Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Театр

Спектакль «Жанна»
Спектакль «Жанна»
Спектакль «Жанна»
Спектакль «Жанна»
Спектакль «Жанна»
Спектакль «Жанна»
Спектакль «Жанна»
Спектакль «Жанна»
Спектакль «Жанна»
Спектакль «Жанна»
Спектакль «Жанна»
Спектакль «Жанна»
  • Спектакль «Жанна»
  • Спектакль «Жанна»
  • Спектакль «Жанна»
  • Спектакль «Жанна»
  • Спектакль «Жанна»
  • Спектакль «Жанна»
1 6

Ингеборга по имени Жанна

В Театре наций показали премьеру «Жанна» с Ингеборгой Дапкунайте в главной роли

Николай Берман

Ингеборга Дапкунайте первый раз выходит на московскую сцену в драматической роли: Театр наций показал премьеру спектакля «Жанна» по пьесе Ярославы Пулинович, в которой всемирно известной актрисе досталась обычная женская доля.

Пьесу Ярославы Пулинович «Дальше будет новый день», по которой поставлен спектакль, легче всего определить по жанру как мелодраму с элементами фарса. Она рассказывает об одинокой и решительной бизнесвумен Жанне, пробившейся из «грязи в князи» — с нуля построившей свою жизнь, многого добившейся, но так и не нашедшей своего счастья. Пять лет она встречается с инфантильным Андреем — почти в два раза ее моложе и опекает его с ревностной заботой еврейской мамы. Нет ничего удивительного как в том, что закомплексованный юноша в какой-то момент решает начать-таки жить самостоятельно и сбегает от нее к смешной и нерадивой студентке Кате, чтобы наконец почувствовать себя мужчиной, — так и в том, что ничего хорошего из этого не получается, он с молодой невестой оказывается выброшен на улицу, а Жанна так и не находит себе никого взамен.

Конечно, главное сокровище этого спектакля и причина, по которой его стоит смотреть, — Ингеборга Дапкунайте, существующая на сцене в этом спектакле четко и стремительно: ни одного лишнего жеста, ни одной случайной интонации, ни одной необыгранной детали. Она с какой-то документальной точностью меняет состояния: вот она голубит Андрея, нежно закутывая его в одеяло и ласково трепля по голове, — а в следующую минуту устраивает истерику в ответ на сообщение о его уходе, и любовь мгновенно превращается в ненависть.

Справка:

Драматург Ярослава Пулинович

Несмотря на свой совсем еще молодой возраст (ей 26), всего за несколько лет Ярослава Пулинович успела стать одним из самых...

Вот, уже оставшись одна, собирает волю в кулак и мстит — лишает бывшего любовника работы — с нарочито безразличным видом.

Дапкунайте ловко и остроумно передает все черты женской психологии. Когда она кокетливо обхаживает нового претендента на руку и сердце, бизнесмена в летах Виталия Аркадьевича, хочется следить за каждым ее движением.

Она ляжет на кровать, завлечет его к себе — и когда тот вдруг заснет во время ее вдохновенного монолога, тут же вынырнет из его объятий, брезгливо отбросив с талии ставшую отвратительной мужскую руку.

В героине Дапкунайте — нежность и хищная хватка, строгость и открытость миру, ранимость и железная жесткость. Она обворожительна, грациозна, хитра и изворотлива; она сочетает актерское озорство и женское кокетство с глубиной и тщательной простроенностью образа.

В итоге перед нами не персонаж и не актриса, а живой человек из плоти и крови, которому веришь от первого до последнего слова.

Справка:

Ингеборга Дапкунайте

Как киноактриса Дапкунайте не нуждается в представлении ни отечественному, ни мировому зрителю — это российский зритель...

Дапкунайте-Жанна здесь солирует, и остальные герои на ее фоне выглядят шаржированно. Нерешительный, но амбициозный Андрей (Александр Новин), смешная и милая мешковатая девочка Катя (Надежда Лумпова), псведоромантичный олигарх-тряпка Виталий Аркадьевич (Андрей Фомин) — все они как бы оттеняют главную героиню, которая на их фоне, при всех своих недостатках,

начинает казаться если не святым, то уж по крайней мере единственным сильным человеком.

В спектакле Ильи Ротенберга все идеально продумано, все работает, как часы. Простое и концептуальное пространство художницы Полины Гришиной, ученицы гуру «театра художника» Дмитрия Крымова. Перед нами мир, поделенный на черное и белое, богатство и бедность, — без полутонов.

На первом плане — роскошная квартира Жанны с мраморным полом, большой кроватью и джакузи. На втором — съемная каморка Андрея и Кати с икеевской мебелью на старом ковре и одиноко стоящим унитазом.

Справка:

Илья Ротенберг

Молодой режиссер окончил курс Евгения Каменьковича в РАТИ-ГИТИСе в 2012 году и в свои 33 года успел поруководить уже целыми тремя...

Действие поэпизодно переносится из одного места в другое. Каждое решение работает, ни один предмет не остается неиспользованным. Метафоры хлестки и лаконичны: так, кровать, когда с нее снимут постельное белье, превратится в могилу отца Жанны.

Ротенберг выстраивает действие по принципу клипового монтажа, при котором кадры быстро-быстро сменяют друг друга, сюжет ни на секунду не пробуксовывает, а каждый следующий эпизод естественно вырастает из предыдущего. Он делает подробный режиссерский разбор каждого персонажа и каждой сцены — нечасто можно увидеть спектакль, в котором на все вопросы есть четкие ответы.

«Жанну» смотришь как хороший сериал, где многие сюжетные повороты известны тебе наперед, но это ничуть не мешает саспенсу, а мастерство и остроумие исполнения делаются главными достоинствами.

В конце пьесы Пулинович к Жанне приходит Андрей с женой и новорожденным ребенком — оставшись без работы, денег и жилья. Сердце героини тает при виде малыша, и она разрешает им у себя переночевать, обещая, что «дальше будет новый день».

Но для спектакля Ротенберга драматург переписала финал, в корне изменив его смысл.

Жанна Дапкунайте звонит своему знакомому, могущественному депутату, и спрашивает, возможно ли у по закону оперативно лишить людей родительских прав, — получая ответ, что в этом, конечно же, нет ничего сложного.

Она решает украсть чужого ребёнка, и этот шаг делается для нее как бы вершиной всех амбиций, последним нереализованным желанием.

Потерпев крах в женской любви, она стремится взять реванш в любви материнской и готова действовать с бескомпромиссностью античной героини. Тут и тоска по так и не рожденному ей самой ребенку, и суровая месть, и искреннее желание спасти жизнь мальчику, будущее которого явно туманно.

Новый финал выводит пьесу Пулинович на другой, более глобальный уровень — и героиня драмы оказывается ближе масштабу актрисы.

Если судить премьеру Театра наций по законам, которым она себя подчиняет, то она безупречна: это крепкий, добротный, нестыдный зрительский спектакль; он заставит переживать домохозяйку, даст пищу для размышления интеллигентной паре, а представители «креативного класса» оценят еще и его форму, свежую и одновременно доступную. Единственные, кому этот спектакль рекомендовать не стоит, так это любители рискованных экспериментов и необычных форм: их здесь не найти.