ВГТРК), он объясняет (простите) нелепость и ничтожность человеческих амбиций – потратить $37 млн (такова стоимость одного шоу, оборудование для которого привезли на 23 трейлерах) на рассказ о собственной фрустрации… Ну а главное, что финале оказывается, что какая-нибудь глупая мораль вроде «свобода — это то, что у тебя внутри» здесь совсем не требуется. Просто потому, что любые комментарии будут лишними, когда стоишь на обломках свежеобрушенной стены.

Ну а сегодня вечером еще одну Уотерс разрушит в СКК Петербургский.