Новости
Сделать Газету.Ru своим источником в Новостях?
Нет, не хочу
Да, давайте

В атаке пошире, в защите поуже: каким получился сериал про первую женщину-тренера в РПЛ

Вышел сериал «Домашнее поле» про футбол с Янковским и Устиновой

На more.tv состоялась премьера сериала «Домашнее поле» — адаптации «На своем поле», норвежского проекта трехлетней давности. В обоих шоу сюжет строится вокруг прогрессивной идеи о том, как мог бы измениться мужской футбол, окажись в нем тренеры-женщины. «Газета.Ru» рассказывает, насколько в российской версии прижился западный концепт.

Провинциальный клуб «Красный ястреб» выходит в Премьер-Лигу, но лишается своего тренера. На его место метит главный игрок Филипп Никитин (Иван Янковский), который стремится к своеобразному дублю: и на поле свои позиции сохранить, и команду возглавить. Но Никитин — не командный игрок, а место тренера нужно ему не для покорения футбольных вершин, а чтобы потешить свое эго.

Об этом знает директор «Красного ястреба» Антон Данин (Максим Матвеев). На записи аналитического спортивного шоу, в котором тренер успешной женской команды Елена Волкова (Светлана Устинова) разделывает под орех своих коллег-мужчин, герой Матвеева видит идеальную кандидатку на пост наставника. Впечатленный Данин приглашает Волкову в команду и запускает главный драматический катализатор сюжета: мужской мир футбола остро нетерпим к женщинам, тем более к женщинам-тренерам. Амбициозная Волкова намерена противостоять сексизму игроков, а также вывести команду в еврокубки (над последним особенно злорадно ухмыляется Данин).

«Домашнее поле» — адаптация норвежского сериала «На своем поле», в которой начальные эпизоды почти дословно скопированы с оригинала. Но при всем заявленном импортозамещении российская версия кажется не только лишь скандинавским аналогом. Синефилам с первых минут покажется знакомым «тедлассовский» зачин про низовую команду в высшей лиге, над которой берет шефство новый тренер. Или внешний образ короткостриженой и подчеркнуто маскулинной Устиновой, пересекающийся с Ириной Горбачевой в «Тренере». При этом «Тед Лассо» пронизан мощной искрой жизни, а «Тренер» был драйвовым и по-юношески искренним проектом о достижении мечты. «Домашнее поле» лишено утешающей ноты первого и запала второго.

В прекрасно визуально выверенном «Домашнем поле» в кадре постоянный полумрак, напоминающий серую зону, в которой оказался сам проект. У него есть интересный и даже революционный для наших реалий концепт (пусть и позаимствованный у норвежцев), но очень слабая реализация.

Да, сериал (по крайней мере — в первых сериях) обходится без невежественного сексизма и шаблонных подач в духе «ишь че баба захотела», а героиня Устиновой, как таран, прет к своей цели. Но говорить о ее субъектности, объеме и продуманности характера совсем не получается: вместо живого и интересного человека перед нами робот с быстрой и безэмоциональной речью, холодным взглядом волчицы (отсюда, видимо, и «хищная» фамилия) и установкой «сдохни или умри».

Волкова — чужак не только на неродном для нее поле, но и в общем мире сериала, своего места в истории у нее попросту нет: туда-сюда ходит, что-то говорит, разбавляя речь заученными цитатами из «Википедии» и футбольной терминологией для истинных знатоков. Понятно, она профессионал своего дела, но зубрежка, как мы помним еще со школы, удел слабых учеников, а не смышленых отличников.

Да и проблемы, с которыми сталкивается Волкова, однобоки: есть непроходимый сексизм, но побочные стереотипы и сопутствующие им притеснения в адрес женщин авторами просто игнорируются. А ведь вызов, который принимает героиня, касается не только отпора похабным комментариям, но также намеренно заниженных и по футбольным меркам смехотворных зарплат, необходимости работать через «не могу», например, в болезненные критические дни, а еще мат и грубость в мужской раздевалке и на поле.

И дело не в «чувствительных ушах», а в суровости мира, в котором женщине приходится работать в два раза больше — просто чтобы хотя бы удержать свои позиции. В «Домашнем поле» этих граней, увы, нет, что лишает мир истории жизненной убедительности и усиленной драматургии. А ведь на это поле уже заходили другие — например, Евгений Савин (Красава) в своем выпуске про женщин-арбитров. Да, должность несколько другая, но проблемы, в общем-то, те же самые.

Просадка в убедительности заметна почти с начала. Даже первая сцена с Волковой, которая вводит ее в историю, строится на вполне ходульной модели. Вот идет разбор игры с тремя экспертами — двумя активно разглагольствующими мужчинами и помалкивающей в уголке женщиной. Но когда шанс взять слово у Волковой все же появляется, она в момент «убирает» своих оппонентов разгромной аналитикой. И никаких особых споров и попыток отстоять свою точку зрения в противовес. Хотя каждый, кто хотя бы раз видел программы «Матч ТВ», знает, что там совершенно иные правила игры — и так просто свои позиции среди экспертов никто не сдает, тем более женщине. Но таких поддавков на протяжении первых двух эпизодов довольно много.

Все это напоминает игру в феминистскую повестку, в которой поверхностное знакомство с матчастью видно за версту. Это такое условное импортозамещение, без настоящего погружения в контекст, по сути — одно сплошное заимствование. И на выходе получается не самобытный игрок, а его дублер, которому место разве что на лавке запасных.

Для режиссера Феликса Умарова это полнометражный дебют: до этого он снял короткометражную картину «Эдем», в которой герои под действием галлюциногенов попадали в райский сад, не проронив ни слова. Отсутствие практики работы с диалогами особенно ощущается в речи героев «Домашнего поля», которая выстроена в короткий пас: один подает, второй тут же, подыгрывая, отбивает. И никакого тебе рисунка игры и хоть сколько-то интересного словесного дриблинга.

В футболе часто первый тайм уходит на раскачку (последний тому пример — недавний финал «Лиги чемпионов»), и, возможно старт, «Домашнего поля» — тоже попытка сохранить силы на финал игры. Но в таком случае это заранее проигрышная тактика, потому что в отличие от футбольных фанатов, готовых проявить терпении к своим кумирам, пресыщенные контентом зрители долго ждать рождения на их глазах чуда не станут. Тем более что и овертайм не предусмотрен: есть заявленные восемь серий, за которые нужно успеть влюбить аудиторию в свой проект.

Раньше продюсерам сериала Илье Стюарту и Мураду Османну, давно и успешно работающим, например, с Кириллом Серебренниковым, это удавалось. Но сможет ли их совместный телевизионный дебют заиграть первым номером — вопрос открытый.

Загрузка