Новости

«Бабушка перформанса»: как Марина Абрамович ставила на себе эксперименты

11 перформансов Марины Абрамович — о войне, насилии и любви

Слушать
Остановить
Акционистке Марине Абрамович 30 ноября исполнилось 75 лет. Около полувека назад сербская художница начала исследовать предел физических и психических возможностей в своих работах. «Газета.Ru» рассказывает о самых ярких и запоминающихся из них.

«Ритм 0» («Rhythm 0», 1974)

В одной из наиболее сложных и известных акций Абрамович, которую называли «бабушкой перформанса», отвела себе пассивную роль. Она разместила на столе 72 предмета, среди которых — нож, хлыст, ножницы и пистолет с патроном. Художница разрешила посетителям манипулировать ее телом в течение шести часов. Сначала люди вели себя осторожно, но затем почувствовали свою безнаказанность.

«Я чувствовала реальное насилие: они резали мою одежду, втыкали шипы розы в живот, один взял пистолет и прицелился мне в голову, но другой забрал оружие. Воцарилась атмосфера агрессии, — рассказала Абрамович. — Через шесть часов, как и планировалось, я встала и пошла по направлению к публике. Все кинулись прочь, спасаясь от реального противостояния».

«Отношения во времени» («Relation in Time», 1977)

Перформанс «Отношения во времени» стал первым совместным выступлением Абрамович и ее партнера Улая (настоящее имя — Франк Уве Лайсипен). Они сплели свои волосы и просидели так на протяжении 17 часов. Зрителей пустили в помещение только за час до окончания действия. Таким образом художники хотели показать, что энергия публики помогает им повысить свои физические возможности.

«Расширение в пространстве» («Expansion in Space», 1977)

Встав спиной к спине, обнаженные Абрамович и Улай с силой врезались в тяжелые колонны, которые оказались подвижными. После серии громких ударов им удалось переместить колонны в пространстве. Таким образом художники показали, как они бьются своим телом о множество вещей, пытаясь творить.

«Случайные факторы» («Imponderabilia», 1977)

Перед гостями выставки стояла задача протиснуться между обнаженными Абрамович и Улаем, которые стояли друг напротив друга в дверном проеме. Как ни странно, этот перформанс посвящен переживаниям рождающегося ребенка и давлению, которое он испытывает, попадая в мир через родовые пути.

«Смерть себя» («Death Self», 1977)

Со стороны казалось, что в рамках перформанса «Смерть себя» художники непрерывно целовались. На самом деле они соединили свои рты специальным агрегатом и вдыхали выдохи друг друга. Через семнадцать минут после начала действия у артистов закончился кислород, и они одновременно упали в обморок. Идея перформанса — исследование способности человека поглощать жизнь партнера.

«Для меня важно, что в перформансе все по-настоящему, — сказала Абрамович на одной из лекций. — Энергия реальна, боль реальна, ножи реальны, кровь реальна. Это не театр: вы сами становитесь театром и реквизитом. И это позволяет вам заглянуть глубоко в себя и претерпеть настоящее преобразование».

«AAA-AAA» («ААА-ААА», 1978)

В перформансе «ААА-ААА» Абрамович и Улай кричали друг на друга в течение часа до потери голоса. Идея заключалась в создании максимально громких звуков, насколько это было физически возможно.

«Что интересно, когда ты кричишь, рождаются неожиданные звуки, похожие то на крики ребенка, то на птичьи голоса, звук меняется, пока не выходит из тебя полностью», — говорила Абрамович.

Сначала они издавали одинаковый монотонный звук, но постепенно начали соревноваться в громкости и продолжительности крика. Первым сдался Улай. Когда силы Абрамович были на исходе, они оба вернулись в исходное положение.

«Энергия покоя» («Rest Energy», 1980)

Идея «Энергии покоя» — показать безграничное доверие к партнеру. На протяжении четырех минут Абрамович держала лук, а Улай натягивал тетиву со стрелой, направленной в сердце партнерши. При этом отслеживались их сердцебиения, и оба участника представления слышали сердечный ритм друг друга.

«Влюбленные» («The Lovers», 1988)

Отношения Абрамович и Улая начали рушиться после десяти лет личного и художественного симбиоза. В 1988 году пара планировала сыграть свадьбу, встретившись в центре Великой китайской стены. По сценарию перформанса Улай должен был начать свой путь из пустыни, а Абрамович — со стороны моря, символизируя слияние двух стихий. Пока шло согласование этого представления с китайскими властями, пара рассталась из-за многочисленных измен Улая, который женился на забеременевшей от него китаянке. По этой причине смысл перформанса кардинально изменился: пара встретилась в центре стены и навсегда рассталась.

«Балканское Барокко» («Balkan Baroque», 1997)

Этот спектакль Абрамович посвятила памяти погибших в Югославии. В течение нескольких суток она по шесть часов в день мыла 1500 окровавленных костей перед публикой. Иногда во время выступления Абрамович рассказывала о своем родном городе Белграде. За «Балканское Барокко» художница получила премию «Золотой лев» 47-й Венецианской биеннале.

«Дом с видом на океан» («The House with the Ocean View», 2002)

Согласившись на участие в этом перформансе, художница провела 12 дней без еды на открытых платформах, подвешенных к стене галереи. Она не имела возможности спуститься, поскольку лестница была сделана из острых ножей.

«Я считаю, что если вы ограничиваете себя, находясь в определенном пространстве, то в нем создается уникальное энергетическое поле, и, таким образом, вы можете изменить пространство на атомном уровне при помощи зрителей и самоощущения своего присутствия в нем. Для перформанса просто очень важна категория «здесь и сейчас», — сказала Абрамович.

«В присутствии художника» («The Artist Is Present», 2010)

Идея перформанса заключалась в том, чтобы Абрамович установила контакт с любым желающим. В общей сложности действие длилось 736 часов и 30 минут — за это время художница посмотрела в глаза 1500 зрителям. Также в перформансе принял участие Улай, который смотрел на Абрамович более 3 минут. Не выдержав эмоций, она расплакалась.

Загрузка