Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Медиабизнес

Чужие среди своих: в чем причина провала «Тайны печати дракона»

Как западных звезд зовут в российское кино, а оно все равно проваливается

Российско-китайский блокбастер «Тайна печати дракона», в котором снялись Джейсон Флеминг, Арнольд Шварценеггер, Джеки Чан и Рутгер Хауэр, провалился в прокате. При бюджете в $50 млн картина за три недели заработала лишь 316 млн руб., хотя создатели рассчитывали на 2 млрд кассовых сборов в России и $200-400 млн в Китае. Кинокритик «Газеты.Ru» Павел Воронков — о том, почему подобные продюсерские проекты с акцентом на западных звезд заранее обречены на финансовые неудачи.

Для тех, кто не в курсе: «Тайна печати дракона» — это сиквел приключенческого фэнтези-хоррора «Вий» пятилетней давности. Первая лента собрала неплохую по тем временам кассу $39,5 млн (или 1,2 млрд руб.) и стала самым успешным фильмом 2014 года, но в то же время не окупила раздутый бюджет в $26 млн и получила преимущественно скверную прессу. Впрочем, какая-то польза от нее все равно случилась: «Вий» спровоцировал новую волну интереса к наследию Николая Васильевича Гоголя, и, наверное, именно его создателей можно поблагодарить за куда более успешную трилогию продюсера Александра Цекало с Александром Петровым в главной роли (даром что оба проекта сделаны с очевидной оглядкой на «Сонную лощину» Тима Бертона).

Главную роль в картине 2014 года, которая находилась в разработке девять лет, сыграл британец Джейсон Флеминг, российскому зрителю в первую очередь известный по работам Гая Ричи «Карты, деньги, два ствола» и «Большой куш». Создатели «Вия» утверждали, что в кастинге также участвовали, среди прочих, Киану Ривз, Шон Пенн и Брэд Питт, но по тем или иным причинам договориться с ними не удалось.

По сюжету английский картограф Джонатан Грин путешествует по Евразии и застревает в украинском хуторе, где сталкивается с потусторонними силами. Во второй части ставки повышаются: пункт назначения — Поднебесная, задание исходит от самого Петра I (правда, фейкового), а кастинг пополняется Арнольдом Шварценеггером, Джеки Чаном, Рутгером Хауэром и Чарльзом Дэнсом.

Бюджет вырастает до $50 млн, к проекту подключается китайская госкомпания China Film Group (сколько именно она вложила, неизвестно, но по закону иностранные инвесторы не могут обеспечивать более 50% финансирования). «Фонд кино» выдает 200 млн руб., из которых 90 нужно вернуть, но продюсеры не переживают, так как рассчитывают на 2 млрд руб. сборов в РФ (это была бы третья строчка в списке самых успешных отечественных лент) и $200-400 млн в КНР. На деле — 316 млн руб. за три недели российского проката. Китай, где картина вышла еще в середине августа, принес всего $2,8 млн.

«Тайна печати дракона» — очень симптоматичный пример полной оторванности российских продюсеров от окружающей действительности.

Очевидно, что основная ставка была сделана на иностранные фамилии в списке актеров: по названию картины совершенно невозможно понять, что она связана с всеми забытым ужастиком. Проблема в том, что денег на популярных во всем мире артистов, очевидно, не хватает, а герои старых боевиков уже никому особо не интересны — или, во всяком случае, не способны мотивировать аудиторию выбраться из дома, где ее услужливо поджидает условный Netflix. Более того, зачастую оказывается, что речь идет буквально о нескольких минутах хронометража, поскольку западные селебрити обычно готовы выкроить всего несколько дней на съемки.

Только в прошлом году компания Kinodanz, известная сегодня всем благодаря разборкам с Евгением Баженовым, выпустила фэнтезийный фильм-ограбление «За гранью реальности», на постере которого красовалось имя Антонио Бандераса: первой строчкой, крупным шрифтом, прямо напротив исполнителя главной роли Милоша Биковича. При просмотре же выяснилось, что внутри картины «За гранью реальности» существует раздробленная на эпизоды короткометражка с Биковичем и Бандерасом, практически не связанная с основным сюжетом. То есть, звезда фильмов Педро Альмодовара и Роберта Родригеса была приглашена исключительно ради появления на афише. Кассовые сборы — 129,2 млн руб.

В 2013 году авторам комедии «Курьер из рая» удалось раздобыть другого любимца Родригеса — Дэнни Трехо. Лента заработала 181,7 млн руб. ($5,4 млн) при бюджете в $7 млн. Еще один завсегдатай боевиков Жан-Клод Ван Дамм засветился в комедии Марюса Вайсберга «Ржевский против Наполеона», где, кстати, вместе с ним играл нынешний президент Украины Владимир Зеленский. На сборы это, впрочем, не повлияло: фильм взял в прокате 239,7 млн руб. ($7,8 млн) и не отбил $8,5-миллионные затраты.

