Размер шрифта
А
А
А
Новости
Размер шрифта
А
А
А
Газета.Ru в Telegram

«Мы не планируем останавливаться». Ирина Нельсон — о прошлом и будущем группы Reflex

Певица Ирина Нельсон заявила, что российской сцене не хватает индивидуальности

Группу Reflex называют женской версией «Руки Вверх». В первую очередь — из-за количества хитов, на которых выросло не одно поколение слушателей. В 2021 году коллективу исполнилось 20 лет, а в 2023-м Reflex отправились в юбилейный тур по России и странам СНГ. В интервью «Газете.Ru» бессменная солистка группы Ирина Нельсон рассказала о том, что ждет аудиторию предстоящих концертов, главных вехах в истории Reflex, автобиографической книге «Люблю» и встрече с экс-президентом США Бараком Обамой.

— Группе Reflex — 20 лет. Расскажите о вашем юбилейном шоу — чего ждать зрителям?

— Этот тур мы начали 19 марта 2023 года большим концертом в Москве в Vegas City Hall. Воодушевленные солдаутом и общим успехом концерта, мы решили катать его по стране именно в том виде, в каком впервые дали его в Vegas, плюс-минус пара треков. Я всегда говорю, что при составлении программы у Reflex только одна проблема (смеется), — это количество наших хитов! Как их все втиснуть даже в два с лишним часа большого сольного концерта? Невозможно! У нас их столько, что все равно найдутся люди, которые скажут: «А где «Я разбила небо?» или «Падали звезды?» Ну и так далее. Поэтому на вопрос «чего ждать зрителю» отвечаю: два часа бесконечных мегахитов, новые песни, премьеры, разные по настроению блоки концерта и, конечно же, живую музыку и яркие краски моих костюмов.

— Ваш тур посвящен 20-летию группы. Это впечатляющий возраст для музыкального проекта. Расскажите о самых значимых вехах в его развитии.

— Знаете, у нас все было как-то очень постепенно. Ступенька за ступенькой. Сначала состоялся успех на радио «Европа Плюс» нашего первого сингла «Дальний свет», а затем уже всероссийский бум, колоссальный успех песни «Сойти с ума» в 2001 году. Кстати, оттуда мы и считаем день рождения Reflex. От самого первого большого успеха.

— Получается, тур должен был начаться в 2021 году?

— Да. Мы хотели начать тур грандиозным концертом в Кремле, уже и реклама пошла, но вмешалась пандемия. Начался коллапс отмен всех мероприятий, так что реализовать мы все смогли только в 2023 году. Название менять не стали.

— И все-таки — если вернуться к вехам в истории Reflex...

— Вехи проще считать по нашим самым успешным песням. Сначала «Сойти с ума», потом «Я тебя всегда буду ждать», потом «Первый раз», «Потому что не было тебя», «Мне трудно говорить», затем титул самой популярной на российских радиостанциях группы, «Золотые граммофоны» и другие премии, песня «Падали звезды», «Люблю», от слов которой слезы из моих глаз до сих пор! Конечно же, это наш эпохальный и до сих пор играющий во всех клубах «Non Stop», где бы мы ни были в 2023 году, играет везде: «Музыка громче — глаза закрыты». И еще одна веха — песня «Танцы»… И безумно важная для меня веха — это мой англоязычный альбом «Sun Generation», вышедший в США, все тексты к которому я написала сама. В этих песнях я фактически предугадала те проблемы, которые начались в мире в 2020-м. Поэтому 35-е место в американском Billboard с моей сольной песней «Sunrise» — огромная веха.

Ох, как всего было много. А ведь была еще и жизнь. Как мы построили дом, как я пришла в йогу, веха и то, что я написала и выпустила свою книгу «Люблю». Ну и, конечно же, награждение меня указом президента РФ Владимира Путина медалью ордена «За заслуги перед отечеством» в 2017 году. Сейчас даже мурашки от этих воспоминаний.

— Свой гастрольный тур вы начали с Казахстана. Почему именно Казахстан?

— Не совсем так. Тур мы начали с Екатеринбурга, а вот затем действительно поехали в Казахстан. Вы знаете, как там любят Reflex? Нашу взаимную любовь невозможно описать словами! Просто послушайте, как они поют наши песни. Какие стройные и мощные хоры. На каждом концерте мое сердечко готово выпрыгнуть прямо к ним в зал. Казахстан навсегда в моем сердце. Именно Казахстан вернул в 2007 году Reflex на «Русское радио», прервав целую цепочку нелепых интриг, которые тогда процветали против нас. Сейчас, конечно, такого нет и в помине, новая прекрасная команда, новые люди, взаимная любовь, а тогда частенько бывали странные игры. Мы выдавали хит за хитом, а нас не ставили в эфир.

