Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Кино

Герои меча и магии: «Вперед» — мультфильм Pixar о братской любви

Рецензия на мультфильм Pixar «Вперед» — про братьев-эльфов и магию

В российский прокат выходит новый мультфильм Pixar — «Вперед». Это история про двух братьев-эльфов, которые отправляются на поиски волшебного кристалла, способного на сутки вернуть их покойного отца в мир живых. Режиссером картины выступил Дэн Скэнлон, до этого снявший «Университет монстров». Сюжет ленты во многом основан на собственной жизни постановщика. Кинокритик «Газеты.Ru» Павел Воронков рассказывает, способен ли новый проект легендарной студии сравняться со своими недавними предшественниками — «Головоломкой» и «Тайной Коко».

Pixar продолжает свою важнейшую миссию и рассказывает детям и взрослым о смерти и утрате. В 2017-м вышла «Тайна Коко», запредельной красоты сказка о мексиканском Дне мертвых. На середину июня назначена премьера «Души», которая обещает стать самым откровенным разговором на тему в фильмографии студии (там впервые будет запечатлен момент непосредственного ухода из жизни). Больше десяти лет назад о кончине близких рассуждал «Вверх» — кажется, единственный проект Pixar, в первую очередь рассчитанный все-таки на взрослых. К тому же обращается еще одна работа студии с названием-наречием — «Вперед».

Как и многие «пиксаровские» мультфильмы, эта история выросла из личного опыта режиссера Дэна Скэнлона. Герои «Вперед» — братья-эльфы из фэнтезийного мира, в котором некогда царила магия, но теперь почти исчезла, уступив технологическому прогрессу. В самом раннем возрасте они потеряли отца. Младший Иэн его вообще не застал, старший Барли помнит о нем ровно четыре вещи. То же самое случилось и с братьями Скэнлон. Вся картина выросла из кассеты с записью отцовского голоса, которая попала к Дэну в подростковом возрасте (аналогичный артефакт появляется и на экране).

Когда Иэну исполняется 16, мать вручает ему с братом завещанный папой волшебный посох и инструкцию с заклинанием. Он позволяет на сутки вернуть умершего в мир живых. Опытным путем выясняется, что у простоватого тюфяка-энерджайзера Барли нет магических способностей. Зато есть необходимые знания, почерпнутые из исторически точных настолок а-ля «Подземелья и драконы» (и подземелья, и драконы играют во «Вперед» важную роль). Колдовская жилка обнаруживается у неуверенного в себе Иэна, однако обряд по вызову отца на середине с треском проваливается, а перед братьями предстает тело, прогрузившееся только по пояс. Два с половиной человека пускаются в квест по поискам нового волшебного кристалла, чтобы завершить начатое.

Для Pixar «Вперед» должен быть довольно весомым релизом. Дело не только в том, что это первый за три года полностью оригинальный сюжет (после «Тайны Коко» выходили франшизные «Суперсемейка 2» и «История игрушек 4»). Важнее то, что это первый проект студии, к которому не был причастен один из ее основателей, продюсер Джон Лассетер (режиссер «Истории игрушек» и «Тачек»), уволенный в 2018 году после обвинений в харассменте. Однако даже минимальным перерождением «Вперед» не становится.

Безусловно, это все еще хорошее кино, — которое забавным образом рифмуется со знаменитыми жалобами Ипполита на скуку и отсутствие авантюризма (посыл тут вообще ностальгично-ретроградский, так скажем). Пускай в нем не найти революционного и обрывающего дыхание визуального пиршества, но некоторые кадры, локации и образы все же надолго оседают в памяти. Чего стоит нуарно-затхлый городишко с ядовито-зеленой иллюминацией — или чумовой фургончик Барли (кажется, сворованный у тату-художницы из Сан-Франциско). Традиционные для Pixar яркие персонажи тоже на месте: здешний мир не осквернен человеком, но тут встречаются, например, отбитые феи-байкеры и мантикоры с личностным кризисом. Сеттинг «Вперед» удивляет потенциалом: такое колоритное урбанистическое фэнтези в последний раз фигурировало в интерактивном сериале «Волк среди нас» 2013 года.

Проблема скорее в том, что мультфильм не особенно далеко уходит от узкой, сугубо личной истории. Потому, например, в полной мере ей смогу проникнуться те, кто был не единственным ребенком в семье. Вместе с тем «Вперед» не предлагает какой-то уникальной и интересной оптики в разговоре о смирении с утратой и природе братской любви (не сочтите за спойлер, но в итоге эта история — конечно, именно об отношениях между братьями, а не открытых гештальтах с покойными отцами). Возможно, дело в том, что картину стоило сделать лет на пять пораньше; сейчас, на фоне неоднократно упомянутых «Тайны Коко» и «Головоломки», вещей куда более глубоких и зрелых, он выглядит шажком назад — стандартным и форматным «пиксаровским» продуктом.

Не стоит также забывать, что это вторая полнометражная работа Скэнлона, который дебютировал в 2013 году с «Университетом монстров», — откровенно слабой позицией в каталоге студии. Местами чувствуется недостаток опыта: до сиквела «Корпорации монстров» он не только не занимался режиссурой больших проектов, но и сценариев к ним не писал (а большую часть карьеры занимался не самыми обожаемыми продолжениями «диснеевских» хитов, выпускавшихся сразу на видео).

Словом, в воображении «Вперед» оказывается заметно сильнее и увлекательнее, чем есть на самом деле. Однако это по-прежнему прыжок на голову выше почти всей остальной современной анимации (во всяком случае, коммерческой). Его никак не обзовешь проходным, — и он может стать неплохим орудием воспитания в вашем родительском багаже (особенно если детей у вас двое и больше). Здесь мы подбираемся к последней проблеме, — которая, правда, с самим «Вперед» напрямую не связана. Понятно, что мультфильм предназначен именно для семейного просмотра, но это, скорее всего, исключает возможность просмотра в оригинале с субтитрами. А значит, голосов Тома Холланда («Человек-паук: Возвращение домой»), Криса Прэтта («Стражи галактики»), Джулии Луи-Дрейфус («Вице-президент») и Октавии Спенсер («Прислуга») вы не услышите. Как не услышите и реплику циклопши-лесбиянки в том виде, в каком она была задумана авторами. Она стала первой открытой гомосексуальной героиней в истории Pixar. Российским прокатчикам, пожалуй, как обычно, виднее.