Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Кино

«Джентльмены удачи» (1971)
«Полосатый Рейс» (1961)
«Тридцать три» (1965)
«Осенний Марафон» (1979)
«Обыкновенное чудо» (1978)
«Белорусский вокзал» (1970)
«Убить Дракона» (1988)
«Кин-дза-дза» (1986)
«О бедном гусаре замолвите слово» (1980)
Евгений Леонов, 1983 год
«Джентльмены удачи» (1971)
«Полосатый Рейс» (1961)
«Тридцать три» (1965)
«Осенний Марафон» (1979)
«Обыкновенное чудо» (1978)
«Белорусский вокзал» (1970)
«Убить Дракона» (1988)
«Кин-дза-дза» (1986)
«О бедном гусаре замолвите слово» (1980)
Евгений Леонов, 1983 год
  • «Джентльмены удачи» (1971)
  • «Полосатый Рейс» (1961)
  • «Тридцать три» (1965)
  • «Осенний Марафон» (1979)
  • «Обыкновенное чудо» (1978)
  • «Белорусский вокзал» (1970)
  • «Убить Дракона» (1988)
  • «Кин-дза-дза» (1986)
  • «О бедном гусаре замолвите слово» (1980)
  • Евгений Леонов, 1983 год
1 10

И это все о нем

Лучшие роли Евгения Леонова

Отдел культуры

2 сентября исполняется 90 лет со дня рождения великого русского актера Евгения Леонова. «Газета.Ru» вспомнила фильмы и спектакли, наиболее полно отражающие многогранный талант артиста.

Лариосик («Дни Турбиных», 1954)

К тому моменту, как новый худрук Театра имени Станиславского, великий мхатовский актер Михаил Яншин назначил Евгения Леонова на роль Лариосика, молодой актер уже успел сыграть несколько ролей в кино и всерьез задуматься о смене профессии. Специфическая внешность, некоторые проблемы с дикцией и природная стеснительность помогли Евгению Павловичу поступить в театральный (приемная комиссия хохотала в голос, когда он читал стихи), но мешали делать настоящую карьеру. Яншин же разглядел в Леонове своего преемника и отдал ему роль, которую играл сам и после которой артист проснулся знаменитым на всю столицу.

Глеб Шулейкин («Полосатый рейс», 1961)

Буфетчик, вынужденно переквалифицировавшийся в дрессировщика тигров и львов, — первая безусловно звездная кинороль Евгения Леонова. В «Полосатом рейсе» Владимира Фетина проявилось если не все, то очень многое, за что актера по сей день любят зрители: обаятельная неуклюжесть, мягкие интонации и общий образ обаятельного недотепы, с которым легко и приятно ассоциировать себя в минуты неловких жизненных казусов.


Яков Шибалок («Донская повесть», 1964)

Одна из первых неожиданных работ Леонова — роль красноармейца, влюбленного в казачку, в экранизации рассказа Михаила Шолохова «Шибалково семя». Благодаря этой картине, в которой Леонов блистательно сыграл дуэтом с Людмилой Чурсиной, зрители и кинематографисты увидели, что, несмотря на располагающую округлую внешность и добродушное обаяние, Евгений Павлович вполне способен и на острохарактерные роли.

Винни-Пух («Винни-Пух», 1969)

Без этого мультфильма и двух его продолжений образ Леонова-актера будет, разумеется, неполон. Наряду с Анатолием Папановым и Василием Ливановым Евгений Павлович стал одним из главных мультипликационных голосов для множества поколений советских и российских детей. Впрочем, кроме «Винни-Пуха» хочется в связи с этим вспомнить еще и блистательное «Волшебное кольцо», и другие мультфильмы по сказкам Бориса Шергина, в которых Леонов блистательно исполнил роль рассказчика.


Иван Приходько («Белорусский вокзал», 1970)

Одна из ключевых драматических и даже трагических ролей в карьере Леонова — бывшего разведчика, а ныне слесаря, встречающегося с фронтовыми товарищами на поминках по умершему однополчанину. Благодаря «Белорусскому вокзалу» многие зрители открыли в Евгении Павловиче невероятную трагическую глубину. Оказалось, что он может быть совершенно не смешным, а от одного взгляда из-под насупленных бровей в глазах могут встать слезы.

Король («Обыкновенное чудо», 1978)

Еще одна неожиданная комическая грань Евгения Павловича раскрылась в захаровской экранизации гениальной сказки Евгения Шварца. Склочный, подленький Король в исполнении Леонова излучал совершенно неотразимое отрицательное обаяние.


Прохоров («И это все о нем», 1978)

Несмотря на то что Леонов никогда не злоупотреблял эксцентрикой, роль спокойного и обстоятельного следователя Прохорова стала чем-то новым даже по его меркам. В многосерийном детективе Игоря Шатрова Леонов неожиданно перевоплотился в персонажа уровня сименоновского Мегрэ — рассудительного, будто бы чуть рассеянного, но внимательного и терпеливого. Оказалось, что крепко удерживать зрительское внимание артист запросто способен и без единого гэга или трюка.

Антти Ихалайнен («За спичками», 1980)

Один из последних классических фильмов Леонида Гайдая — бенефис Леонова-эксцентрика. После множества ролей в драматических комедиях Георгия Данелии Евгений Павлович с легкостью и блеском сыграл в фильме противоположной направленности — построенной на гэгах экранизации повести финского писателя Майо Лассила.


Павел Иванович Васин («Слезы капали», 1982)

Самый, наверное, печальный фильм Данелии — рассказ о том, как добрейшему жителю провинциального Зареченска попадает в глаз осколок кривого зеркала троллей. Сказочная завязка в картине разворачивается в щемящую историю о том, как злоба съедает человека изнутри, а Леонов сыграл здесь одну из своих самых сложных и бескомпромиссных ролей.

Тевье («Поминальная молитва», 1989)

Последняя и абсолютно блистательная театральная работа Леонова — Тевье-молочник в ленкомовском спектакле по пьесе Григория Горина, основанной на произведениях Шолом-Алейхема. За эту роль Евгений Павлович был удостоен Государственной премии России. Именно собираясь на этот спектакль в 1994 году, актер скончался после отрыва тромба.