Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Театр

Спецпроект «Шекспир. Лабиринт»
Спецпроект «Шекспир. Лабиринт»
Спецпроект «Шекспир. Лабиринт»
Спецпроект «Шекспир. Лабиринт»
Спецпроект «Шекспир. Лабиринт»
Спецпроект «Шекспир. Лабиринт»
Спецпроект «Шекспир. Лабиринт»
Спецпроект «Шекспир. Лабиринт»
Спецпроект «Шекспир. Лабиринт»
Спецпроект «Шекспир. Лабиринт»
  • Спецпроект «Шекспир. Лабиринт»
  • Спецпроект «Шекспир. Лабиринт»
  • Спецпроект «Шекспир. Лабиринт»
  • Спецпроект «Шекспир. Лабиринт»
  • Спецпроект «Шекспир. Лабиринт»
1 5

Шекспир и котята

В Театре Наций прошла премьера спецпроекта «Шекспир. Лабиринт»

Николай Берман

Театр Наций показал масштабный проект, приуроченный к 450-летию Уильяма Шекспира, — мультимедийное и мультижанровое действо под названием «Шекспир. Лабиринт», в котором зрители становятся участниками мини-спектаклей лучших молодых режиссеров.

Спецпроект Театра Наций «Шекспир. Лабиринт» существует в самом сложном и необычном жанре современного театра — это спектакль-путешествие, где зрители перемещаются по множеству разных пространств вместе с актерами и постоянно так или иначе вовлекаются в действие. В России таких постановок крайне мало, хотя первые подобные опыты были еще в 80-е годы (например, «Бесы» Анатолия Васильева). Самый масштабный проект даже вошел в Книгу рекордов Гиннесса — в Школе драматического искусства ученик Васильева Игорь Яцко поставил и показал всего один раз «Улисса» Джойса, спектакль, который шел непрерывно 24 часа и игрался во всех уголках здания.

За последние годы в Москве было всего несколько театральных работ, сделанных в подобном жанре, но ни в одном из них эта идея не была воплощена в чистом виде, и ни один не шел в репертуарном театре. Теперь же самые разные театры одновременно заявили о таких проектах, а осенью в Россию впервые приедет знаменитая английская группа Punchdrunk, которая для многих является эталоном так называемого променад-театра.

Театру Наций посчастливилось оказаться первопроходцем, и именно с их «Шекспиром» теперь все будут сравнивать будущие проекты.

Особенность спектакля в том, что это не линейное действие с единым сюжетом, а серия восьми мини-спектаклей с краткими интермедиями между ними. Своего рода путешествующая версия «Театрального альманаха» — проекта Ксении Орловой и Сабы Лагадзе, в котором разные режиссеры ставят отрывки на заданную тему.

Авторы идеи «Лабиринта», худрук Театра Наций Евгений Миронов и театральный критик Роман Должанский, решили собрать вместе лидеров молодого поколения русского театра и предложить каждому из них высказаться на тему Шекспира в любом формате.

Главным режиссером проекта стал Филипп Григорьян, а его участниками — Алексей Жеребцов и Liquid theatre, создатель театральной группы Le Cirque De Charles Tannes Юрий Квятковский, руководитель театра Post Дмитрий Волкострелов, режиссер-художник Вячеслав Игнатов (театр «Трикстер»), танцевальная компания «Диалог Данс» и лауреат спецприза «Золотой маски» Тимофей Кулябин. В итоге в спектакле показаны все виды театра — от драматического и оперы до «театра художника».

От Шекспира все режиссеры уходят, естественно, очень далеко, используя его сюжеты и героев только как источник вдохновения.

 Спецпроект «Шекспир. Лабиринт»
Спецпроект «Шекспир. Лабиринт»
theatreofnations.ru

Открывается спектакль выставкой от Музея современного искусства — несколько художников представили инсталляции на шекспировские мотивы, впрочем, не все из них получились удачно. Самый интересный объект — придуманная Ириной Кориной голова Шекспира, в которую может войти любой зритель, тем самым приведя ее в движение. Самый глобальный — целая стена с разными предметами из произведений Шекспира, которыми можно воспользоваться. Например, пострелять из лука в спрятанные под париками кочаны капусты, продегустировать яды или кровь разных героев Шекспира.

Это все, конечно, забавно, но не выходит за рамки милого прикола.

Выставка проходит на Малой сцене, и именно оттуда начинается путь зрителей. Дорогой управляют «люди в черном» — работники театра, которые ведут за собой публику и общаются с ней с помощью картонных табличек. Каждый зритель получает бумажную маску Шекспира и наушники — в некоторых сценах звук идет только из них, а между эпизодами голоса Сергея Чонишвили и Виктора Вержбицкого рассказывают множество фактов о Шекспире.

Затем зрителям приходится пройти через еще одну выставку — экспозицию художницы Галины Солодовниковой «От рождения к вечности». Вдоль лестницы, по которой спускается публика, слушая биографию Шекспира, развешаны бумаги, предметы и детали, как-то связанные с его жизнью. Приводится даже статистика — всего известно 84 кандидата в Шекспиры (те, кого подозревают в написании его пьес), а за свою жизнь «Великий Бард» исписал 1230 перьев от 61,5 гуся (и с рисунка на нас весело глядят полторы птицы). Все эти объекты хочется изучить подробно, но, к сожалению, администраторы торопят слишком внимательных зрителей и не дают осмотреть все. Это обидно — но за полтора часа действия это был, пожалуй, единственный технический недочет.