О вовлеченности в киноиндустрию своей второй родины Жерара Депардье и говорить не приходится: прописавшийся в России француз за последние годы успел появиться и в исторической драме «Распутин» (вместе с Фанни Ардан), и в комедии «Секс, кофе и сигареты», и в сериалах Первого канала и ТНТ: «Мате Хари» и «Зайцеве+1» (а впервые причастился к прекрасному еще 20 лет назад — в «Зависти богов» Владимира Меньшова).

Другой не менее почитаемый француз Ален Делон в российском кино тоже отметился, но пока только в одной эпизодической роли в комедии «С Новым годом, мамы». Этот фильм все же имел определенный успех и почти шестикратно покрыл бюджет в $2 млн (сам Делон даже приехал представлять ленту в Москву).

Надо сказать, что практика по привлечению зарубежных артистов распространяется не только на мужчин.

Так, продюсер Тимур Бекмамбетов надеялся снять обожаемую в России Миллу Йовович еще в своем сиквеле «Иронии судьбы», но договориться получилось только к моменту создания комедии «Выкрутасы». Справедливости ради, отечественная часть каста тоже была потенциально прибыльной (плюс у Йовович российские корни, поэтому простим ей эту слабость): звезда «Пятого элемента» делила кадр с Иваном Ургантом и Константином Хабенским. Итог — 363,8 млн руб. кассы.

В фильмографии Шэрон Стоун также можно обнаружить третью часть комедийной франшизы «Любовь в большом городе» (за авторством того же Вайсберга и с участием того же Зеленского). Изначально продюсеры рассчитывали заполучить Монику Белуччи, но та ответила отказом. Стоун согласилась на два съемочных дня и гонорар в размере $400 тыс. Впрочем, успех ленты (бюджет — $2,5 млн, сборы — $15,8 млн) едва ли обеспечило одно участие звезды «Основного инстинкта»: все-таки речь идет об изначально успешной франшизе, плеяде светил отечественного шоу-бизнеса и почти всегда беспроигрышном новогоднем прокате.

В принципе, подобная традиция существует у нас очень давно: вспомнить хотя бы «Красную палатку» Михаила КалатозоваШоном Коннери и Клаудией Кардинале) «Невероятные приключения итальянцев в России», «Синюю птицу» с Элизабет Тейлор и Джейн Фондой (правда, это больше американский, чем советский фильм). В 90-е были «Цареубийца» Карена Шахназарова с Малкольмом Макдауэллом, «Предсказание» Эльдара Рязанова с Ирен Жакоб и «Сибирский цирюльник» Никиты Михалкова с Джулией Ормонд и Даниэлем Ольбрыхским. Но тогдашняя отечественная киноиндустрия не базировалась на капиталистической системе, поэтому прокатная судьба лент никого не волновала — поскольку как такового проката в привычном нам понимании не существовало. Соответственно, авторы не преследовали задачу заработать на громком имени, а участие зарубежных артистов в проектах было обусловлено исключительно художественными задачами.

При этом нельзя сказать, что такой подход — это бездушная попытка нажиться на несмышленом зрителе. Проблема в том, что у российских продюсеров отсутствует то ли умение, то ли возможность (скорее всего, все сразу) грамотно реализовывать эту модель.

В качестве примера того, «как надо», можно привести «диснеевский» блокбастер «Изгой-один. Звездные войны: Истории». Специально для китайской публики в фильм пригласили Донни Йена и Цзян Вэня, что отдельно подчеркивалось промо-кампанией — их увеличивали на постерах. В КНР картина собрала свыше $69 млн, больше — только в США и Великобритании (общая касса перевалила за $1 млрд; бюджет составил $200 млн).

Продюсеры «Тайны печати дракона» также отмечали, что имеют большие планы на китайский рынок, но каким образом они собирались возыметь там успех, совершенно не ясно. Джеки Чан продолжает активно сниматься по сей день, но его имя уже давно перестало быть гарантом прибыли. Кроме него в фильме также приняла участие 36-летняя Яо Синтун, появлявшаяся в комедийном боевике «Доспехи Бога 3: Миссия Зодиак», но это все равно не артистка того калибра, чтобы выманить людей из дома. Популярность среди китайцев Арнольда Шварценеггера тоже не то чтобы впечатляющая: в стране прокатывалась только пятая часть франшизы о Терминаторе, а такими темпами всепоглощающую любовь жителей КНР к Дуэйну Джонсону не переплюнешь («Форсажи» там собирают какие-то совершенно несусветные деньги).

Но такое ощущение, что никто этого делать и не собирался. Вместо этого создатели «Тайны» винят Чана и Шварценеггера («Русская фильм группа» даже пыталась отсудить у них и China Film Group 216,6 млн руб., но Арбитражный суд Москвы не стал рассматривать иск), которые не стали участвовать в продвижении картины. Правда, и продвижения как такового не было: если голливудские студии начинают рекламировать свои проекты максимум за полгода до премьеры, то в случае с «Печатью дракона» она практически полностью отсутствовала (тут претензии продюсера Алексея Петрухина, признанного банкротом, частично справедливы).