Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Кино

Двадцатый Век Фокс СНГ

«Заложнице» пришел конец

В прокате заключительная «Заложница-3» с Лиамом Нисоном

Ярослав Забалуев

В прокате «Заложница-3» с Лиамом Нисоном — вроде бы заключительная часть приключений экс-спецназовца, у которого постоянно похищают дочь.

Бывший боевик ЦРУ Брайан Миллс решил наконец забыть о своих опасных навыках. Он вернулся в Лос-Анджелес, совершает ежедневные пробежки, пытается не согрешить с бывшей женой и выбрать плюшевую панду нужного размера на день рождения дочери. Роль заботливого папаши, впрочем, Брайану снова не дается. Во-первых, пока он выбирает панду, дочь получает положительный тест на беременность.

А во-вторых, Миллсу снова приходится пуститься в бега из-за сфабрикованного обвинения в убийстве.

Идущие по пятам героя полицейские и негодяи, разумеется, обречены — первые на позор, а вторые на мучительную смерть.

Первая «Заложница» без малого семь лет назад стала коммерческим феноменом и потому положила начало франшизе, занявшей место сезонного боевика с человеческим лицом, пустовавшее после того, как Джейсон Стэтем перестал играть в «Перевозчике». К третьей части Брайан Миллс успел побывать в Париже и Стамбуле и показать, что

в массовом кино можно показывать пытки албанцев — но только если их осуществляет Лиам Нисон, в грустных глазах которого будто уже читаются извинения за зверство и неполиткорректность.

Для Лиама роль Брайана Миллса ознаменовала очередной виток карьеры — на пороге седьмого десятка артист вдруг обнаружил себя в амплуа едва ли не лучшего актуального героя боевика.

К третьей части сериал, впрочем, зашел в некоторый кризис, связанный прежде всего с необходимостью из фильма в фильм придавать свежести одному и тому же сюжету со спасением дочери. Кажется, утомила «Заложница» и исполнителя главной роли, который в рамках нового амплуа имеет возможность выбирать себе проекты поизобретательней. По этим причинам

новый фильм был объявлен финалом трилогии и получил слоган «Это конец».

В соответствии со среднебюджетной стратегией предыдущих картин никакого гранд-финала авторы зрителю предлагать не стали, разве что перенесли наконец действие в США. С другой стороны, очевидно, что завершать историю Миллса авторам картины было легко и приятно; это и сообщило картине более расслабленный ритм, отлично подходящий для киносеанса в пятницу вечером.

Разумеется, от третьей «Заложницы» не надо ждать чудес:

это все тот же микс «Коммандо» и «Жажды смерти».

Камера все так же чуть дрожит, а Нисон все столь же жесток и печален. Действие динамично, но исход, конечно, предсказуем. Если же говорить об отличиях, то, поскольку с арабами и албанцами в прошлом было покончено, на сей раз в роли злодеев, как это часто бывает в последнее время, выступили наши соотечественники. Их отличие от албанцев в том, что

вместо полумесяца у них на тыльной стороне ладони набиты воровские звезды. Впрочем, бессоновскому фавориту режиссеру Оливье Мегатону удалось обойтись почти без клюквы, за что отдельное спасибо.

Несмотря на уже почти окончательно выдохшуюся сюжетную идею, третья «Заложница» все же не лишена определенного обаяния, связанного в первую очередь с главным героем. Нисон и правда по-прежнему чудо как хорош и все еще не имеет конкурентов в области старомодного экшен-кино. После того как из Джейсона Стэтема не получился новый Брюс Уиллис, Нисон с его классической актерской школой, с его сочетанием внутреннего аристократизма и перебитой переносицы сумел найти идеальный образ — где-то между ранним Шварценеггером и поздним Делоном — добродетельного мужчины, то ли отстаивающего вечные ценности, то ли истосковавшегося по большой войне. В «Воздушном маршале» и «Прогулке среди могил», вышедших в прошлом году, Лиам выглядит куда более органично — но и с «Заложницей», кажется, прощаться пока рановато, благо в мировом прокате она уже окупилась трижды.