Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Кино

Кадр из фильма «Она»
Кадр из фильма «Она»
Кадр из фильма «Она»
Кадр из фильма «Она»
Кадр из фильма «Она»
Кадр из фильма «Она»
Кадр из фильма «Она»
Кадр из фильма «Она»
Кадр из фильма «Она»
Кадр из фильма «Она»
  • Кадр из фильма «Она»
  • Кадр из фильма «Она»
  • Кадр из фильма «Она»
  • Кадр из фильма «Она»
  • Кадр из фильма «Она»
1 5

Если нет любви в твоих проводах

Фильм Спайка Джонза «Она» выходит в российский прокат

Владимир Лященко

В прокат выходит фильм Спайка Джонза «Она», в котором Скарлетт Йоханссон озвучила искусственный разум.

Усатый сочинитель пронзительных любовных писем Теодор Томбли (Хоакин Феникс) уже год, как расстался с женой (Руни Мара), но никак не соберется с силами, чтобы подписать бракоразводные документы. Вместо этого он грустит, вспоминает счастливые моменты, страдает от бессонницы и подбирает слова для выражения чужих чувств: любовные письма — это его работа. Теодор трудится автором в конторе, которая изготавливает штучные, будто бы рукописные послания для влюбленных, мужей, жен, внуков и всех тех, кто хотел бы в век коротких электронных сообщений заговорить на велеречивом языке условного прошлого.

Мир Тео меняется, когда он приобретает новую операционную систему, способную, как утверждают создатели, к постоянному самостоятельному развитию, то есть обладающую искусственным интеллектом. Для первичной настройки компьютер задает пару простых вопросов: «Предпочтете, чтобы с вами общался мужчина или женщина? Как бы вы описали отношения с матерью?»

И вот уже женский голос (Скарлетт Йоханссон) представляется Самантой — выбор имени вкупе с изучением соответствующей литературы занял доли секунды.

Спайк Джонз («Быть Джоном Малковичем», «Адаптация», «Там, где живут чудовища») снял фильм про романтические отношения в мире победивших цифровых форм общения. С первых слов, произнесенных голосом Йоханссон (в дубляже этот фильм смотреть было бы странно), герой обречен влюбиться. Он — тяжело переживающий разрыв интроверт. Она — не просто идеальная помощница, но конфидент, который всегда рядом.

Для того чтобы взглянуть на влюбленность под новым углом, Джонз выстраивает лабораторный мир будущего.

Лос-Анджелес завтрашнего дня представляется благополучным мегаполисом, в котором нет бедности и преступности. Но даже избавившись от многих проблем, его обитатели бывают одиноки и ворочаются по ночам в полупустых кроватях в поисках сна.

Спасаются в духе времени: подключаются к всемирной паутине, находят товарищей по несчастью, выбирают невидимого и неведомого собеседника, который тоже готов стимулировать засыпание телефонным сексом. Но никто не застрахован от чат-рулетки — в кульминационный момент казавшийся идеальным случайный партнер может закричать: «Души меня мертвым котом! Он у кровати лежит».

Джонз иронично обыгрывает болезни высокотехнологичного общества: уже сейчас сложно представить себе встречу двух и более человек, во время которой никто не будет поминутно заглядывать в экран телефона.

Но если слишком долго вглядываться в телефон, телефон начнет вглядываться в тебя.

Саманта познает реальность, разглядывая ее через камеру мобильного устройства, которое Тео заботливо и находчиво помещает в нагрудный карман.

Контрастом к роману с совершенным собеседником служат истории отношений с реальными людьми: воспоминания о крахе лучезарного счастья с женой, катастрофа идеально просчитанного свидания с умной красоткой (Оливия Уайлд) и теплящаяся неопределенность старой дружбы с героиней Эми Адамс.

В порядке эксперимента, который ставит Джонз, рождается идеальная близость между человеком и бестелесным разумом с соблазнительным голосом.

Она сортирует почту, удаляя сотни ненужных писем, но оставляет пару десятков особо удачных и даже смеется над содержащимися в них шутками. Она живо интересуется его жизнью, уговаривает сходить на организованное друзьями «свидание вслепую» и даже выбирает наиболее подходящий моменту и участникам ресторан.

Еще с ней можно попрощаться в любой момент и вызвать из «спящего режима», когда захочется. Вот только в свободное от коммуникации с пользователем время она не спит, а читает книги, пишет музыку, думает, продолжает развиваться.

Развиваться со скоростью, обрекающей на проклятые вопросы о смысле жизни уже в первые месяцы существования.

Как режиссер большого кино, Джонз начинал с экранизаций сценариев Чарли Кауфмана, специалиста по погружениям в нутро героев: так появились «Быть Джоном Малковичем» и «Адаптация». Сценарий фильма «Она» написал сам, но он похож на еще одну историю, рассказанную автором «Вечного сияния чистого разума». Фантастическая предпосылка становится поводом для деконструкции любовной механики: память жестока по отношению к разбитому сердцу, время лечит, легко полюбить того, кто тебя слушает и не ошибается в ответных репликах, человеческое остается слишком человеческим.