Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст
mkrf.ru

«Никакой премодерации мы не устанавливаем»

Директор нормативно-правового департамента Минкультуры Наталья Ромашова рассказала «Газете.Ru» о проекте закона по борьбе с пиратством в интернете

Алексей Крижевский, Игорь Карев

Директор нормативно-правового департамента Минкультуры Наталья Ромашова рассказала «Газете.Ru» о проекте закона по борьбе с пиратством в интернете, о государственном реестре авторских прав и о том, что такое добросовестный правообладатель.

Министерство культуры подготовило новые поправки в закон «Об информации, информационных технологиях и защите информации», которые обеспечивают законодательную базу для борьбы с нарушения в области авторского права (этот вопрос активно обсуждался на встрече Владимира Путина с представителями киноиндустрии в пятницу, 24 мая). Предлагаемые Минкультом поправки вводят определения понятий «сайт», «провайдер», «пользователь», определяют механизм, по которому правообладатель должен действовать в случае нарушения его прав. Директор Нормативно-правового департамента Минкультуры Наталья Ромашова, принимавшая непосредственное участие в разработке поправок, рассказала «Газете.Ru», кто будет следить за соблюдением авторских прав, что такое госреестр правообладателей и как пользователь сможет убедиться в законности претензий к размещенным им произведениям.

— Учитывали ли вы при разработке законопроекта опыт аналогичных законотворчества в зарубежных странах?

— За основу взят американский закон DMCA (Digital Millennium Copyright Act — Закон об авторском праве в цифровую эпоху. — «Газета.Ru»), который успешно применяется с 1998 года. Однако есть и российская специфика: более четко прописана процедура исполнения — указано, в какие сроки провайдеру необходимо предпринять меры по блокировке сомнительного контента. В американском законе есть формулировки «незамедлительно», «наиболее короткий срок» и т. д. Мы это четко прописали — чтобы правила игры были понятны, потому что за нарушения требований закона мы устанавливаем административную ответственность.

— Кроме того, создается реестр объектов авторского права. Означает ли это, что государство берет на себя обязанность следить за соблюдением авторского права в интернете?

— Идея создания реестра или государственной информационной системы в области авторского права поддерживается Министерством культуры, но в качестве механизма дополнительной защиты прав авторов. И мы считаем, что основная цель этого реестра в упрощении механизма идентификации правообладателя. Другими словами, интернет-посредник, получив информацию о размещении нелегального контента на его сайте, может обратиться к созданной системе для подтверждения сведений о заявителе и объектах.

Однако здесь надо учитывать — правообладатели включают сведения о своем объекте в этот реестр добровольно.

Интернет-посредник при получении уведомления от правообладателя обязан принять меры по прекращению доступа к контенту вне зависимости от наличия или отсутствия сведения об этом правообладателе в реестре.

В настоящее время вопрос, связанный с созданием системы и её наполнением, включением норм в законопроект, которые бы регулировали функционирование системы, остается открытым и обсуждается на заседаниях рабочих групп. И пока нет окончательного решения, что это реестр будет создан или даже что он необходим.

Основная цель разработанного Минкультуры проекта, который сейчас обсуждается на рабочих группах, — создание механизма оперативного прекращения нарушения прав на объекты авторского и смежного права, которые размещаются пользователями в сети интернет без разрешения правообладателя. Мы знаем, что сейчас созданы сервисы, которые позволяют самим пользователям размещать контент; и зачастую эти сервисы не знают, какой контент размещается у них на сайте, то есть не ведут премодерацию.

Никакой премодерации мы в законопроекте не устанавливаем.

В законопроекте заложен принцип ограниченной ответственности интернет-посредника — он не будет нести ответственности ни перед правообладателем за нарушение авторских прав, ни перед пользователем за причиненный ущерб при блокировке размещенной информации, в случае если он будет выполнять все требования будущего закона.

— Кому может принадлежать инициатива по блокировке контента — государственным органам, специально созданной службе или правообладателю?

— Инициатива, безусловно, должна исходить только от правообладателя. Именно он в первую очередь заинтересован, чтобы его права не нарушались. Дополнительная государственная служба создана не будет. Всё будет происходить так: правообладатель выявит нарушение, увидит, что его объект незаконно размещен, и направит уведомление. В нашем законопроекте в отличие от DMCA он может направить уведомление либо хостинг-провайдеру, либо владельцу сайта. Если уведомление направляется хостинг-провайдеру, то тот в течение суток уведомляет уже владельца сайта, который арендует у него ресурсы. А владелец сайта — также в течение суток — должен принять меры по прекращению доступа к размещенному незаконно объекту.

— А как определяется добросовестность заявителя?

— Этот вопрос мы с особым вниманием обсуждали на состоявшемся во вторник, 28 мая, заседании рабочей группы в Госдуме. Мы пришли к выводу, что нужно исходить из нескольких принципов.

Во-первых, интернет-посредник не должен проверять, является ли заявитель добросовестным правообладателем.

Второе, из чего следует исходить, — из презумпции авторства; это норма в авторском праве, по которой авторство признается юридически достоверным до тех пор, пока не доказано обратное, и автором признается лицо, указанное в качестве автора на оригинале произведения.

Кроме того, законом будет предусмотрен конкретный перечень информации, который владельцу сайта должен предоставить заявитель-правообладатель.

Там должны содержаться сведения, достаточные для идентификации этого правообладателя, идентификации объекта авторского права, в отношении которого нарушается авторское право, адрес страницы сайта в сети интернет, где размещен контент, и контактные данные правообладателя. И, когда владелец сайта получает такое уведомление, он обязан в течение суток приостановить доступ к этой информации.

— А если у провайдера есть сомнения в добросовестности заявителя? Всё равно приостанавливает? Получается досудебная блокировка.

— Да, всё равно приостанавливает. А вот дальше у него есть несколько возможностей. Либо он направляет это заявление пользователю, либо отвечает заявителю, что он не согласен с его претензиями. То есть предъявляет свои возражения. Такие возражения может написать и пользователь — в них должны быть контактные данные пользователя. Эти возражения направляются правообладателю, и если правообладатель в течение 14 дней не подает в суд, то доступ восстанавливается.

— Во время разработки законопроекта у вас были разногласия с Минкомсвязи, представители которого полагали, что от этих предложений пострадают провайдеры. Вам удалось с ними договориться?

— Разногласия касались как раз добросовестности правообладателя. И сейчас по этому поводу достигнут консенсус.