Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Кино

Джулианна Мур и Мэтт Деймон в фильме «Субурбикон» (2017)
Джулианна Мур и Мэтт Деймон в фильме «Субурбикон» (2017)
Paramount Pictures

Место, где застрял Клуни

В российском прокате «Субурбикон» Джорджа Клуни

В российский прокат вышла драма «Субурбикон», поставленная Джорджем Клуни по сценарию братьев Коэн. «Газета.Ru» рассказывает, почему новый режиссерский опыт выдающегося актера вновь получился неудачным.

Теплое лето 1957 года. Гарднер Лодж (Мэтт Дэймон) с прикованной к инвалидному креслу женой Роуз, ее сестрой-близняшкой Маргарет (обе — Джулианна Мур) и сыном Ники живут в Субурбиконе — идеальном пригороде будущего, в котором всегда солнечно, вечером дует прохладный ветерок и белые американцы всегда рады своим черным братьям и готовы отправить детей на совместные занятия бейсболом.

Однако идиллии в нашем мире обладают известной хрупкостью. И вот однажды ночью к Лоджам вламываются два отвратительных бандита, которые сначала некоторое время над всеми издеваются, а потом — убивают Роуз летальной дозой хлороформа. Вскоре безутешный Гарднер подозрительно быстро сойдется с Маргарет, а у забора чернокожих соседей начнет собираться толпа расистов, дабы напомнить, что жизнь вообще не курорт.

Сценарий братьев Коэн, режиссер Джордж Клуни, в главных ролях одни из лучших характерных актеров в современном Голливуде — формально режиссер Джордж Клуни все рассчитал верно.

С одной стороны, идеальная, как ни крути, драматургия, с другой — актуальная тема. После нескольких режиссерских провалов «Субурбикон» должен был вознести Клуни на занятую после «Доброй ночи и удачи» высоту, но нет. Большинство зарубежных критиков рвет и мечет, остальные — демонстрируют вежливое, но очевидное презрение.

Причина, по которой все пошло не так, при этом совершенно очевидна. Даже беглого взгляда на «Субурбикон» достаточно, чтобы понять, почему сами братья Коэн так и не экранизировали этот сценарий. Сегодня, после «Фарго», «Просто крови» и других фильмов классического периода творчества Коэнов, фильм Клуни выглядит не слишком умелым сборником общих мест. Вместо его иконической ироничной улыбки здесь — настойчивость туповатого отличника показать, как он умеет.

Умеет Клуни многое — в «Субурбиконе», несмотря на все вышесказанное, хватает удачных моментов.

Дэймон и Мур уже вышли на такой уровень мастерства, что им под силу, кажется, знаменитая задача по увлекательному пересказу телефонной книги по ролям. Оскар Айзек в совсем небольшой роли почти забирает на себя все внимание, подчеркивая свой статус новой большой звезды. Да и в целом все поставлено, что называется аккуратно и со вкусом — джаз за кадром, смешные очки, Дэймон смешно нервничает, разминая эспандер, и ездит на маленьком велосипеде.

Смотреть «Субурбикон», тем не менее, будет довольно мучительно всякому, кто знаком с оригинальным почерком братьев Коэн.

Клуни — пламенный идеалист под маской циника, который использует коэновское ёрничество для того, чтобы почти всерьез поговорить о расовом вопросе и прочих важных вещах. Коэны же, напротив, принципиальные циники, умники, принимающие свое интеллектуальное превосходство как данность, а всех прочих считающие, соответственно, более или менее обаятельными идиотами. Даже в самых необязательных их фильмах (вроде недавнего «Да здравствует Цезарь») есть легкость, с которой они способны говорить даже о том, что вызывает у них всамделишную нежность.

Клуни же всякий раз со своей фирменной ухмылкой пытается пропеть кому-нибудь гимн, быть больше, чем просто режиссером — именно поэтому его последние картины вроде «Охотников за сокровищами» и «Мартовских ид» успеха не имели. Дело не в том, что он плохой режиссер — с постановочным мастерством у Клуни как раз лучше, чем у многих коллег, и это видно даже по «Субурбикону».

У него проблемы с собственно выбором материала.

«Доброй ночи и удачи» остается его лучшей и по-прежнему актуальной работой именно потому, что история противостояния журналиста Мюрроу и сенатора Маккарти была настолько выразительна сама по себе, что требовала как раз иронической маскировки. Однако с тех пор Клуни, кажется, настолько уверился в себе как в мастере политического кино, что все чаще выглядит как человек, со значением исполняющим страшилку про маленького мальчика и пулемет на оппозиционном съезде.