Размер шрифта
А
А
А
Новости
Размер шрифта
А
А
А
Газета.Ru в Telegram

«При виде актерских вагончиков внутри все сжималось». Актриса Суркова — об «Ольге» и выгорании

Актриса Суркова призналась, что лечилась полгода после зимних съемок в «Ольге»

Актриса Ксения Суркова начала сниматься в семь лет, но широкую известность обрела благодаря сериалу «Ольга», который выходил на ТНТ с 2016 по 2023 год. Сейчас она работает над несколькими проектами в качестве продюсера. В интервью «Газете.Ru» Суркова рассказала о профессиональном выгорании, ощущениях от нового амплуа продюсера, актерских мечтах и отношении к пластическим операциям.

— В каких проектах вы задействованы сейчас?

— Долгое время я была только актрисой, а сейчас началась новая глава моей жизни. Я решила следовать за своими мечтами, целями и амбициями — не только воспроизводить чужое, но и создавать свое. Сейчас мы пишем сценарий сериала, в котором я выступаю креативным продюсером. Это, безусловно, требует знаний и вовлеченности. В актерской профессии я остаюсь, она для меня дорога и важна.

— Можете ли вы уже говорить о проектах, которые продюсируете?

— Пока мы в процессе написания, и, как я поняла, у меня есть дурацкая привычка — я могу во что-то войти и не дойти до конца. Поэтому я считаю, что надо говорить по факту, когда проект уже есть. Пока не буду разглагольствовать, буду больше делать.

— В каких форматах вы работаете — сериалы, полнометражные фильмы, короткий метр?

— Могу сказать, что один из проектов — это сериал, в котором мы будем говорить о том, что в жизни не все черное и белое. Что в плохом можно найти хорошее — и наоборот. Также есть полный метр, короткометражка и спектакль, для которого я полностью разрабатываю драматургию. И еще один спектакль попроще — думаю, через полгода смогу его анонсировать.

— Как вы пришли к тому, чтобы самой создавать проекты? У вас было выгорание или переосмысление своей деятельности?

— Да, в 2020 году у меня случилось выгорание, которое продлилось около двух лет. При виде актерских вагончиков у меня внутри все сжималось — я не могла понять, с чем это связано. Мне помогли друзья, которые поддерживали меня в любую минуту. Просто ничего не радовало. Я думала: «Раньше актерская профессия меня питала, у меня загорались глаза, — а где это сейчас?» И не могла найти ответ на этот вопрос. Тогда я поняла, что у меня много идей, которые я хочу донести людям.

— После завершения стадии выгорания изменилось ли у вас отношение к актерской деятельности?

— Да, все прекрасно, сейчас у меня много проб, среди которых есть совершенно крутые истории. Они меня будоражат и зажигают! Тот этап завершился, теперь пришло время для новых ролей — я готова выходить на другой уровень и играть более сложных героев.

— Какие роли вы хотели бы сыграть? 

— Честно — не могу сказать, кого конкретно я хотела бы сыграть. Но мне всегда любопытно пробовать то, что еще не делала, открывать в себе новые потаенные грани, о которых даже сама еще не знаю. Уверена, что мой потенциал в актерской профессии раскрыт на 20-30%, и я бы хотела развивать его дальше.

— А если говорить не о конкретном персонаже, а, допустим, его характере?

— Мне было бы интересно актерски раскрыть в себе материнскую часть. Хотя в 2008 году, будучи совсем юной, я уже играла мать. И, в принципе, Анька из «Ольги» была матерью. Но я бы хотела сыграть немного другую мать — более мудрую наставницу.

Меня также привлекают роли психологически нестабильных личностей — это моя любимая история. Я играла много сумасшедших людей в институте, это был мой конек — но в кино пока не совсем удалось это проявить. Но мне кажется, я уже близко к этому, потому что приходят похожие роли.

— Чем вам приходилось жертвовать ради работы?

— Вообще, актерская профессия для меня долгое время была на первом месте — поэтому я по сути забывала про все остальное. Это можно назвать жертвой, поскольку если ты не уделяешь время другим сферам своей жизни, они будут загибаться — ведь ты не питаешь их своей энергией. 

Мы также жертвуем своими волосами, лицами, телами, в этом плане актеры — немного сумасшедшие люди. И, конечно, здоровьем — потому что порой вынуждены сниматься в летних платьях на холоде. Сейчас мне уже не хочется сниматься в проекте, а потом полгода болеть и тратить весь свой гонорар на врачей. Здесь должна быть выставлена определенная граница — надеюсь, что постепенно это будет воспитываться в нашей индустрии. 

