Слушать новости
Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

ТВ

Кадр из сериала «Мир Дикого Запада»
Кадр из сериала «Мир Дикого Запада»
Warner Bros. Television

«Быть плохим парнем эмоционально сложнее»

Режиссер и сценарист Джонатан Нолан о сериале HBO «Мир Дикого Запада»

Наталья Хиггинсон

Режиссер, сценарист и продюсер Джонатан Нолан рассказал о сериале HBO «Мир Дикого Запада» и почему важно рассказывать историю от имени андроидов, о том, как удалось привлечь к проекту Энтони Хопкинса, и об опасности искусственного интеллекта.

Молодой ковбой Тедди (Джеймс Марсден, Циклоп из фильмов про «Людей Икс») приезжает в небольшой городок на Диком Западе, знакомится с местной красавицей Долорес (Эван Рейчел Вуд) и проводит с ней чудесный день. Но вечером, когда они приезжают к дому Долорес, их ждет стычка с бандитами — двух Тедди застрелит, а вот третьего, известного как Стрелок (Эд Харрис), не сможет — тот неуязвим. Стрелок убьет своего соперника, а с Долорес позабавится в сарае.

Поздно ночью всех убитых оживят и починят специально обученные техники, ведь это всего лишь андроиды, которые развлекают обычных людей — посетителей парка «Мир Дикого Запада».

Те, кто покупает билет в парк, могут развлекаться как угодно — хоть расстрелять всех его обитателей без скидок на пол и возраст. Но создатели «Мира» — в их числе и доктор Роберт Форд, креативный директор парка (Энтони Хопкинс), — уже в курсе, что андроиды могут выходить из-под контроля и обрести самосознание: такими моделями забит целый склад на нижних уровнях комплекса. И разобраться в причинах такого явления пока никто не в силах.

Канал HBO и российский онлайн-сервис «Амедиатека» начали показ сериала «Мир Дикого Запада».

Сериал придуман Джонатаном Ноланом и его женой Лизой Джой Нолан на основе фильма «Западный мир», снятого Майклом Крайтоном в далеком уже 1973-м (в оригинале и сериал, и фильм называются одинаково — Westworld). Сюжет основан на развлечениях, которые будут доступны в будущем, возможно, не очень далеком, когда андроиды, внешне неотличимые от живых людей, будут служить объектами для развлечений своих создателей.

В случае фильма Крайтона это были виртуальные путешествия в мир Дикого Запада, в Средневековье и в Древний Рим, в сериале пока показаны только салуны, ковбои и мирные обыватели, которых посетители парка развлечений нещадно эксплуатируют в различных смыслах и регулярно убивают. Перед премьерой сериала «Газета.Ru» поговорила с Джонатаном Ноланом об андроидах, Энтони Хопкинсе и о том, насколько тяжело быть злодеем в ролевых играх.


— На основе фильма Майкла Крайтона уже были попытки сделать сериал, кстати, при участии самого Майкла, но неудачно. Почему вы вернулись к этой идее и как она развивалась?

— «Западный мир» я видел еще мальчишкой и был страшно напуган (смеется). Оригинальный фильм был переполнен революционными для своего времени идеями, он был своего рода прототипом ролевых игр. А сделать сериал по этому фильму предложил нам Джей Джей Абрамс (он стал и одним из продюсеров. — «Газета.Ru»). В 1973 году не было видеоигр, да и вопрос об искусственном интеллекте сейчас стоит гораздо острее, чем в семидесятых, поэтому, отталкиваясь от фильма Майкла Крайтона, с производственной базой и возможностями HBO можно сделать очень приличный сериал на несколько сезонов (смеется).

Телевидение дает нам площадку для более глубокого исследования самых разных идей, направлений и тем самым возможность показать варианты решения разных проблем через разных героев.

Джей Джей предложил инверсию — решил показать события и их участников с точки зрения одного из действующих лиц в парке, которым был, конечно же, андроид, и эта идея стала тем самым крючком, на который мы попались и увлеклись.

— Расскажите, как вам удалось заполучить Энтони Хопкинса и Эда Харриса, которые до сих пор в сериалах не были замечены — разве что в начале карьеры у Харриса или в паре мини-сериалов у Хопкинса?

— Мы с Лизой (Лиза Джой Нолан, соавтор сценария и сопродюсер «Западного мира». — «Газета.Ru») писали роль доктора Роберта Форда с расчетом на Энтони Хопкинса. Отправили ему сценарий и в жутком волнении ждали приговора. И он сказал, что возьмется! Впрочем, все было не совсем так, конечно, я немного драматизировал. Уже после написания сценария мы встретились с Тони и обсудили с ним наши задачи, изо всех сил стараясь заинтересовать его, что оказалось, кстати, совсем нетрудно. Он феноменально разносторонний человек, ему все интересно.

Сэр Энтони Хопкинс — идеальный выбор, только ему по силам такая ноша.

С Эдом Харрисом мы тоже встречались лично, рассказывали о том, что планируем сделать из этого материала, насколько он соответствует современности и нашим представлениям о морали и этике в связи с развитием технологий. Эда уговаривать не пришлось, он заинтересовался сразу, хотя ничем не проявил своего энтузиазма (смеется). Эд — очень спокойный человек, неторопливый. Это тот самый счастливый случай, когда твое воображение совпадает по всем параметрам с тем актером, который устраивает абсолютно всех — от начальства телевидения до режиссеров.

