Размер шрифта
А
А
А
Новости
Размер шрифта
А
А
А
Gazeta.ru на рабочем столе
для быстрого доступа
Установить
Не сейчас

«Тар»: симфония ужаса с Кейт Бланшетт, принесшая ей актерскую награду Венецианского фестиваля

Рецензия на драму «Тар», в которой Кейт Бланшетт выдает лучшую роль в карьере

В сети появилась драма Тодда Филда «Тар» с Кейт Бланшетт в главной роли. Премьера фильма состоялась на Венецианском кинофестивале, откуда актриса увезла Кубок Вольпи. Кинокритик «Газеты.Ru» Елена Зархина посмотрела почти трехчасовой эпос Филда и пытается разобраться, как молчавшему до этого 15 лет режиссеру удалось вернуться в кино на столь звонкой ноте.

Всеми уважаемая и обожаемая дирижерка и композиторка Лидия Тар (Кейт Бланшетт) получает пост руководительницы Берлинского симфонического оркестра. Ни одна другая женщина до Тар подобной чести не удостаивалась. Несмотря на огромный список достижений, у нее осталось еще одна непокоренная вершина — Пятая симфония Густава Малера, сложное произведение, которое Тар трактует как личный и профессиональный вызов.

Внезапно этот филигранно выстроенный портрет дирижерки исходит мелкими трещинами: во время пары в престижной Джульярдской школе она оскорбляет ученика, ее другая ученица сводит счеты с жизнью, обвинив в случившемся Лидию, а сама Тар доводит себя до той стадии одержимости, когда перестает различать реальность и сон (с ним у нее, кстати, тоже большие проблемы). И этот снежный ком постепенно становится все больше.

Тодд Филд по большей части известен широкому зрителю своей пронзительной (и обласканной критиками, включая членов Американской киноакадемии) драмой «Как малые дети», в которой ему удалось собрать выдающийся актерский состав. На экране в разной степени безумия инфантильно рушили свои жизни герои Кейт Уинслет, Патрика Уилсона, Дженнифер Коннели, Ноа Эммериха и Джеки Эрла Хейли.

После выхода картины Филд замолчал на долгие 15 лет, в течении которых время от времени просыпался: пытался запустить масштабную историческую драму Бостона Терана о мексиканской революции с Леонардо Ди Каприо и Кристианом Бэйлом, планировал экранизировать «Кровавый меридиан» современного классика Кормака Маккарти, а также снять 20-часовой сериал «Чистота» с Дэниелом Крейгом. Но ни один из этих проектов так и не был реализован.

Тогда Филд решил сделать фильм, основываясь во всех смыслах только на собственном материале — он не просто сам написал сценарий к «Тар», но и частично заимствовал для него личный опыт. До старта кинокарьеры Филд профессионально занимался музыкой — играл на тромбоне в джазовом коллективе.

Помимо музыки, с которой у него остались близкие отношения (к слову, саундтрек к «Тар» написала и собрала Хильдур Гуднадоуттир, знакомая нам по «Джокеру» и «Чернобылю» Мэйзина), Филд успел поработать и перед камерой. На его счету несколько малозапоминающихся актерских проектов и один бриллиант — он сыграл небольшую, но значимую для сюжета роль в «С широко закрытыми глазами» Стэнли Кубрика. Филду досталась роль музыканта и бывшего однокурсника героя Тома Круза, который сообщал ему о существовании тайного общества, проводящего секретные оргии в роскошных особняках.

И, если в последней картине Кубрика Филд играл героя, ставшего проводником в мир порочных наслаждений, звезда уже его собственной картины «Тар» Кейт Бланшетт проводит нас в закулисье мира классической музыки.

Героиня Бланшетт — человек большого таланта, в котором одаренности больше, чем человечности. Уверенным шагом она ступает не только на сцену, но и по головам всех, кто окажется у нее на пути. И если сперва Лидия еще пытается балансировать между возвышенным и животным, то с каждым новым часом экранного времени, проигрывает второму.

Когда-то она запустила специальные программы для женщин-музыканток, помогающие им развиваться в профессии, но о настоящем отношении Тар к другим мы узнаем из того, как она относится к женщинам в собственной жизни. Свою бывшую студентку Кристу (ту самую, которая свела счеты с жизнью) она намеренно затравила. Хотя к ответной травле Тар не готова: когда ее дочь сталкивается с буллингом со стороны одноклассницы, Лидия, не выбирая выражений, угрожает ребенку расправой.

На язык угроз она переходит и со своей ассистенткой Франческой (Ноэми Мерлан из «Портрета девушки в огне»), которой сперва обещает заветную должность, а потом унизительно обманывает.

Но достается здесь не только женщинам. На паре в Джульярдской школе Тар вступает в спор с студентом-зумером, который признается, что не хочет ставить Баха из-за сексистской репутации композитора. Тар в грубой манере не соглашается с позицией студента и настаивает, что если бы мы всегда учитывали личную жизнь деятелей искусства, культура бы сильно обеднела.

Точка зрения Лидии понятна — она и сама человек из двух половинок: сияющей от внешнего лоска звезды, в чьих огнях мечтают погреться поклонники, и отравленной изнутри героини, чей злой гений буквально рушит жизни окружающих. Лидия привыкла использовать других людей как музыкальные инструменты — мучает их до тех пор, пока не лопнут все струны.

К вечному спору о том, должны ли мы разделять автора произведения от его творчества, подводит в итоге и сам Филд, показывая, как нарастающая в Лидии тирания и жажда тотального контроля лишают ее возможности удержать в норме собственную жизнь.

У «Тар» при всей феноменальности картины (Кейт Бланшетт выдает едва ли не лучшую роль в карьере, которую Филд писал специально для нее), получился рваный и сбивчивый финал — будто кто-то в оркестре сфальшивил. Но 2 часа 40 минут экранного времени проносятся перед глазами, ни на секунду не утомив зрителя.

Сама история о музыкальном микромире, в котором зарождается большое зло, отчасти роднится с классическим фильмом Феллини «Репетиция оркестра». В нем репетиция музыкантов, находящихся под гнетом сурового дирижера, постепенно из акта творчества трансформируется в становление диктаторского режима — на финальных титрах музыку буквально сминает уродливая гитлеровская речь.

Неслучайно в одной из сцен испугавшаяся за свою репутацию на фоне скандала с погибшей студенткой Тар обсуждает со своим учителем истории великих дирижеров. Пожилой педагог напоминает Лидии биографию немецкого дирижера Вильгельма Фуртвенглере, который презирал фашизм и находил хитрые лазейки, как не служить режиму и не вскидывать руку даже под пристальным взглядом фюрера. А завершает свой рассказ педагог наставлением о том, что всегда нужно развешивать вещи таким образом, чтобы не было видно скелетов в шкафу.

Шкаф Тар переполнен скелетами, но когда мир рушится, она сбегает в родительский дом, где в шкафу находит гору видеокассет. На одной из них старая запись выступления композитора Леонарда Бернстайна, на которой он рассказывает детям о красоте музыки — об уникальности и великой силе. Только на этом моменте Лидия впервые сбрасывает свою броню и от всего сердца плачет: путь на вершину был таким долгим и сложным, что по дороге она растеряла все, из чего рождается та самая великая магия.

Загрузка