Размер шрифта
А
А
А
Новости
Размер шрифта
А
А
А
Gazeta.ru на рабочем столе
для быстрого доступа
Установить
Не сейчас

Интервью с режиссером Петром Келептришвили — о его «Городе музыки» и звучании Москвы

Режиссер Петр Келептришвили рассказал о фильме «Город музыки»

На KION вышла документальная картина «Город музыки» с Антоном Беляевым, Манижей, Sirotkin, Zoloto и другими артистами. «Газета.Ru» пообщалась с автором и режиссером фильма Петром Келептришвили, который рассказал о попытке заново влюбиться в столицу, съемках на необычных локациях и вдохновении от созидания красоты.

— Рассказывая о своей прошлой картине «Пространство музыки» про британских уличных музыкантов, вы сказали: «Нам казалось, что им интересен взгляд «со стороны». Это, кстати, та причина, по которой мы не стали снимать фильм о российской музыке». Что изменилось, почему вы решили взяться за отечественных артистов?

— На самом деле, наверное, ничего глобально не изменилось. Просто захотелось посмотреть иначе на город, на музыку, на артистов, которые живут в Москве и пишут здесь музыку. Мы решили попробовать через призму нашего героя Дэна, британского музыканта, узнать столицу и ее музыкальных обитателей под новым ракурсом.

Моя главная мотивация — заново влюбиться в мой родной город, потому что за все эти годы глаз как будто уже сильно замылился, нет вау-эффекта. Иногда очень приятно потеряться в родных и понятных тебе местах — это интересные ощущения. Мне кажется, Москва очень многогранна, а музыка добавляет этом процессу познания особую атмосферу.

— В самом начале «Города музыки» идет речь о том, как звучит мегаполис. Для вас — как звучит Москва?

— Думаю, так или иначе ответ есть в фильме. Москва звучит так, как ее видят музыканты — и как мы ее увидели во время съемок фильма. Конечно, она всегда звучит по-разному. И в этом году она звучит иначе, чем в предыдущем. И каждый год многое меняется, поэтому звучание точно неоднородно.

— Один из музыкантов в фильме шутит о том, что в мире есть места, которые вдохновляют на творчество, но якобы Москва не из их числа. Вы с этим согласны? Если нет, то что в Москве вдохновляет вас сильнее всего?

— В каждом городе есть определенные места, которые могут вдохновить, расположить к созиданию или к обратному процессу, поэтому каждый выбирает, где ему комфортней всего. Я, например, очень люблю парковую Москву, обожаю район Нескучного сада, очень люблю набережную. Для меня это место силы, в котором всегда есть вдохновение. Да и вообще — Москва меня вдохновляет. Когда ты, с одной стороны, где-то в гуще событий, совсем рядом с центром, но стоит проехать 10-15 минут на велосипеде — и ты уже в Зарядье или на Китай-городе, где возникает какая-то уютная тишина. Ты чувствуешь себя внутри чего-то большого, энергетически заряженного. А с другой стороны, ты рядом с природой и в своей тихой гавани.

— По итогу двух фильмов какие впечатления оставило общение с британскими и российскими артистами? Ощущался какой-то сильный культурный барьер — или, напротив, оказалось, что его нет?

— Наверное, с музыкальной точки зрения — уровень британской музыки повыше, чем у российской на данный момент. Я имею в виду не шоу-бизнес, а независимых музыкантов, которые пишут сами и пытаются самостоятельно продвигать себя. Но в целом, конечно, никаких глобальных различий нет.

Интересная история получилась с нашим британским музыкантом Дэном. Когда он прилетел на съемки из Манчестера, мы уже отобрали музыкантов, которых планировали снимать в фильме. Он очень комплиментарно отзывался об этих артистах, и у нас возникло сомнение, искренен ли он или отвечает больше из вежливости. Тогда мы включили ему музыкантов, которых не включили в фильм, но ему не сказали об этом. И он признался, что эти артисты ему не очень близки. То есть у нас получилось стопроцентное попадание. И к вопросу о различиях, мы поняли, что не важно, где ты живешь и какая у тебя культура, ты все равно понимаешь и чувствуешь всегда что-то настоящее, живое.

— В чем для вас главная красота уличных музыкантов?

— Я очень люблю людей, которые что-то создают. Учитывая, что я сам пишу музыку, во мне многое откликается. На мой взгляд, создание музыки — это самый невероятный процесс. Он непостижим, как и непостижимо влияние музыки на других людей. В этих музыкантах чувствуется любовь к своему делу, у них горят глаза. Хотя никаких особо больших денег на этом они не зарабатывают. А кто-то даже и не выступает. Но в них столько вдохновения, при этом они не особо известны даже в кругах продвинутых меломанов. И если этим фильмом получится привлечь к таким музыкантам дополнительную аудиторию, то, наверное, можно засчитать это за нашу маленькую победу, потому что они все этого достойны.

— Во время съемок «Города музыки» у вас появились свои любимчики? Или они были до, учитывая то, сколько в кадре известных артистов?

— Сложно выделить кого-то конкретного, потому что за время создания фильма ты их всех начинаешь любить, привязываешься к ним. Но, наверное, могу выделить одну исполнительницу — Алину Маркину, она нас просто поразила своей искренностью и запалом. На момент съемок ей даже не было 18-ти, если я не ошибаюсь. Но то, как она рассказывала о себе, о своем творчестве, — это всех поразило, включая нашего британца Дэна.

— В кадре меняются сезоны, но по сюжету все события фильма укладываются в одну неделю. Почему был выбран такой ход с отсчетом дней — и есть ли в этом какие-то библейские отсылки?