— Джонатан, вы уже работали с темой искусственного интеллекта (ИИ) в сериале «В поле зрения» и касались этой темы в «Интерстелларе». Расскажите, что вы надеетесь сделать на кабельном телевидении, где вас не будет ограничивать возраст потенциальных зрителей.

— Я думаю, что нашел свой «объект пристального внимания» (смеется). Вы же знаете, что снято множество фильмов и написано множество историй на тему искусственного интеллекта в разных вариациях, но, по сути, все они рассматриваются с позиции человека и нашего отношения к андроидам, роботам, машинам в целом, а также наших страхов быть порабощенными или просто уничтоженными ими. На телевидении, насколько я помню, эта тема не была представлена вообще.

Мы пытались рассмотреть некоторые вопросы, связанные с ИИ, в «Поле зрения» с позиции: а что если машины с их осознанием смогут быть скорее полезны для оздоровления нашего общества?

Ведь они могут нести в себе лучшее, что есть в нас, с их несокрушимой логикой они будут искать выходы из сложных ситуаций, учитывая человеческий инстинкт самосохранения и нашу биологическую хрупкость и зависимость от окружающей среды. В этом отношении мне очень понравился фильм «Она», где ИИ представлен в общении с человеком с позиций любви и заинтересованности, сочувствия и понимания. Ты можешь даже полюбить это, забыв, что имеешь дело с машиной. «Западный мир» дает нам уникальную возможность подойти к этой теме со всех известных нам сторон, может быть, даже открыть новые, еще не поставленные перед нашим воображением вопросы, на которые мы попытаемся найти ответы.

— Вы думаете, что все-таки есть опасность для людей, связанная с распространением искусственного интеллекта?

— Грустно, что до сих пор мы сконцентрированы на страхе перед роботами и искусственным интеллектом, вместо того чтобы восторгаться и удивляться новым открытиям в этой области. Предположение, что ИИ с логическим мышлением и строгим анализом придут к выводу, что люди беспомощны и не нужны, поэтому подлежат уничтожению, не совсем беспочвенно, конечно. Об этом предупреждают Стивен Хоукинг, Илон Маск и другие ученые. Мы говорим на эту тему так давно, не замечая, что все происходит у нас на глазах и именно сейчас, однако мы подходим к переменам с нашими старыми мерками страха и подозрений.

Но при всем положительном потенциале ИИ для человечества и его нужд мы можем совершенно неожиданно столкнуться с серьезными проблемами, если не будем осторожны. Нам ведь хорошо известны примеры необдуманных решений, связанных с развитием науки и приведших к катастрофам глобального масштаба.

— В сериале доктор Форд высказал интересное мнение о создании сюжета для посетителей парка, совпавшее, по сути, с тем, что следовало бы учитывать при создании фильмов для современного зрителя: «Какой смысл в дешевом щекотании нервов?! Этого недостаточно». Вы хорошо знаете кинобизнес изнутри и отталкивались от этого знания?

— Сказать по правде, я не особенно заинтересован в том, чтобы рассказывать в деталях, чем я зарабатываю на жизнь. Я не считаю, что кому-то творческий процесс интересен настолько, чтобы описывать его или сочинять об этом сценарии. Это слишком близко к дому, так сказать. Мне интереснее другие темы, другие истории.

Но в этом сериале присутствует естественная необходимость затронуть тему творчества, показать взаимоотношения автора и исполнителя, технического персонала, программистов.

Андроиды, исполняющие роли в парке, в некоторой степени могут расцениваться как актеры, с которыми авторы имеют дело. Наверное, я мог бы сказать, что мы вложили в этот монолог наше понимание того, что привлекает зрителя, гостя в нашем случае, в истории, которую ему предлагает парк, но это будет только наше с Лизой мнение, и мы на нем не настаиваем. Эти истории, как вы увидите, непостоянны, они меняются, меняются персонажи, их сочиняют специально приглашенные разработчики. В парке, о котором идет речь в сериале, для гостей придумываются такие ситуации, чтобы они могли проявить себя с той стороны, которая им ближе всего. Можно ли это отнести к кино? Я думаю, что это можно отнести к любому виду творчества, где ценится оригинальность идеи и исполнения. Посмотрим, что скажут наши зрители.

— С точки зрения ваших личных чувств и восприятия жизни, каким вы видите мир будущего, ведь вы вносите в вашу фантастическую историю и что-то от своих личных чувств, верно?

— Я заметил по своему опыту в видеоиграх, что придуманный мир, особенно мир, где в той или иной степени есть насилие, практически требует от тебя быть социально безответственным.

Особенно трудно сделать выбор в ролевых играх, где ты должен решить — быть тебе злодеем, героем или кем-то нейтральным.

Ты выбираешь даже манеру речи, диалоги и, естественно, определенный путь, который проходишь в этой игре во взаимодействии с другими игроками. Я обнаружил, что злодейские роли переносятся тяжелее. Быть плохим парнем эмоционально сложнее, это отнимает больше сил, и я помню, что получал гораздо меньшее удовлетворение от игры. Выбор более добродетельного пути сказывался положительно. Не знаю, ответил ли я на вопрос, но надеюсь, что эта находка нашла свое отражение в том, что мы пытаемся рассмотреть в сериале.