Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Кино

Кадр из фильма «Опасная иллюзия»
Кадр из фильма «Опасная иллюзия»
Кадр из фильма «Опасная иллюзия»
Кадр из фильма «Опасная иллюзия»
Кадр из фильма «Опасная иллюзия»
Кадр из фильма «Опасная иллюзия»
Кадр из фильма «Опасная иллюзия»
Кадр из фильма «Опасная иллюзия»
  • Кадр из фильма «Опасная иллюзия»
  • Кадр из фильма «Опасная иллюзия»
  • Кадр из фильма «Опасная иллюзия»
  • Кадр из фильма «Опасная иллюзия»
1 4

Очень плохой трип

В фильме «Опасная иллюзия» главную роль сыграл Шайа Лабаф

Владимир Лященко

В прокат выходит триллер «Опасная иллюзия» с Шайей Лабафом, Мадсом Миккельсеном, Рупертом Грином и Тилем Швайгером в ролях иностранцев, наводнивших кислотный Бухарест.

Над пропастью дамбы подвешен за ногу молодой человек с разбитым лицом (Шайа Лабаф). Пара рук сжимает веревку, которая удерживает его от падения. Еще одна рука держит пистолет. В закадровой темноте звучит выстрел, тело летит в воду, растекаются пятна крови. Уже в этот момент можно ставить на то, что перед нами очередная эпигонская поделка, авторы которой верят в возможность снять кино «как в 1990-х у Квентина Тарантино или Гая Ричи».

Ну или хотя бы в то, что на такой попытке можно заработать то ли деньги (невеликие), то ли славу (недолгую).

За прологом следует история, которая полтора часа подводит к описанной выше сцене. Молодого человека зовут Чарли Кантримен, у смертного одра матери (Мелисса Лео) он запил пару таблеток неясного назначения самбукой, испросил у покойной напутственное слово и получил в ответ: «Поезжай в Бухарест». Что Чарли и сделал. Шутки на тему того, что в Бухарест может поехать только тот, кто перепутал его с Будапештом, повторяются в фильме раз пять. Будапешт — облюбованный туристами город-памятник австро-венгерской культуры и архитектуры. Бухарест — столица нищей Румынии, где местные, по версии фильма, делятся на тех, кто говорит по-английски бегло, но с карикатурным «хэллоу, ай эм зе ван ху аскс квесчнз» акцентом, и тех, кто говорит только по-румынски.

Выдуманная сценаристом Мэттом Дрейком завязка должна выводить либо к «Евротуру», в котором американский студент отправлялся в беззаботный комический вояж по Европе с целью отыскать свою интернет-возлюбленную, либо к «Хостелу», где русский парень Алеша выманил американских студентов из Амстердама в Словакию, чтобы их там заперли и расчленили.

Вместо этого — сомнительный третий маршрут.

Во время перелета в Бухарест Чарли знакомится с общительным добряком Виктором Ибанеску (Ион Карамитру), но тот не доживает до посадки, оставляя, как и мать молодого человека, посмертное напутствие — передать подарок и последние слова дочери Габриэле. Разумеется, Чарли в нее влюбится. Только вот у Габриэлы есть муж, которого она мужем уже не считает, зато он бандит, очень ревнив и настаивает на том, что брачная клятва «пока смерть не разлучит нас» — не пустые слова. Румынскую возлюбленную главного героя играет американка Эван Рейчел Вуд, усердно копирующая карикатурное «восточноевропейское» произношение. Бандита — Мадс Миккельсен, зовут его персонажа Найджел, так что коверкать слова датскому актеру не приходится, зато он много и с чувством сквернословит.

Где-то в походах по злачным заведениям Бухареста возникает еще один плохой парень в исполнении Тиля Швайгера, его персонажа зовут Дарко — несложно догадаться, с каким акцентом приходится говорить немецкому актеру.

И если Миккельсен способен одной полуулыбкой переиграть любого, причем не только в этом фильме, то Швайгер, кажется, оставил попытки что-либо доказать и ведет себя так, словно зашел на съемочную площадку подработать в пересменке между двумя столь же паршивыми проектами.

Второй после преступников категорией иностранцев в Бухаресте представлены дикие британцы. Один из них мечтает стать порноактером с псевдонимом Борис Дятел — возможно, тоже перепутал Бухарест с Будапештом. Его играет Руперт Грин. Известный благодаря роли Рона Уизли актер, как и его коллеги по фильмам про Гарри Поттера, старательно вытравливает из себя приклеившийся образ.

В эту конструкцию идеально вписался Лабаф, который к моменту съемок как раз вошел в ту стадию карьеры, когда он пообещал не соглашаться на роли в крупнобюджетных проектах, стал надевать пакет на голову и сообщил в интервью, что лучший способ сыграть кислотный приход — это съесть кислоты на съемочной площадке. Кстати, в фильме отчего-то употребляемые персонажами вещества переименованы в гораздо более безобидные «экстази», что никак не вяжется с постоянными галлюциногенными приходами.

Впрочем, и вся картина дебютанта Фредрика Бонда похожа на наивную имитацию чужих измененных состояний, сделанную человеком, который знание о них почерпнул в позапрошлые десятилетия.

В заключение, чтобы сгладить неприятные воспоминания, сообщим, что отдающая глянцем все тех же тарантиновских 1990-х картинка — работа Романа Васьянова, оператора российских «Охоты на пиранью» Андрея Кавуна и «Стиляг» Валерия Тодоровского, а также голливудских «Патруля» Дэвида Эйера и «Группировки «Восток» Зала Батманглиджа. В этом году выйдет еще один снятый Васьяновым под руководством Эйера фильм — «Ярость», где Брэд Питт и тот же Лабаф играют танкистов на Западном фронте в конце Второй мировой войны. Это не делает «Опасную иллюзию» лучше, но можно хотя бы порадоваться за соотечественника.