Размер шрифта
А
А
А
Новости
Размер шрифта
А
А
А
Газета.Ru в Telegram

С волками жить: каким получился триллер «Бешенство» от режиссера «Чебурашки» Дмитрия Дьяченко

Рецензия на триллер «Бешенство» с Алексеем Серебряковым

23 февраля в российский прокат выходит триллер «Бешенство» режиссера Дмитрия Дьяченко («Чебурашка», «Последний богатырь»). История о суровом выживании в сибирской глуши с заразившимся бешенством зверем — сюжет, который будто бы давно на поверхности, но подобраться к которому решались не многие. Кинокритик «Газеты.Ru» разбирается в новой картине Дьяченко, в которой человек человеку — волк, но и с волками здесь не все так просто.

В далекой-далекой Сибири одинокий охотник отслеживает медведя, но сам становится мишенью — на него нападает стая волков, зараженных бешенством. Спустя время в эту же глухую деревушку приезжают двое: неудачный бизнесмен Игорь (Алексей Серебряков) и его сын Вовка (дебютант Всеволод Володин). Игорь много лет назад сделал неверную ставку, прогорел не только в бизнесе, но и в отношениях с сыном. Пока папа зарабатывал, парень стал зависим от наркотиков. Раскаиваясь, Игорь привозит сына в сибирскую глубь — чтобы изолировать от мира и отвадить от наркотиков.

Но планы героев меняются, когда на деревню нападает стая бешеных волков — их и пуля не берет, и топор не рубит. Спасаться отцу и сыну приходится в компании местного егеря (Александр Устюгов) и полицейского (Евгений Ткачук). Герои уходят все глубже в лес, сокращая дистанцию между друг другом и внешней опасностью. Кажется, что кровавый финал неизбежен, но кто именно выйдет из схватки человека с природой победителем — интрига вплоть до финальных титров.

«Бешенство» можно смело сравнивать с «Нечто» Джона Карпентера — эталонным представителем жанра. Вайб истории об отдаленной станции полярников, вынужденных сражаться с внеземной чертовщиной, улавливается в картине Дьяченко. Только вместо бешеных собак здесь их сородичи волки, а вместо просторов Антарктиды — бескрайняя Сибирь. В «Бешенстве» тоже все время царит полярная ночь, но условная — события укладываются практически в одни сутки, за которые героям нужно не стать пищей для диких зверей.

Есть здесь и референс «Выжившего»: если Евгений Ткачук однажды встретит Леонардо ДиКаприо, им точно найдется что обсудить о нападении медведя. Получилось не так иммерсивно, но не менее страшно и захватывающе.

В череде узнаваемых отсылок «Бешенство» пытается отыскать собственный голос и путь. Фильм Дьяченко исследует природу человека не только в условиях выживания перед лицом внешней опасности, но и в борьбе с внутренними демонами. Вовка, которого прекрасно сыграл Володин, — наркоман в самой нелицеприятной стадии распада, когда в острой фазе ломки творится любая дикость, и, кажется, что он опаснее любого зверя. Местный полицейский Абызов берет взятку, а бывалый бизнесмен Игорь, который готовится за свои махинации сесть в тюрьму, привычно откупается.

Круговая порука заканчивается, когда в дом буквально врывается беда, — бешеные волки готовы рвать все на своем пути, и одолеть их можно не столько хитростью, сколько умением объединять усилия. Эта составляющая «Бешенства» вроде бы представлена ненавязчиво, а потому невнятно. Где-то на середине суровый и холодный триллер начинает трансформироваться: ночь рассеивается, восходит солнце, а ужас оборачивается человеческой драмой. Именно тогда же фильм схлопывается: кажется, что форма побеждает суть, а замыслу остро не хватает более интересных и оригинальных художественных решений. Словно авторы всю свою смелость отдали собственным героям (хотя геройства им не занимать — картина снималась при минус 40).

Но в фильме есть прекрасные актерские работы. Чего только стоит очередное воссоединение Серебрякова и Ткачука, которые сперва менялись ролями внутри одной семьи (в «Витьке-Чесноке» первый играл отца второго, а в «Ван Гогах» — с точностью наоборот), а теперь оказываются бок о бок перед лицом общей беды.

Тем не менее, кажется, что в своей попытке забежать как можно дальше, фильм слишком рано выдохся и сбился с пути. И хотя сама попытка достойна похвалы, но приходится констатировать: получилось нечто — только отнюдь не карпентеровское.

Загрузка