Арт и дизайн

«Посвящается де Саду»: как Павленского судили во Франции

Сбежавший во Францию художник Павленский получил срок

Российский художник-акционист Петр Павленский и его гражданская супруга Оксана Шалыгина были признаны виновными по делу о поджоге Банка Франции на площади Бастилии. Павленский получил три года заключения, однако в тюрьму не вернулся, так как отбыл часть наказания в предварительном заключении.

В ходе заседания суда в Париже по делу о поджоге Банка Франции на площади Бастилии в октябре 2017 российский художник-акционист Петр Павленский и его гражданская супруга Оксана Шалыгина были признаны виновными и приговорены к штрафу и тюремному заключению. Павленский получил три года (два из них – условно), Шалыгина – два года (из них условно – 16 месяцев). Также им было запрещено ношение оружие в течение пяти лет. Однако в тюрьму они уже не вернутся, так как отбыли большую часть срока в предварительном заключении.

После открытия заседания суда Павленский сделал заявление, в котором посвятил процесс по своему делу французскому писателю Маркизу де Саду. В ответ на это судебная переводчица заявила, что не будет переводить слова художника, так как он отказывался соблюдать правила поведения в суде, требуя выслушать себя. После этого суду пришлось отложить заседание и вызвать нового переводчика.

«Банк де Франс на месте Бастилии — прецедент чудовищного глумления над политической историей Франции. Из этого следует, что или суд должен восстановить справедливость и постановить убрать Банк Франции вместо Бастилии, снять с меня все обвинения и признать политическое искусство разрешенным на территории Франции.

Или суд должен оправдать глумление власти над обществом, осудить меня на десять лет, чтобы подобных инцидентов больше не повторялось и официально запретить на территории Франции», — сказал Павленский в начале заседания.

Выступив с этой речью, художник заявил о желании воспользоваться правом хранить молчание. На вопросы судьи в дальнейшем ходе процесса он не отвечал.

Представитель обвинения потребовала для него четыре года тюрьмы, 1,5 года из которых – условно, с лишением родительских и гражданских прав, а также с запретом на ношение оружия. Прокурор также потребовала аналогичных ограничений и трех лет тюремного заключения для Шалыгиной.

В частности, обвинение напомнило о художественной акции «Угроза», когда Павленский облил бензином и поджег двери здания ФСБ на Лубянке. Прокурор подчеркнула, что в случае с ним есть риск, что художник продолжит совершать акции, которые будут нарушать закон.

Для того, чтобы объяснить суду художественные особенности акции, сторона защиты пригласила в суд слепого свидетеля, который рассказал о символике огня, свете и освещении, а также поэтическом измерении действий художника.

Адвокат Павленского и Шалыгиной Доминик Бейретер-Минков, в свою очередь, предупредила председателя о том, что за решением по этому процессу «следит весь мир». Она также напомнила, что французские власти были знакомы с творчеством Павленского и знали, каким видом искусства он занимается, когда предоставляли ему политическое убежище.

«У них мало благодарности по отношению к стране, которая их приняла. Они совершили атаку не только на ее государственные институты, но и на ее историческое наследие», — подытожила свое выступление прокурор.

Банк Франции, который выступал в суде в качестве потерпевшей стороны, потребовал от Павленского компенсации материальных убытков в размере €18670, моральной компенсации в размере €5000, а также €1000 на услуги адвоката.

После того, как в июне 2018 года суд принял решение о бессрочном продлении ареста Павленского по делу о поджоге Банка Франции, художник рассказывал о жестоких условиях содержания во французской тюрьме Флери-Мерожи. По его словам, после серии провокаций со стороны надзирателей 1 августа, он был помещен в карцер.

Описывая обращение надзирателей во Франции, Павленский рассказывал о перенесенных пытках. По его словам, при помещении в карцер во Франции арестанта валят на пол, выворачивают руки и перетягивают их наручниками сзади, после чего тащат, отдавливая армейскими ботинками ноги «по возможности» вдавливают в стену щитом.

Сам Павленский назвал приговор суда «предупредительным». Он также подчеркнул, что считает процесс проигранным, несмотря на то, что он сам и Шалыгина останутся на свободе.