— Почему?

— Правили бал другие люди, у них были другие правила. Но когда в 2007 году премию «Золотой граммофон» решили провести в Казахстане, казахские организаторы, увидев, что в списках нет Reflex, сказали — нет Reflex, нет и «Золотого граммофона» в Казахстане. И нас вернули в эфир «Русского радио», мы поехали в Казахстан в составе большого шоу «Золотого граммофона» и получили там свой «Граммофон» за песню «Танцы», которой не было тогда в эфире в России. А в следующем году мы получили «Золотой граммофон» еще раз, в Москве, когда песня «Танцы» уже гремела из каждого окна. Вот так казахи восстановили справедливость и защитили меня. И мне очень тепло от этого, я искренне отвечаю любовью на их любовь — и каждый раз еду в Казахстан с огромной радостью.

— У вас очень насыщенное расписание концертов. Как вы справляетесь с такой нагрузкой? Сколько вам нужно времени, чтобы восстановить силы и подготовиться к следующему выступлению?

— Это правда сложно. Когда ты сразу после концерта, не заезжая в отель, не приняв душ, прыгаешь в поезд и едешь всю ночь до другого города, чтобы утром войти в отель, бросить вещи, принять душ, поспать час и снова приехать в концертный зал, а затем — после концерта — повторить этот путь снова... Ну какой иммунитет это выдержит (смеется)?

— Что вам помогает выносить такой жесткий график?

— Основа основ — это, конечно, сон. Спать при каждой возможности. В самолете, поезде, в машине. Прикорнул — уже хорошо. Главное — отключить сознание хоть на полчаса. И ни в коем случае не пить алкоголь. У нас в коллективе сухой закон. Ну и самое главное — это всегда хорошее настроение. Нервы в порядке, тогда ты летаешь, как на крыльях. Поэтому регулярные медитации, хотя бы по 10 минут, но каждый день, и, по возможности, какие-то другие легкие йога-практики. Пранаяма — или хотя бы регулярная растяжка. Все это, кстати, есть на моем Youtube-канале Life108.

— Кто сегодня приходит на концерты Reflex? Какой средний возраст у вашей аудитории?

— Ой, это, конечно, уникально (смеется). Понятно, что основной возраст — это 30-45 лет. Кстати, процентов 70 — это девочки, а не мальчики! Казалось бы (смеется)? И при этом очень много совсем молодежи.

— Как думаете, чем группа Reflex цепляет совсем молодых людей?

— Яркие мелодии Reflex, тексты, которые не стареют, плотный бит, будто бы он создан только что, ведь мы часто опережали время. И мы со Славой (Тюриным, композитором и продюсером — «Газета.Ru») всегда пишем песни сердцем. Только так. Поэтому они живут от поколения к поколению, не старея и не теряя актуальность. Пришел такой вот молодой 12-15-летний зритель посмотреть, что же любили его папа и мама, и влюбился тоже! Таких фанатов у меня уже очень много. И я очень горжусь этим. Это значит, что мы с Вячеславом Тюриным делаем отличную поп-музыку. Это хорошо. Это значит, мы выполняем свое предназначение.

— Вашей визитной карточкой для многих слушателей стали нежный вокал и современные аранжировки. Каким вы видите настоящее и будущее группы Reflex?

— Собственно, тут отвечу просто. Мы не планируем останавливаться, держим нос по ветру, мы в теме, ежедневно слушаем актуальную музыку, наши мозги не состарились, у нас нет желания уйти на покой, у нас еще море энергии, и наше будущее совершенно ясно. Мы продолжаем творить! Это и наша поп-музыка Reflex, и медитативная музыка Вячеслава Тюрина «Relaxed Soul», это и его джазовые версии песен Reflex, и наши прекрасные альбомы лаундж-музыки серии «Гарем». И это всегда будет только хорошо, только искренне и созвучно нашему времени.

— В середине нулевых вы уходили из группы, с чем это было связано? Почему в итоге вернулись?

— А давайте оставим тут интригу? Я очень подробно описала весь этот период в своей книге «Люблю». Если кратко, это было полное эмоциональное выгорание. Те, кто захочет узнать подробности, пусть откроют мою книгу.

— Вы начали свою карьеру певицы с джазового оркестра. Назовите трех джазовых исполнителей, которые вас всегда вдохновляли.

Арета Франклин, Билли Холлидей, Элла Фицджеральд.

— А кто из поп-исполнителей вдохновлял вас в юности?

— О, как я была влюблена в Дайану Росс! Наверное, не меньше, чем был в нее влюблен Майкл Джексон. Когда она пела, мне казалось, что нотки ее голоса, как рассыпанные бусинки, словно хрустальные шарики, прыгают по моей комнате!

— А кто вдохновляет сегодня?

