Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Кино

Кадр со съемок фильма «Колесо чудес» (2018)
Кадр со съемок фильма «Колесо чудес» (2018)
Кадр со съемок фильма «Колесо чудес» (2018)
Кадр из фильма «Колесо чудес» (2018)
Кадр из фильма «Колесо чудес» (2018)
Кадр из фильма «Колесо чудес» (2018)
Кадр из фильма «Колесо чудес» (2018)
Кадр из фильма «Колесо чудес» (2018)
Кадр из фильма «Колесо чудес» (2018)
Кадр со съемок фильма «Колесо чудес» (2018)
Кадр со съемок фильма «Колесо чудес» (2018)
Кадр со съемок фильма «Колесо чудес» (2018)
Кадр из фильма «Колесо чудес» (2018)
Кадр из фильма «Колесо чудес» (2018)
Кадр из фильма «Колесо чудес» (2018)
Кадр из фильма «Колесо чудес» (2018)
Кадр из фильма «Колесо чудес» (2018)
Кадр из фильма «Колесо чудес» (2018)
  • Кадр со съемок фильма «Колесо чудес» (2018)
  • Кадр со съемок фильма «Колесо чудес» (2018)
  • Кадр со съемок фильма «Колесо чудес» (2018)
  • Кадр из фильма «Колесо чудес» (2018)
  • Кадр из фильма «Колесо чудес» (2018)
  • Кадр из фильма «Колесо чудес» (2018)
  • Кадр из фильма «Колесо чудес» (2018)
  • Кадр из фильма «Колесо чудес» (2018)
  • Кадр из фильма «Колесо чудес» (2018)
1 9

«Я мог быть великолепным карманным воришкой»

Джеймс Белуши о фильме «Колесо Чудес»

Джеймс Белуши рассказал «Газете.Ru» о фильме «Колесо Чудес», выходящем в прокат 8 февраля, а также о тайнах работы с Вуди Алленом и о том, как режиссер заставлял его грустить, о разнице между комедийными и драматическими актерами и о том, может ли актер сыграть карманного воришку.

В ретро-трагикомедии Вуди Аллена «Колесо чудес» Джеймс Белуши сыграл отца семейства, у которого одни неприятности — домой возвращается дочь (Джуно Темпл), сбежавшая от мужа-мафиози, а жена (Кейт Уинслет) начинает крутить роман с пляжным спасателем (Джастин Тимберлейк). В преддверии российской премьеры фильма актер рассказал «Газете.Ru» о том, как ему работалось в новом амплуа.

— Я где-то слышал, что идея Вуди формулировалась, как «веди себя чуть поглупее», это правда?

— Ха! Интересный вопрос! Когда я пришел на пробы, там было еще пять человек. Но я был первым. Ну и дальше, понятно, случилась магия, меня подхватило и понесло, и вот роль была у меня в кармане, несмотря на то, что кроме меня там был еще Джон Гудман… Впрочем, забудьте об этом. В общем, мне позвонили и предложили встретиться с Вуди, чтобы он объяснил, чего он хочет. И это, знаете, очень просто. Приходишь, говоришь с ним примерно минуту, он рассказывает про персонажа, дает текст, и через пятнадцать минут ты уже с легкостью его разыгрываешь.

— Вот так запросто?

— Я вообще стараюсь избегать сложностей и сохранять спокойствие. Ну и потом Вуди очень вежливо объяснил чего он хочет. (изображает Вуди Аллена) «Я очень люблю объяснять, чего я хочу от актеров, но не слишком хорошо это делаю, да. Сейчас я объясню, что имею в виду, только не обижайтесь. Можете сделать его чуть глупее?» И я отвечаю: «Да, я понял, сейчас сыграю». Перечитал сцену и сыграл, вот и все. Вуди вообще молодец.

В другой раз он подошел и тихонько так говорит: «Понимаете, если мы оставим этот дубль, люди выбегут из зала через три минуты. Давайте переснимем, хорошо?»

С ним было невероятно здорово работать, он очень вежливый и это страшно весело. Хотя остальным было потяжелее…

— Почему?

— Понимаете, я музыкант — 20 лет на сцене — поэтому чуть-чуть глуховат. Так что другие актеры, может, его и слышат нормально, а я слышал через слово и мне его бормотание совершенно не мешало.

— А можете объяснить, в чем была проблема? Почему Вуди хотел сделать вас глупее?

— Я играл себя в предлагаемых обстоятельствах. То есть Джеймса Белуши и его отношения с женой. Поэтому Вуди попросил меня: «Играй с более низкой планкой. Не играй так, будто он – это ты». Поэтому мне пришлось сделать некоторую работу над ошибками.

— Вы же работали вместе впервые. Какие впечатление остались от работы?

— Я могу это описать через сравнение, например, с Оливером Стоуном, с которым мы работали на фильме «Сальвадор». Вот с Оливером мы снимали сцену, потом он говорил: «Снято!» А когда режиссер говорит «снято!», актер инстинктивно ждет поощрения, какого-то знака, что ты сделал все правильно. Но Оливер… Я смотрю на него, а он — вздыхает, знаете, так тяжело. И у нас происходит такой диалог. Я: «Что, Оливер?» Он: «Еще раз». Я: «Что мне сделать?» Он: «Еще раз!» Кажется, он тебя сейчас сотрет в порошок. Я: «Да что мне сделать?!» Оливер: «Хочу, чтобы ты был «несчастнее». Я: «Что значит «несчастнее»?».

