Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Кино

«На деле это ремейки»: Скорсезе усилил атаку на Marvel

Мартин Скорсезе объяснил свой выпад в сторону Marvel

Обладатель «Оскара» Мартин Скорсезе подробно объяснил свое недавнее заявление о том, что фильмы Marvel не являются кино. По мнению режиссера, супергеройская франшиза и ей подобные могут в будущем почти полностью выдавить из индустрии оригинальные произведения.

Режиссер Мартин Скорсезе выступил с заявлением, в котором объяснил свои недавние слова о том, что фильмы Marvel не являются кино. Согласно обладателю премии «Оскар», его непонимание «марвеловских» проектов отчасти связано с возрастом (в этом ноябре автору «Отступников» исполнится 77 лет) и тем, в какое время происходило его становление как кинематографиста.

«В начале октября в ходе интервью мне был задан вопрос о фильмах Marvel, и я ответил на него. Я сказал, что пытался смотреть их, но они показались мне скорее «тематическими парками», чем кинокартинами, которые известны и любимы мною всю жизнь. И, наконец, я сказал, что это не кино. В итоге некоторые восприняли данный ответ как оскорбление или доказательство моей ненависти к Marvel, — цитирует постановщика New York Times.

— Многие франшизные фильмы сделаны талантливыми людьми, это видно на экране. Тот факт, что меня не интересуют эти картины, зависит от моего вкуса и темперамента. Думаю, что будь я моложе меня бы впечатлили эти работы, и, возможно, я бы даже захотел их снимать. Однако я не такой — у меня другое восприятие кинематографа. И мое видение так же далеко от того, что делает Marvel, как Земля далека от Альфы Центавра».

По его словам, в проектах Marvel «нет откровения, тайны и подлинной эмоциональной опасности», и производят их для удовлетворения «определенного набора требований».

«Для меня, для режиссеров, которых я любил и уважал, для моих друзей, которые начали снимать параллельно со мной, кино заключалось в откровении — эстетическом, эмоциональном и духовном. Речь шла о персонажах — сложности людей, их противоречивой (а иногда и парадоксальной) природе, способах, которыми они могут причинять друг другу боль, любить друг друга. <...> Эта была форма искусства, — пояснил Скорсезе.

— А в фильмах Marvel нет откровения, тайны и подлинной эмоциональной опасности. Их производят, чтобы удовлетворить определенный набор требований, — они крутятся вокруг ограниченного количества тем. <...> Их называют сиквелами, однако на деле это ремейки.

Скорсезе также выразил мнение, что кинофраншизы заполонили большие экраны, из-за чего даже топовым режиссерам — в том числе и ему самому — приходится искать иные способы донесения до зрителей собственных оригинальных работ.

«Вы можете спросить, в чем моя проблема, почему я не могу просто позволить таким фильмам существовать. Причина проста. Во многих местах в США и мире в целом франшизные фильмы стали главным выбором зрителей, если дело касается большого экрана. Это опасное время для кинематографа — независимых кинотеатров стало меньше, чем когда-либо. Уравнение перевернулось, и стриминг стал основным способом подачи. Однако я не знаю ни одного режиссера, которые не хотел бы создавать проекты для больших экранов. И я про себя в том числе, ведь совсем недавно я закончил работу над «Ирландцем» для Netflix. Сделать этот фильм таким, каким мы его сделали, удалось лишь благодаря платформе. <...> Хотел бы я, чтобы лента показывалась на больших экранах дольше (в Штатах картину продемонстрируют в считанном количестве кинотеатров, и продлится это всего несколько недель — «Газета.Ru»)? Да, конечно. Однако в любом случае кинотеатры заполнены франшизами», — заявил постановщик.

В заключение режиссер предположил, что в будущем франшизные фильмы на фоне своего финансового доминирования могут почти полностью выдавить серьезные кинопроекты из индустрии.

«Если вы хотите сказать мне, что это лишь вопрос спроса и предложения, я не соглашусь. Это проблема курицы и яйца. Если зрителям дают только одну вещь, бесконечно ее продают, тогда они будут хотеть эту вещь все больше и больше. За последние 20 лет, как мы все знаем, кинобизнес изменился по всем направлениям. Но самое зловещее изменение произошло незаметно — постепенное, но неуклонное устранение риска.

Многие современные фильмы являются идеальными продуктами, произведенными для немедленного потребления. И, да, они во многом снимаются талантливыми людьми. Но им не хватает важного фактора — видения отдельного художника. Так как отдельный художник — наиболее рискованный фактор, — сказал Скорсезе.

— В нашем бизнесе есть люди, которые абсолютно равнодушны к самому вопросу искусства. <...> К сожалению, сейчас существуют две области — аудиовизуальные развлечения и кино. И я боюсь, что финансовое доминирование одной из них в будущем может сказаться на существовании другой.