— Сегодня мне нравятся многие исполнители. Но это уже не так, как было тогда, в юности. Сейчас у меня нет кумира. Да, я могу сказать, что мне нравится тот или иной исполнитель или стиль — или целое направление. Я просто имею свой вкус, но хочу сказать, что лишь слежу за модой, а не гонюсь за ней.

— Вы следите за современной российской поп-музыкой? Кто из новых исполнителей вам нравится?

— Я не слежу. Честно. Не вижу в этом смысла. Так можно растерять индивидуальность. Но из того, что я слышу или периодически вижу в чартах касательно российских исполнителей, мне нравится Кирилл Нечаев, и я серьезно считаю, что он вокалист мирового уровня. Мне нравится Jony, нравится Bahh Tee, а из западных — Дуа Липа, Эд Ширан, Билли Айлиш.

— Чего сегодня не хватает российской сцене?

— Тут отвечу однозначно — индивидуальности! Прекратите пародировать друг друга. Хватит гнаться за трендами. Это же не имеет смысла. Вы не станете второй Анной Асти или Ириной Нельсон. Они уже есть, и еще одна копия никому не нужна, потому что уже есть оригиналы. Ну и еще один момент — это тексты чартовых песен 2023 года. Это порой смешно даже. Автор, создавая текст песни, должен спрашивать себя — а зачем я это делаю? Что я этим текстом хочу передать людям? Сразу скажу, ответ «не, ну это прикольно» — не ответ.

— За 20 лет группа Reflex выпустила более 200 композиций, многие из которых стали хитами. А какая композиция Reflex наиболее значима лично для вас?

— Это, безусловно, «Сойти с ума». Слишком много всего переплелось в ней. И в жизни, да. Тоже, кстати, в книге об этом подробно расписала. Там тоже драма такая (смеется).

— Все эти 20 лет вы работаете со своим мужем Вячеславом Тюриным. Каково это — работать с мужем? У вас есть четкое разделение обязанностей — кто за что отвечает?

— Да, безусловно. Слава отвечает за все, а я лишь за некоторые вещи (смеется). На самом деле, ему сложно, конечно. Он ведь настоящий продюсер. Он сам создает музыку и пишет ее, сам пишет песни, сам и продвигает их, у него свой собственный музыкальный лейбл, он сам управляет им — и сам снимает видеоклипы, которые сам монтирует. Полный цикл. Он супермастер. Таких нет больше.

Но всегда у нас было так — я говорила Славе идею, и он сразу загорался. Сразу начинал творить, делать, и всегда это было лучшим. Именно такой вот наш тандем. Вдвоем мы сила энергий инь и ян. Я как искра, а он как мощный двигатель, в который эта искра вдохнула энергию. Он пишет большинство песен, он постоянно в музыке, но самые яркие наши произведения — это те, которые мы с ним написали вместе, — или те, которые он написал обо мне. Горжусь, конечно, этим. Я тоже посвятила ему одну из своих песен — «Я буду помнить», в ней все про Славу.

— А бывают моменты, когда вы категорически не согласны друг с другом относительно творческих моментов? Кто чаще побеждает в спорах?

— В спорах всегда побеждаю я, но я же и стараюсь не доводить до споров. А споры, да, бывают. Мы ж творчески видим все по-разному, и это нормально. А потом это как-то надо «поженить». Я вижу так, а он — как-то иначе. Ну и бывает, да. Спорим. Но не до драк (смеется). А еще, в Славе есть ценное качество. Он не умеет обижаться. Ну так, минут на 10 максимум, подуется — и все.

— В 2010 году вы получили награду из рук экс-президента США Барака Обамы. Расскажите, какое впечатление он на вас произвел и какие чувства вы испытывали в тот момент?

— Наша с ним встреча — это стечение обстоятельств. Он выглядел как фараон. Уверенно. Он как будто светился изнутри. А я посмотрела в его глаза. Подумалось: «Президент США». Я смотрела на него и размышляла: «Вот ведь интересно, ведь прекрасен, ведь вот он передо мной, а вот не мой, не моей страны президент, и нет у меня никакой дрожи, никаких мурашек». И я подумала: «А если бы передо мной сейчас стоял наш президент? Да, точно волновалась бы». Обама пожал мне руку, мы обменялись парой слов, и он, узнав, что я русская певица и у меня сегодня день рождения, велел помощникам выслать мне подарок. Несколько дней спустя курьером мне передали хрустальную полусферу в обрамлении из чистого серебра с гравировкой о нашей встрече в мой день рождения.

— В 2020 году вы написали книгу. Что побудило вас стать писательницей? Есть ли в планах еще книги?

