Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Кино

Уставшее правосудие: ностальгия Марка Уолберга в «Правосудии Спенсера»

Рецензия на фильм «Правосудии Спенсера» с Марком Уолбергом

Авторы комедийного триллера с Марком Уолбергом «Правосудие Спенсера» попытались обновить жанр фильмов в духе Гая Ричи о крепких и бескомпромиссных парнях, однако желание выглядеть прогрессивными обернулось лишь набором штампов, взятых из сериалов и клипов. Кинокритик «Газеты.Ru» Борис Шибанов рассказывает, как чувство ностальгии помешало «Правосудию Спенсера» вырваться из разряда фильмов о потерянных в современном мире белых мужчинах.

Новый фильм от Netflix «Правосудие Спенсера» с Марком Уолбергом в главной роли явно не претендует на лавры большого фильма — это крепкое сегодняшнее «папино кино» в духе Гая Ричи, где уже на пятой минуте белые заключенные устраивают в тюрьме драку под лохматый хард-рок, а с экрана вовсю летят фразочки в духе «тебе повезло, что это самозащита» и «отпечатки пальцев — единственное уникальное, что в тебе есть».

Главной особенностью фильма можно назвать нестандартный (даже по сегодняшним меркам) выбор жанра — комедийный триллер. Простой и честный полицейский Спенсер попадает в тюрьму на пять лет за нападение на начальника. В день освобождения тому же самому начальнику отрубают голову неизвестные. Преступление, которое вешают на другого такого же борца за справедливость, оказывается связано с одним старым жестоким убийством.

Звучит не очень похоже на сценарий комедийного фильма? Да, однако большую часть «Правосудия Спенсера» составляют как раз шутки разной степени удачности — от совсем плоских до ярких и остроумных, которые с минимальными потерями компенсируют неудачные.

Одним из объектов высмеивания становится, в частности, отсталость просидевшего пять лет в тюрьме полицейского, который все еще хмурится при звуках рэпа, не понимает, как видеозапись может оказаться «в облаке» и в целом чувствует себя выброшенным на обочину жизни. Будто Клинт Иствуд в «Гран Торино» он строит из себя единственного хранителя «старых добрых моральных принципов», которому приходится спокойно и терпеливо доносить их до «новых варваров» — женщин и темнокожих. За первых отвечает истеричная подружка, которая не может устоять перед сексом со Спенсером, несмотря на его пренебрежение, а за вторых — молчаливый сосед, профессиональный боец, который ест «эту странную органическую еду» и разбирается в презренных новых технологиях.

При этом авторы фильма, который явно снят с позиций своей целевой аудитории — взрослых белых американцев-мужчин — изо всех сил стараются обновить старые схемы кино подобного толка, последний всплеск которого пришелся на начало 2010-х, когда на экраны вышли такие фильмы-капустники как «Неудержимые» или «Рэд». Как будто специально для этого в фильме то здесь то там появляются «современные и прогрессивные» образы, словно подсмотренные из клипов на YouTube и сериалов в духе «Атланты». Однако из-за имитационной природы, они тут же лишаются весомости и превращаются в штампы, попав в фильм о консервативном полицейском, который защищает не людей, а некие моральные принципы — более чем абстрактные, учитывая его готовность нарушать закон во имя справедливости.

К тому же, создатели фильма не особенно идут дальше отказа от карикатурного изображения представителей другого этноса. Главными злодеями все равно предстают афро- и латиноамериканцы вооруженные — о, боже — мачете! Снова привет Гаю Ричи?

Неровным выглядит и смешение комедии с триллером — авторы явно не придали большого значения переходам между сценами разной тональности, из-за чего особо смешливые зрители могут испытать неприятное ощущение, невовремя отпустив очередной смешок. Возможно, было не самым логичным решением поместить в центр откровенно юмористического фильма жестокое убийство невинной девушки, которое в какой-то момент мы вместе с главным героем видим на записях камер наблюдения.

Отдельно стоит упомянуть и крайне двусмысленную сцену флешбека Спенсера — кадры нападения на его начальника монтируются с кадрами избиения главной жертвы и невольно создают ощущение, как будто главный герой избивает «продажного копа» не в приступе священной ярости, а просто чтобы выместить на нем желание применить насилие к женщине.

Однако, если не воспринимать фильм всерьез (на что он и не претендует), а просто уделить ему время как ностальгическому эху фильмов прежних лет, то удовольствие можно получить легко — в нем есть и хорошие шутки, и интересные кадры, и яркая актерская игра. Главное не забывать, что ностальгия, это чувство, хотя и приносящее определенное наслаждение, но в первую очередь — безнадежно беспомощное и инфантильное. Как бы оно ни прикрывалось мускулатурой и крепкими словечками.