Мини-спектакли сильно отличаются не только по жанру и стилю, но и по темам и по своему художественному уровню.

Есть и попытка политической сатиры, и абстрактный танцевальный дуэт по мотивам «Гамлета», и эпизод в буфете, в котором зрителям предлагается испить стакан крови и отведать пирожки неизвестно с чьим мясом. Остановимся на самых интересных фрагментах.

 Спецпроект «Шекспир. Лабиринт»
Спецпроект «Шекспир. Лабиринт»
theatreofnations.ru

Квятковский в «Редколлегии» предложил каждому из зрителей самому побыть Шекспиром. Специально заснятый якобы «сюжет» телеканала «Дождь» рассказывает о внезапно обнаруженной неизвестной пьесе драматурга, после чего актер, возглавляющий тайное общество его последователей, предлагает зрителям ее написать. Принимаются любые их идеи, впрочем, довольно шаблонные, сочиняется сюжет, пока вдруг в зеркальном столе не зажигается свет и не обнаруживается ворочающийся в гробу классик.

Работа Квятковского — ловкая театральная шутка, пародия сразу и на радикальных художников, и на чересчур ревностных охранителей традиций.

Еще один шутливый отрывок сделал Филипп Григорьян. Сначала зрители попадают в гримерку, где певица в парадной одежде совсем не изысканным языком препирается с художницей по гриму, а затем вслед за ней попадают в зал. И когда она выйдет на сцену, контраст будет налицо. На фоне проекции с розами, в окружении гигантских бумажных красных цветков, она споет арию Офелии из оперы французского композитора Шарля Тома — нежным переливчатым голосом, имеющим все признаки божественности.

А чтобы градус «мимишности» зашкаливал, мимо зрителей первого ряда пронесут корзинку с живыми котятами, предлагая погладить их всем желающим.

Дмитрий Волкострелов тоже решил поупражняться над «Гамлетом, и объектом его внимания стал Фортинбрас — но не шекспировский, а из стихотворения Варлама Шаламова. Принц, одиноко бродящий по опустевшему Эльсинору и преследуемый жуткими кошмарами. Стихи звучат в наушниках, в темноте перед зрителями — только экран с мигающей надписью «Фортинбрас».

Больше ничего не происходит.

Вроде бы вполне привычная картина для спектакля Волкострелова, но, к сожалению, в этот раз чуда не случилось, нужная атмосфера не возникла, и «Фортинбрас» остается всего лишь радиотеатром.

 Спецпроект «Шекспир. Лабиринт»
Спецпроект «Шекспир. Лабиринт»
theatreofnations.ru

Единственный из режиссеров, решившийся всерьез обратиться к трагедии Шекспира, — Тимофей Кулябин, который выбрал своей героиней леди Макбет. Но и ее зрителям приходится довольно долго искать, идя туда, куда указывают тянущиеся по полу красные шланги. Кулябин объединил самую жестокую героиню Шекспира с самой несчастной — обесчещенной Лавинией из «Тита Андроника», которой насильники отрубили руки. Лишенная верхних конечностей Леди Макбет в роскошном вечернем платье с трудом, мучаясь и испытывая физическое отвращение, ртом подберет руки и положит в раковину, но ничто не сможет растворить зловещие красные разводы. Леди Макбет у Кулябина попала в собственный ад и, словно Сизиф, будет повторять одно и то же бесполезное действие целую вечность, без надежды на прощение.

Завершается «Шекспир. Лабиринт» вполне предсказуемо — «Бурей», последней пьесой драматурга, к которой, впрочем, еще одна работа Квятковского имеет уже совсем опосредованное отношение.

Зрители попадают на верхний ярус пустого большого зала театра и слышат в наушниках голос Лии Ахеджаковой, которая спрашивает, кто режиссер, и просит посмотреть программку. Потом прямо перед ними загорается огромная театральная люстра, и выясняется, что именно она и произносит монолог, рассказ о своем любимом спектакле — «Буре» Николая Синельникова, шедшей в 1901 году в Театре Корша, том самом, в здании которого теперь находится Театр Наций.

В какой-то момент этот спектакль начинает разыгрываться на сцене, но на ней вместо актеров только лучи прожекторов и клубы дыма. Просперо — столп света, а Калибан — вон тот черный сгусток. Театр окончательно теряет свою плоть и растворяется в непостижимой иллюзорности, ведь на самом деле пьеса Шекспира во многом именно об этом. Квятковский как бы переводит на театральный язык одну из главных ее фраз: «Мы сотканы из вещества того же, что и наши сны, и сном окружена вся наша маленькая жизнь».

«Шекспир. Лабиринт» — серия безумных сновидений, в которых от текстов Шекспира не осталось почти ничего, но по их лабиринтам блуждает его едва уловимый дух — если повезет, вы сможете увидеть его лукавую улыбку.