— В один момент я поняла, что количество какой-то чудовищной ерунды в СМИ обо мне превысило все пределы. То вдруг везде начали писать «экс-солистка Reflex Ирина Нельсон». Почему экс? С чего вдруг? Мы регулярно выпускали новые синглы, записывали дуэты, снимали клипы и выпускали новые альбомы, а СМИ усердно штамповали чушь. Писали о том, что я давно живу не в России, ушла в йогу и на сцене больше не работаю. И вместе с этим везде шла информация о распаде Reflex. Какой распад, если Reflex — это я и есть? Это мои песни, и это всегда был только мой голос. Доходило до того, что когда нам звонили по поводу концерта, то спрашивали, жива ли я, пою ли я еще, имею ли я право исполнять песни Reflex?

В итоге однажды ко мне подошел муж и сказал: «Малыш, это больше продолжаться не может. Ты должна написать свою книгу, или этот инфомусор победит». И я решила положить этому конец. Конец всем слухам и сплетням обо мне. Я решила написать книгу о том, кто я, где я, что со мной — и как все было на самом деле. И я впервые раскрыла в ней все. Весь свой внутренний мир, все свои страхи и переживания, рассказала о мифах и легендах про Reflex — и это сработало. Как можно писать всякую ерунду, если у Нельсон есть собственная книга? То, что рассказала о себе я сама. Переписывала ее трижды. Мы с мужем жили этой книгой два года. Он помогал мне печатать, вспоминать какие-то случаи, факты. Это было очень долго и непросто. В результате книга из первой — довольно банальной мемуарной — версии превратилась в нежный женский роман-автобиографию о силе любви и благодарности. И я довольна, что сделала это. Теперь в вечности осталась моя книга, за которую мне не стыдно. А планирую ли я писать еще? Да, мне хотелось бы продолжить эту книгу. Но, честно говоря, пока не знаю, где я найду на это время.

— Музыка — ваше призвание, главное увлечение, дело жизни. А чему еще вы посвящаете себя?

— Вся моя жизнь — кроме музыки и сцены — это йога. Но и в йоге я музыка. Помимо ежедневных практик и медитаций, я записываю мантры, делаю проект духовной музыки. Мое имя в ней — Gayatri. И эта музыка еще не вышла. Но скоро она появится. Так что ответ на ваш вопрос — йога, а пришли в итоге все равно к музыке (смеется).

— На сцене вы всегда в образе роковой женщины. Вы на сцене и вы в обычной жизни — это разные люди?

— Да, совершенно. Сцена — это моя работа. Мое перевоплощение и альтер эго. Но моя сценическая роковая блондинка никогда не будет петь какую-то ерунду. Ее песни всегда очень красивы, в них всегда гармония, в них глубокие, но всегда очень тонкие тексты — и много-много любви. Настолько много, что люди, полюбившие однажды Reflex, просто не представляют себе жизни без строчек из наших песен. Хотите сами понять точнее? Просто зайдите в YouTube на наш канал Reflexmusic, найдите там, например, песню «Сойти с ума» и, читая комментарии к ней, попробуйте не расплакаться. А их там сотни. Вот что такое Reflex.

— Глядя на вас не верится, что вам уже далеко не 20 лет. Во всех интервью вы говорите, что никогда не делали пластических операций и инъекций красоты. В чем ваш секрет?

— Спасибо за такие слова. Я много раз рассказывала о своих секретах. Но, к сожалению, людям больше хочется прочесть о каких-то чудо-таблетках, об операциях, инъекциях. В это они верят. А когда я начинаю говорить о своем правильном питании, о регулярной йоге, многие лишь зевают от скуки в ответ. Дескать — ну давай, ага, расскажи нам. И тем не менее. Мои секреты таковы. Это 1,5 литра теплой воды в день, полный запрет на алкоголь и курение, регулярные занятия йогой — причем как практической, так и теоретической. А также — больше читать философской литературы и успокаивать разум, ложиться спать до 23 часов и вставать в 6 утра, регулярно медитировать.

— А что с питанием? Вы придерживаетесь какого-то особого рациона?

— Мое самое нелюбимое — давать советы о еде. Я вегетарианка уже 25 лет. Я не ем продукты животного происхождения — не ем рыбу, мясо и яйца. Я не веган, а вегетарианка, поэтому ем сыр иногда, спокойно пью молоко, ем мед. Но я никогда не советую становиться вегетарианцами. Это мое, личное. Совет такой — никогда не переедать, быть умеренным в еде, не есть после 19:30.

— 20 лет на сцене — важный рубеж. Как думаете, что за ним?

— За ним будет 30 лет. И мы обязательно это отметим новым туром! Будет еще много новых песен, еще больше новых альбомов, ведь их и так уже полтора десятка, а будет еще больше! Будет много новых творческих открытий и озарений — и каких-то неожиданных проектов. Ведь мы так давно живем. Всю жизнь. Нон-стоп.

Загрузка