При этом актеры могут быть «закрыты» договорами и четко обозначать свои условия. Поэтому хочется обратить внимание на остальную съемочную группу — чтобы у всех был восьмичасовой рабочий день и время на свою жизнь. У меня иногда за людей так болит душа! Я считаю, что не все должно сводиться к работе, ведь вокруг столько прекрасного — семьи, друзья, хобби. И просто жизнь, которая летит мимо нас, пока мы работаем.

— Расскажите подробнее о полугоде лечения после съемок — это произошло с вами?

— Да, третий сезон «Ольги» был зимним, было очень сложно. У меня начались большие проблемы с иммунной системой, выпала часть волос, я лежала с температурой 35 °C — с переохлаждением и бессилием. 

— Работа в «Ольге» заняла большой промежуток вашей жизни, около восьми лет. Каково было его отпускать?

— Если хочешь что-то отпустить, нужно делать это с чувством благодарности. Я абсолютно благодарна этому проекту, он многое мне дал. Я познакомилась с прекрасными людьми — трепет и чувство близости к ним, конечно, были больше, чем к другим командам. Сейчас это перевернутая глава моей жизни, а впереди — новые. 

— Стал ли кто-то из коллег по «Ольге» для вас настоящим другом?

— Мы не созваниваемся каждый день, но каждого из нашей съемочной группы я всегда очень рада видеть, потому что все-таки восемь лет бок о бок не проходят даром. 

— Каким вам запомнился Юра Борисов на съемках? Остались ли в вашей памяти связанные с ним истории?

— К Юре у меня совершенно теплые чувства, он прекрасный партнер. Я думаю, многие отмечают, что с Юрой всегда получается прекрасный актерский и человеческий тандем. Для меня было большим удовольствием с ним работать, всегда вспоминаю это время с теплотой. И каждый раз, когда вижу Юру,  единственное, что хочется сделать, — это обнять его и сказать: «Привет, Юра! Я рада тебя видеть».

— Во сколько лет вы впервые снялись в кино?

— Я была очень маленькой девочкой — в семь лет впервые снялась в короткометражном фильме «Дружок».

— Кто вас больше всего впечатлил на первых работах?

— Там были невероятнейшие актеры Агриппина Стеклова и Федор Добронравов, я смотрела на них с открытым ртом. Они были взрослыми, но в то же время такими шалопаями, детьми во взрослом обличье. Я помню прекрасный смех Агриппины и Федора. Для меня было здорово видеть открытых взрослых людей, которые шалят вместе со мной.

Я тогда шла на искренности и была в кадре такой, какая есть. Мне кажется, и по жизни надо следовать с открытыми глазами и сердцем. Это большой дар в актерской профессии — оставаться детьми. 

— Было ли у вас желание что-то изменить в своей внешности на поводу у моды? Например, представляли ли вы на своем лице накачанные губы?

— К сожалению, мир социальных сетей и картинок дает наложение на психику любого человека, и меня это тоже не обошло стороной. Все-таки профессия связана с видео, и периодически ты попадаешь на эту удочку. Но я говорю себе: «Остановись, сейчас в тебе говорит явно не то, что нужно». В свои 34 года я себе ничего не колола. Недавно у меня появился косметолог, которого я очень долго выбирала. 

Для меня важно сохранить свою индивидуальность — ведь меняя что-то во внешности, мы меняем и свою жизнь. В крайнем случае есть аппаратная косметология, которая помогает поддерживать естественную красоту и не меняет внешность. 

— Как поддерживаете здоровье и красоту?

— Самое важное — заниматься спортом, пить достаточно воды, высыпаться и тщательно выбирать качественные продукты. Если следить за тем, что мы едим, и заниматься спортом — это отразится на внешности и самочувствии. Я всегда за здоровое нутро и здоровую психику. 

В течение трех лет я была на вегетарианстве. Тогда был не очень психологически комфортный для меня период, и мне хотелось очиститься. На тот момент это мне помогло, но позже я стала чувствовать себя вяло. Вегетарианство требует постоянного контроля состояния здоровья и больших денежных затрат. Сейчас я придерживаюсь интуитивного осознанного питания. 

— А каким спортом занимаетесь? 

— С 2017 года я занимаюсь силовой йогой, это придает моему телу красивый рельеф. Я очень не люблю тягать гантели. А йога для меня интереснее, я воспринимаю ее как увлекательный игровой процесс — когда собираешь все мышцы (о существовании некоторых я даже не знала), ощущаешь прогресс. Йога приводит мою психику в баланс, дыхательные практики — это абсолютно здоровая история. Мне кажется, йогой полезно заниматься практически всем, если нет противопоказаний, потому что она очень хорошо растягивает и укрепляет мышцы. Бегать я люблю, но не всегда — в последнее время стала немножко болеть спина, надо смотреть, что с позвоночником.

Загрузка