— Я скажу так: какая-то отсылка к идее создания, сотворения чего-то — она точно есть. Хотя изначально я отталкивался от этой цифры, потому что нот семь, а Москва — город на семи холмах. Таким образом получилось объединить наших главных героев: музыку и город, в котором она рождается.

— Артисты в фильме выступают на самых невероятных площадках: какие-то места уникальны, какие-то привычны москвичам, но в картине они очень необычно представлены. Какие съемки и какие локации запомнились больше всего?

— Мы основательно и скрупулезно подбирали площадки для наших артистов, потому что они должны были дополнять друг друга. Для меня было важно увидеть Москву через призму музыки, и иногда достигнутый результат даже превосходил наши первоначальные ожидания. Например, очень красиво в кадре «зазвучали» Крылатские холмы. Невероятным опытом оказалась съемка в Третьяковке, разрешения на которую я добивался почти год. Как я понял, мы чуть ли не первая съемочная группа, которой разрешили снимать там что-то художественное.

А если говорить про масштаб, то навсегда запомню съемку выступления Манижи в «Лужниках». Изначально мы планировали снимать ее номер в Большом театре, но там не удалось договориться, и мы выбрали стадион. Хотя было уже холодно и снимать на открытой площадке было не очень комфортно, но итоговый результат оправдал все наши усилия. Тем более что это был наш финальный съемочный день — и получился очень трогательный финальный аккорд в самой истории.

— В чем для вас документальный жанр интересней и богаче художественного кино? И есть ли желание снять художественную историю?

— В документалистике все эмоции героев живые, в этом нет постановочности. Жизнь внутри кадра более реальная. Но, конечно, мне бы хотелось снять и художественный фильм. В целом — у меня идея сделать мюзикл, но пока она еще только созревает, я нахожусь на стадии поиска сценариста. Вот, может, благодаря этому интервью удастся его найти (смеется).

— Какие современные документалисты вызывают у вас интерес — и какие работы вы можете назвать образцами жанра?

— Мне нравятся документальные работы, в центре которых истории о творческих людях. Из последнего вспоминается картина «В поисках сахарного человека» — одна из моих самых любимых, очень рекомендую. Еще «Соль земли», «Про рок» Жени Григорьева.

Много прекрасных фильмов, но я думаю, что документалистике не хватает того количества поджанров, которое есть в художественном кино. Отчасти поэтому я придумал позиционировать «Город музыки» как документальный мюзикл. Мне кажется, это сразу увлекает зрителя своей необычностью.

— В одном интервью, рассказывая о съемках своего первого фильма «Пространство музыки», вы говорили, как сложно было собрать нужный бюджет, о переносе съемок. Но потом осознали «судьбоносность времени, в которое все случилось». Учитывая реальность, выход «Города музыки», на ваш взгляд, тоже своевременен?

— Я уверен, что да. Мне кажется, что все происходит так, как должно происходить. Конечно, сейчас он во многом смотрится иначе, чем если бы вышел в прошлом году, — и неизвестно, как будет восприниматься через год или два. Но хотелось бы, чтобы и через 10 лет он сохранил свою актуальность. Мне хочется верить, что это кино способно вдохновить даже в такое непростое время. Хочется верить, что оно может поспособствовать созиданию, потому что разрушения сейчас больше, чем созидания, и хочется хоть как-то попытаться выровнять этот баланс.

— Материалов первого фильма хватило на семь часов беспрерывного просмотра. Сколько хронометража было снято для второй картины — и сложно ли вам расставаться со своим материалом при монтаже?

— Конечно, это всегда болезненный процесс, но документальное кино во многом собирается именно на монтаже. На этот раз съемочного материала получилось еще больше, чем в первом фильме. Я думал, что сборка фильма займет у нас три месяца, а в итоге, справились только за семь.

— Опять цифра семь.

— Да, кстати (смеется).

— Если искусство это взаимообмен, то чему вы научились у героев «Города музыки»?

— Наверное, их страсти и бескомпромиссности, с которыми они занимаются любимым делом. Даже если они не зарабатывают своей музыкой, это все равно больше чем хобби, потому что это огромная и значимая часть их жизни. И мне кажется, очень классно проживать свою жизнь именно так — наполнив ее творчеством и любимыми вещами.

— После просмотра картины остается невероятно светлое, вдохновляющее чувство, с которым долго не хочется расставаться. Вам намеренно хотелось привнести в фильм эту воздушность и даже какую-то сказочность — или форма истории сама себя обрела?

— Я думаю, что ответ на вопрос о форме фильма находится где-то между нашим замыслом и тем, как история рождалась под влиянием самой жизни. Мы многое спланировали заранее, а все остальное уже получилось так, как должно было получиться. Мне итоговый вариант кажется очень органичным: получилось, что вначале мы спускаемся с Крылатских холмов в город, исследуем его с нашими героями, а потом возвышаемся над ним. Для меня музыка ассоциируется с полетом и с безграничностью.

— И, завершая наш разговор: в фильме Манижа рассказывает о том, как спросила своих подписчиков, что для них музыка. Оказалось, что для кого-то музыка это фон жизни, для кого-то — способ обрести новый чувственный опыт. А для вас музыка это что?

— Не хочется говорить какие-то банальные вещи, но для меня музыка — это объект изучения, страсть, огромная часть жизни, вдохновение, возможность получения очень сильных эмоций. Способ изучения мира и внутреннего мира в том числе. Музыка сильнее слов, сильнее текста. Одним словом, это действительно полет (улыбается).

Загрузка