Новости
Сделать Газету.Ru своим источником в Яндекс.Новостях?
Нет, не хочу
Да, давайте

С бюрократией не сливается

В 2009 году на российском рынке слияний и поглощений (M&A) было совершено всего 164 сделки, что на 40% меньше, чем в 2008 году

Кризис изменил ситуацию на рынке слияний-поглощений. Если в 2009 году рынок упал почти вдвое по сравнению с 2008 годом, то в 2010-м ожидается некоторое оживление. Однако желающим продавать свои активы теперь придется снижать их стоимость, предупреждают эксперты.

В 2009 году на российском рынке слияний и поглощений (M&A) было совершено всего 164 сделки, что на 40% меньше, чем в 2008 году, отмечается в обзоре «Движущие силы на рынке M&A в России», подготовленном компаниями-экспертами в этой сфере — mergermarket и CMS. Общая сумма сделок составила 17,6 млрд евро, что на 52% ниже показателей 2008 года. Средняя цена сделки опустилась до 107 млн евро против 134 млн евро в 2008 году и 239 млн евро в 2007 году.

Похожие тенденции и на европейском рынке M&A. В прошлом году в Европе было совершено 3537 сделок общей стоимостью 350 млрд евро, что означает падение рынка на 55% в стоимостном выражении и на 35% в количественном.

«Основные события на международном рынке M&A происходят в Великобритании и Германии», — говорится в отчете.

Три из пяти наиболее дорогостоящих российских сделок M&A произошли в энергетике. Крупнейшей стала покупка «Газпромом» дополнительных 20% «Газпром нефти» у итальянской Eni SpA за 3 млрд евро. АФК «Система» приобрела «Башнефть» за 1,89 млрд евро. Стоит отметить, что в секторе энергетики число сделок M&A сокращается, и это отражает процесс консолидации российской энергетической отрасли, отмечают эксперты CMS. В прошлом году в секторе было совершено 20 сделок общей стоимостью 7,7 млрд евро, тогда как в 2008 году их было 46 на сумму 12,3 млрд евро, а в 2007 году, в разгар инвестиционного бума, — 59 сделок M&A общей стоимостью 39,6 млрд евро.

Большая часть сделок (68%) были внутринациональными. Из международных инвесторов на российском рынке по числу сделок преобладали американцы — 13 сделок, однако по объему сделок впереди оказались китайцы, инвестировавшие в энергетический сектор 7,1 млрд евро.

«Нежелание иностранных инвесторов вкладываться в Россию связано с тем, что здесь избыточная бюрократия, неясность законодательства и предвзятость судов. У иностранцев нет уверенности в завтрашнем дне»,

— объяснил «Газете.Ru» старший партнер, глава международной юридической фирмы CMS в России Джон Хэммонд.

В 2010 году ситуация с «внутринациональностью» сектора не изменится, говорят эксперты СMS. Однако произойдет смена в приоритетных секторах: сектор телекоммуникаций оттеснит на второй план энергетическую отрасль. «Телекоммуникации — поле для инновационного развития. Соответственно, к сектору будет приковано повышенное внимание инвесторов», — говорит партнер CMS Максим Бульба. Процесс M&A начался в этом секторе еще до кризиса и теперь продолжится, соглашается руководитель департамента телекоммуникаций российского подразделения Panasonic Евгений Трещетенков: «Причиной таких слияний являлось логичное развитие рынка телекоммуникаций, этап, который несколько лет назад уже прошли другие страны Европы и Америки». Многие компании уже анонсировали свои планы по экспансии на этот год. Так, «Мегафон» собирается купить «Синтерру», «Ростелеком» изучает возможность расширения деятельности компании через покупку активов. Кроме этого на базе «Связьинвеста» может быть создан 4-й федеральный мобильный оператор, «строительство» которого потребует приобретений и консолидаций.

Сектор финансовых услуг, где ожидалось много сделок слияний и поглощений в период кризиса, явно не оправдал надежд. Если в 2007 году было около 20 крупных и средних сделок M&A, в 2008-м — около 40, то в 2009-м — около 20 (и это с учетом большого количества покупок через санацию). «В 2010 году количество более или менее существенных сделок не превысит 10. Серьезных предпосылок для другого сценария нет», — говорит директор по интеграции активов Промсвязьбанка Игорь Смелянский. Основные причины для покупки — расширение сети, значительный рост клиентской базы — теперь для банков не так важны, как решение вопросов проблемной задолженности и прибыли.

«Сейчас покупка банков — это как покупка подержанной машины. Никогда не знаешь, чего от нее ожидать,

— сравнивает Смелянский. — Раньше имело смысл купить банк дешево, раскрутить его и перепродать с прибылью. Сейчас этого нет. У всех банков есть проблемы, и, купив банк, приходится заниматься не его развитием, а проблемной задолженностью». По мнению эксперта, в 2010 году сделок на рынке M&A можно ожидать от «огосударствленных» банков, которые перешли под контроль государства в процессе санации (банк «Россия», возможно, купит Собинбанк), выхода иностранного игрока на российский рынок (Deutschebank, пока не имеющий своей розницы) и, может быть, консолидации внутри групп, у которых есть один владелец (Промсвязьбанк или Societe Generalе).

Небольшое оживление на российском рынке M&A все же произойдет. Правда, это коснется числа сделок, а не их стоимости. «В этом году я ожидаю порядка 200 сделок, средняя сумма которых составит около 86 млн евро», — говорит Хэммонд. «Это связано с тем, что многие компании уже осознали, что в одиночку не смогут вести свою операционную деятельность. И если в 2009 году они еще выжидали, то сейчас для многих перспективы более или менее ясны», — говорит генеральный директор СГ «Межрегионгарант» Евгений Потапов. «Ожидание роста активов с началом восстановления экономики подтолкнет компании к новым поглощениям», — добавляет руководитель отдела стратегических инвестиций и консалтинга управления корпоративных финансов ЗАО «Алор Инвест» Артем Орлов.

Впрочем, есть и сдерживающие факторы. «Росту M&A будет мешать отношение российских владельцев, которые будут до последнего пытаться спасти свои компании», — говорит генеральный директор Luginin Capital Partners Вячеслав Лугинин. Добавляет трудностей и российское законодательство.

«Проводить сделки M&A в России более сложно, чем, например, в ЕС, в силу жесткости российского внутрикорпоративного законодательства. Эта жесткость выражается в большом количестве императивных норм закона»,

— говорит руководитель международной и корпоративной практики Sameta Сергей Булгаков. Например, покупка американского банка Washington Mutual (49 000 cотрудников, 2200 отделений) прошла в США за 1 день: 25 сентября банк перешел под контроль государства, а 26 сентября новый владелец банка JP Morgan открыл все офисы под своей вывеской и в течение года провел не видимую для клиентов интеграцию. В России пока такое невозможно. Так, слияние Промсвязьбанка с двумя дочерними банками (банк «Нижний Новгород» и Волгопромбанк) заняло около 15 месяцев. «Это рекордные для России сроки. Но это непозволительно долго для процесса интеграции и особенно санации.

Интеграция и слияние — это как реанимация: чем дольше пациент в реанимации, тем меньше шансов у него выжить или не стать инвалидом.

На растущем рынке о сроках и стоимости слияния не так сильно беспокоились, а теперь об этом приходится думать больше, — говорит Смелянский. — Для упрощения интеграции нужно менять законодательство о банковской тайне, регулятивные функции ЦБ и трудовое право».