Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Телевидение

«Возьмите словарь»: Якубович об ошибке в слове «монпансье»

Ведущий «Поле чудес» Якубович не нашел ошибки в слове «монпасье»

Ведущий шоу «Поле чудес» Леонид Якубович заявил, что в слове «монпасье», написанном с одной буквой «н», нет никакой ошибки. В разговоре с «Газетой.Ru» он посоветовал взять в руки словарь иностранных слов и «не заниматься ерундой».

Ведущий программы «Поле чудес» Леонид Якубович отреагировал на орфографическую ошибку в слове «монпансье», которую якобы допустили редакторы шоу. По его словам, название конфет, написанное с одной буквой «н», не будет ошибкой.

«Вы вместо того, чтобы заниматься ерундой, возьмите в руки словарь иностранных языков за 1962 год. Составитель Иванов», — заявил Якубович в разговоре с «Газетой.Ru».

В то же время в толковых словарях Ожегова и Ушаковой слово «монпансье» пишется с двумя «н».

В выпуске от 13 декабря Якубович предложил прошедшему в финал участнику угадать название вальса, ноты которого бесплатно получал клиент товарищества «Эйнем» при покупке конфет кондитерской фабрики. Мужчина назвал правильный ответ, но на самом табло высветилось слово «монпасье», без одной «н» в конце. Одержав победу в финале, участник шоу согласился поучаствовать и в суперигре, где его также ждал триумф.

В начале года скандал в сети вызвал выпуск «Поля чудес» от 15 февраля, в конце которого можно было увидеть, как люди из зрительного зала встают со своих мест и целенаправленно идут к игровому барабану, чтобы успеть забрать с собой побольше съедобных подарков ведущему. На кадрах люди хватали продукты руками и запихивали их в пакеты, заготовленные заранее.

По мнению комментаторов, наибольшую жадность проявляли пенсионеры и взрослые зрители, которые хотели захватить с собой побольше продуктов, а дети и подростки вели себя более скромно. Часть пользователей предположила, что действия людей в студии были продиктованы низким уровнем их жизни. Другие посчитали, что их поведение объясняется отсутствием воспитания. Кто-то также писал, что в Останкино неудобно оставлять скоропортящиеся продукты, поэтому их разрешают забирать домой гостям.

Комментируя ролик, Якубович заявил, что зрители приходят на съемки программы «жрать». Ведущий признался, что после окончания съемок перед ним стоит только одна задача — как можно скорее успеть покинуть студию, что не быть растоптанным зрителями.

«Это надо видеть. Пирожные засовываются в карманы, за пазуху... Творится что-то невероятное. Администраторы только и орут: «Осторожно, детей не задавите!» Такое ощущение, что они приходят туда жрать. Все сметается», — сказал он.

В частности, ведущий шоу поделился, что не видел ни одного выпуска программы по телевизору и не представляет себе, что помогает ей выходить в эфир на протяжении почти трех десятков лет.

«Я сам не могу объяснить, как эта штука существует 29 лет. Я сам не понимаю, я ни капельки не шучу. Люди так себя ведут на этой программе, что, вероятно, им комфортно. Какую-то десятую долю я беру на себя, все остальное от бога», — заявил Якубович.

Говоря о том, не наскучила ли ему роль ведущего «Поля чудес» за это время, он рассказал, что перед съемками специально настраивается, чтобы получать от программы удовольствие самому и доставлять его участникам и зрителям.

«Как только раздается команда «мотор», я обязан, я так живу, я мгновенно получаю от этого удовольствие. Если я перестану получать от этого удовольствие, то вы по глазам определите, что мне это надоело», — отметил телеведущий.

Он подчеркнул, что в ходе монтажа после съемок передачи многое остается за кадром, из-за чего программа теряет душевность.

«В зрительном зале такой хохот. Но есть великое и очень грустное понятие «монтаж». Запись программы продолжается часа два с половиной — это концерт, в зале хохот и все прочее. В эфире — час. Вся душевность, этот юмор и хохот иногда вырезается, остается вопрос-ответ, что, конечно, снижает настроение программы», — посетовал Якубович.

Ведущий также рассказал, что многие дети, которых взрослые игроки приводят с собой на съемочную площадку, стесняются петь перед зрителями в студии и перед камерами операторов. По словам Якубовича, чтобы снять напряжение, он уходит вместе с ребенком за кулисы, где тот сначала поет ему в коридоре, чтобы привыкнуть, после чего они возвращаются в студию.