Но мне пришлось стать «несчастнее», он заставил меня это сделать. Вуди — другое дело.

Мы сняли сцену, он говорит: «Все хорошо. Я мог бы использовать эту сцену в фильме». Я спрашиваю, стоит ли сделать еще один дубль. Он говорит: «Конечно, как пожелаешь». Делаю еще один дубль. Вуди: «Всё хорошо». Потом я понял: когда Оливер недовольно вздыхает и предлагает перейти к следующей сцене, значит ты был великолепен!» То же самое, когда Вуди говорит, что «всё хорошо».

— А что вам вообще нужно от режиссера? Какие условия для вас комфортны?

— Создание продуктивной рабочей обстановки, где ты не боялся бы пойти на риск и чувствовал бы себя в безопасности. Режиссер должен вызывать доверие. Как в случае с Вуди. Я мог полностью отпустить ситуацию и доверить ему выбор дублей.

— Вас в основном знают как комедийного актера, но «Колесо чудес» это все-таки скорее драма. Как вам кажется, эта роль может как-то изменить отношение зрителя к вам?

— Я люблю вас! Запишите это и процитируйте меня (смеется) Очень хороший вопрос, я его честно не ожидал. Понимаете, комедийные актёры всегда хороши и в драматических лентах. Вспомнить только Джеки Глисона в таких фильмах, как «Бильярдист» и «Солдат под дождём», Стива Карелла в «Охотнике на лис». Даже Билл Мюррей в «Трудностях перевода» получился таким смешным, потому что он играл драматичную роль.

Забавно, что из драмы порой рождается истинный юмор.

Как актёр, я могу сыграть любую роль – будь то комедия, драма или мюзикл. Я развиваюсь, я пою, я танцую – и у меня очень хорошо получается. И я даже мог бы быть великолепным карманным воришкой… Вы поймете, когда я уже уйду. (смеется) Следите за своими часами и кольцами. Заметьте, я сразу пожал вам руку. Так что, проверьте, не пропали ли ваши часы (смеется). В общем, я действительно могу почти всё.

— У вас в этом фильме было сразу две сильных партнерши — Джуно Темпл и Кейт Уинслет. Как с ними работалось?

— В работе с Джуно я постоянно проецировал на сценарий собственные отношения с дочерью. У меня есть восемнадцатилетняя дочь, которая помогла мне понять, что такое любовь — до её рождения я не знал, что это. Поэтому я представил, что если бы она покинула меня, а потом вернулась… Это помогло мне сыграть этот перепад между бешенством и любовью в начале. В случае Кейт важно помнить, что это, черт возьми, Кейт Уинслет! Я еще никогда не изучал так своего персонажа. Никогда не был так хорошо подготовлен. Я считаю, что задача актёра второго плана поддерживать исполнителей главных ролей. Хороший актёр должен дать ведущему партнеру всё, что ему нужно. А что ему нужно? Ему нужно, чтобы ты был готов и помнил свои реплики. Это я и делал. Я должен был сделать все, чтобы Кейт было комфортно. Если она играет хорошо, то выходит удачная сцена, и получается отличное кино.

— И у вас получилось.

— Да! Это что называется «играть в ансамбле» — меня этому научил меня мой брат Джон. Он как-то увидел меня в спектакле театральной труппы The Second City и упрекнул в том, что я не взаимодействовал с остальными актёрами. Джон сказал мне тогда: «Тебе приходится работать с не очень талантливыми актёрами, но ты ведь способный! Поэтому твоя задача добиться того, чтобы каждый из вас выглядел хорошо… тогда и всё шоу обернется успехом». Тогда я начал взаимодействовать с теми актерами.

И они стали лучше. Я стал лучше. Мой ход мыслей переменился с «Как я выгляжу?» на «Как мы справляемся?».

Всё как в баскетболе, где тебе засчитывают баллы за участие в результативной атаке. Ты пасуешь мяч другому игроку, он забрасывает его в кольцо, а тебе идет «ассист». Так что, в случае с Кейт Уинслет я был игроком, который отдает передачу.

— В заключение можете сказать, у вас еще остались какие-то амбиции в плане работы с режиссерами?

— В этом плане мне везет. Мне посчастливилось работать с Майклом Манном над его первой полнометражной лентой «Вор». Также я работал с Франческо Рози. О, тот еще персонаж! Франческо и Андреа устраивали кулачный бой прямо на съемочной площадке. Они кричали, орали друг на друга! «Андреа, я здесь звезда, я тоже хочу покричать хотя бы раз. Но вы не даете мне такой возможности!» Еще я снимался у Романа Полански, Уолтера Хилла, Вуди Аллена, Оливера Стоуна, а в прошлом году у Дэвида Линча… гениальный творец. Моя большая мечта – сняться у Мартина Скорсезе. Пожалуй, всё.