Размер шрифта
А
А
А
Новости
Размер шрифта
А
А
А
Газета.Ru в Telegram

«Немая ярость»: легендарный Джон Ву возвращается в Голливуд, но не может связать двух слов

В прокат вышел боевик Джона Ву «Немая ярость» с Юэлем Киннаманом

В российских кинотеатрах стартовал боевик «Немая ярость» — первая за 20 лет голливудская лента гонконгского режиссера Джона Ву. В ней звезда «Отряда самоубийц» Юэль Киннаман играет онемевшего отца, мстящего за гибель сына. Кинокритик «Газеты.Ru» Павел Воронков рассказывает, каким получился камбэк Ву.

Брайан Годлак (Юэль Киннаман из «Отряда самоубийц») — примерный семьянин, живущий с женой и маленьким ребенком в неблагополучном районе. Неблагополучном настолько, что однажды, в канун Рождества, когда мимо его дома на машинах проносятся бандиты, поглощенные перестрелкой (обычное дело в этих краях), его сына убивает шальная пуля. Сам Годлак, пустившийся в погоню, получает выстрел в горло (вероятно, кармическая расплата за сандалии поверх носков). Брайан чудом выживает, однако полностью утрачивает способность говорить. Спустя несколько месяцев реабилитации и горестного запоя герой, убежденный в полицейском бессилии (по мандату от копов идет рэпер Кид Кади), решает самостоятельно отомстить убийцам. Причем успеть планирует к следующему Рождеству — все-таки не тот случай, когда «давайте уже после праздников».

Дело вроде как громкое: легендарный гонконгский экшен-постановщик Джон Ву возвращается в Голливуд после длительного отсутствия (если не считать видеоигры «Stranglehold» и пилота неснятого сериала «Робинсоны: Затерянные в космосе», в последний раз он выступал на английском языке еще в 2003 году с «Часом расплаты» по Филипу К. Дику) — мол, наснимали без меня «Джонов Уиков», молодцы, конечно, но сейчас покажем, как надо. И не показывают.

Киннаман в интервью говорит, что собирался натурально не разговаривать все два месяца съемок «Немой ярости» (в оригинале она, кстати, «Тихая ночь», как рождественский гимн), но сдался в первый же съемочный день. Шутка, конечно, даже смешная, однако вместе с тем показательная — и не в лучшем смысле. Двухминутный трейлер фильма обещает полуторачасовой фестиваль адреналина, а зря: на деле Ву будет то и дело съезжать в неловкую драму, которую Киннаман попытается разыгрывать по Станиславскому. Хотя это не совсем то кино, где подобное нужно. Вернее так: совсем не то — и подобное ему сильно вредит.

Прелесть «Джона Уика» в том, что это сугубо каскадерский кинематограф, трюковый шоукейс, где все обрамление идет изящным пунктиром. Его магия тут же развеялась бы, начни режиссер и экс-каскадер Чад Стахелски то и дело возвращаться к эпизоду со щенком и делать акцент на душевной боли. Ровно так в «Немой ярости» поступает Ву: бесконечно мусолит трагедию персонажа, из-за чего возникает ощущение, что кино, рожденное быть упражнением в форме, никак не может начаться. В результате невольно солидаризируешься с женой Годлака (Каталина Сандино Морено из сериала «Извне», а также «Балерины» — предстоящего спин-оффа «Уика»), которая тоже все ждала и ждала, когда что-нибудь уже произойдет, но так и не дождалась.

Несколько раз лента разгоняется и вроде бы перестраивается в нужную полосу, в эти моменты думаешь что-то в духе: «Боже, как же он чувствует» (все-таки взбалмошный стилек Ву дорогого стоит), а оператор Шэрон Мэир, снимавший «Одержимость» Дэмьена Шазелла, и монтажер Зак Стэнберг («Оскар» за «Матрицу») меж тем услужливо подбрасывают дров в огонь. Однако они (дрова) стремительно прогорают, и тогда «Немая ярость» разбрызгивает набранную хлесткость, сминает темп и удрученно возвращается в привычное унылое русло. Словом, российский прокатчик опять на пустом месте врет: немой ярости (да и вообще ярости) тут кот наплакал, зато тихой ночи хоть отбавляй.

С другой стороны, у Ву отлично получается заразить зрителя чувством фрустрации, которое задавило героя Киннамана: если задача стояла такая, тут остается разве что поздравить режиссера с творческой победой. В противном случае необходимо признать, что камбэк постановщика вышел возмутительно скучным.

Впрочем, всяко лучше четвертых «Неудержимых» (студия Lionsgate вечно ошивается на месте преступления). Да и за Ву, как ни крути, отрадно: вроде как можно с толикой уверенности говорить о втором в карьере американском периоде, следующим пунктом у постановщика значится ремейк собственного «Наемного убийцы», благодаря которому в свое время сложились карьеры Квентина Тарантино, Роберта Родригеса, Люка Бессона и Джонни То. Практика англоязычных переделок как была, так и остается сомнительной, но уж лучше так, чем по подъездам не пойми с кем.

Загрузка